Суббота, 31.07.2021, 23:28
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [98]
Культура [39]
Известные люди [68]
Поэзия [77]
Художники [18]
Проза нолинчан [32]
Публицистика [23]
Песни нолинчан [8]
Годы революции и гражданской войны [8]
Воспоминания [17]
Новые материалы
Роза Соловьёва. Это было, было...
Дата: 22.06.2021

Малых В.Н. Стихотворения
Дата: 10.06.2021

Стихотворения школьной поры Валерии Ситниковой
Дата: 31.05.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. М – Мама
Дата: 11.05.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Б – Бабушка
Дата: 08.05.2021

Дневник из прошлого
Дата: 30.04.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. П - Пожары, Путинцев В.С.
Дата: 25.04.2021

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Русские новости
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Публицистика

Владимир Николаевич Малых
«ОТ  СЕРДЦА  ВЫРАЖУ»


Виктор ПУТИНЦЕВ, ветеран педагогического труда. г. Нолинск, Кировская область.



Он рифм оттачивает пики,
Чтобы из Малых стать великим.

Этим двустишием я хотел выразить своё уважение к нолинскому поэту-фронтовику. «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». 

Малых действительно стремился достичь олимпийских высот в поэзии   и  понимал, что многого уже добился. Жажда стать вровень с лучшими советскими мастерами слова принимала у него подчас забавную форму. От него я услышал как-то сказанное на полном серьёзе: «Я послал стихи  Мишке Шолохову. Он, видно,  в них не разобрался и написал, что они неважные». Мишкой он по-дружески называл также Исаковского, а Твардовского - Сашкой. Как аукнется, так и откликнется.  Многие в отместку за Шолохова называли его Володькой. Я  - Володей, чаще – Владимиром Николаевичем: он был старше меня, защищал Москву, получил тяжёлое ранение в бою. Для меня он был  человеком особого  статуса, близкого к рангу святого. А главное – он писал хорошие стихи (да простит меня Михаил Александрович за несогласие с ним).
Высокое качество его стихов было результатом кропотливой работы над каждой строкой, каждым словом:

 
Я пишу – не ворожу.
Из газет не вырежу.
У друзей не выряжу –
В тяжких муках вырожу.

Нет охоты к виражу 
Стих в шелка не выряжу.
Рифмой лишь вооружу
Да от сердца выражу. 

Чувствуете мастерство ювелира?

Малых  упорно добивался предельной ясности, точности и простоты стихотворной речи, стараясь, чтобы словесная одежда его мыслей и чувств была прочной, как домотканый крестьянский холст, как   фронтовая солдатская гимнастёрка. Кстати, почти до конца своих дней он не расставался с неизносимыми армейскими галифе и  сапогами.

Ничего лишнего – закон красоты, который делает произведения искусства запоминаю-щимися. Владимир Малых следует этому закону. В его стихах – в немногом многое, и они врезаются в память:     

 
Город. Улица. Дорога.
Пацаны. Футбольный бой.
Друг седой, постой немного:
Нет ли здесь и нас с тобой?

Всего четыре строчки, а сколько мыслей и чувств они пробуждают! Как заставляют работать воображение!

Мы помним короткое стихотворение Пушкина  «Я вас любил…» Два его четверостишия    уместили в  себе океан душевной чистоты и человеческого благородства. В стихотворении Владимира Малых «Провода» тоже два четверостишия Оно тоже о родниково-чистой  Любви, но в них уместился ещё и наш технический век:

 
Вот взять бы эти провода 
И крепко-накрепко концами
Соединить их навсегда
С двумя горячими сердцами.

Тогда они, струной звеня,  
Передавали бы любимой,
Как бьётся сердце у меня, 
Когда она проходит мимо!

Владимир Николаевич стилистически тяготел к отечественным классикам: Пушкину, Лермон-тову, Некрасову, упорно работал над  соблюде-нием важнейшего закона красоты «всё есть – ничего лишнего». Он старался облекать  свои мысли  и  чувства  в словесные одежды, простые и прочные, как солдатская гимнастёрка. Его полуподвальная квартира убранством была похожа на фронтовую землянку. Сходство нарушали только книги, в два  ряда расположен-ные друг над другом на дощаных  полках по периметру квартиры. Среди авторов книг были не только лучшие поэты  всех времён и народов, но и библиографическая редкость - словарь Владимира Даля, с которым он часто «советовался». Книги приобретались им не для украшения интерьера, а для самообразования. Оно сделало его эрудитом, которого в споре на любую тему было трудно положить даже на одну лопатку. В его многостраничных обстоятельных  письмах, напи-санных крупным, прямым,  размашистым почер-ком, я не встретил ни одной грамматической, пунктуационной и стилистической ошибки. У него была  охотничья зоркость и цепкая память. Детское любопытство сочеталось с крестьянской рассудительностью и основательностью.

Стихи он начал писать рано, печататься – тоже, ещё будучи школьником, перед войной, в районной газете. Публиковать написанное не торопился, проверял варианты на слух, «рассказывая» стихи знакомым и наблюдая за их реакцией.

Вернувшись из госпиталя, жил на пенсию инвалида войны, целиком посвятив себя творческой работе, искал важные темы, нужных героев,  единственно верные слова для их изо-бражения. Застать его дома можно было только поздно вечером, когда он читал или писал. Днём чаще всего его можно было увидеть в редакции районной «Колхозной газеты» (позднее «Сельской нови»). Здесь можно было узнать всё и обо всём, что происходит вокруг - быть в курсе всех событий. Кроме того, сыграть одну-другую партию в шахматы (газетчики районки тогда были  горячими поклонниками самой интеллектуальной игры, а Малых хаживал в ранге шахматного чемпиона города). Много интересного узнавал поэт и в разговорах за кружкой пива (как Шукшин), и в бильярдной, где собирались его друзья-фронтовики, и на реке, в кругу рыбаков – балагуров интересных, неповторимых рассказ-чиков, и на стадионе среди молодежи, которую он поражал выходя на футбольное поле босиком, обводя «своих» и «чужих» виртуозными финтами и высоченными «свечками» - для красоты! У него была большая общая тетрадь с надписью «Затеси». (Затеси - следы ударов топором в начале стро-ительных плотницких работ). В ней названия задуманных стихотворений, найденные, готовые строчки, звонкие редкие рифмы, подслушанные в разговорах меткие слова – заготовки, «снаряды» для будущих поэтических «выстрелов». До сих пор помню заготовку из этой тетради:

 
Пласт на пласт земля ложится,
Рассыпаются комки.

Простые мужицкие слова, точно рисующие картину пахоты.

Или:
Без мужика, без наблюденья
Хозяйство вовсе развалилось.

Ещё:
А любовь без поцелуя –
Как бумажка без печати.

Жаль, что стихотворения с этими строчками не состоялись.

Не обделен был Владимир Николаевич и чувством юмора. Чего стоит, например, его обращение к другу-биллиардисту, высокому и очень тощему, прямому, с царской осанкой человеку: Кий Юлий Цезарь.

С теплой доброй улыбкой рассказал он о фронтовом поваре Митрофане в стихотворении «Перловая каша». Оно стоит того, чтобы поместить его здесь целиком.
 
ПЕРЛОВАЯ  КАША   
(Фронтовая быль)

 
По дороге, словно пан, 
Едет повар Митрофан.
Дым над кухнею струится,
В синем небе тая,
А в большом котле варится 
Каша – да какая!
Даже запах, даже вид
Возбуждает аппетит!
Пан, а думушки другие,
Взгляд какой-то хмурый, -
Есть забавные такие,
Вздорные натуры:
Обеспечен и не болен,
Все в ажуре, складно –
Он же вечно недоволен,
Все ему неладно!
Он ворчит, тоской объятый,
На судьбину злую:
«Не винтовкой, не гранатой,
Черпаком воюю!»
Глушит давнюю тревогу
Дозой никотина…
На глухой лесной дороге
Тихо и пустынно.
Лишь вдали раскаты боя –
Грозной канонады,
Да летят над головою,
Шелестя, снаряды.
Вдруг из леса на поляну
Девять немцев с двух сторон.
Страшно стало Митрофану:
«Дело каша», - мыслит он.
Как голодные собаки
С диким рыком на мосол –
Так немецкие вояки
Налетели на котел.
Повар мрачно наблюдает
(«Вот дела так уж дела!»),
Как в немецких глотках тает
Содержимое котла.
Дотого ему обидно –
Инда вышибло слезу:
«Ничего сегодня, видно,
Я бойцам не привезу…»
Нажрались. В мундирах тесно.
Грязный пот с лица бежит.
Ведь у немцев, как известно,
Крокодилий аппетит.
Тычут ложкой, автоматом:
«Не поверим никогда,
Чтоб такая да солдатам,
Да хорошая еда!»
Митрофан: «А вы поверьте,
Русский зря не говорит:
Это вас, босые черти,
Гитлер голодом морит!
А у нас харчи бывают:
Даже пленные порой
Свой желудок набивают
Замечательной едой.
Жрут, пока не брызнет пот,
Макароны и компот!
Поедят – благодарят.
По-немецки говорят,
Дескать, «Данке! Вас  истдас?
Хорошо в плену у вас!»
Тут немецкие солдаты
Посмотрели на восток,
Положили автоматы
К Митрофану на возок,
Меж собою лопотали,
Встали строем впереди,
Хором повару сказали:
«В плен нас, русиш, уведи!»
 … По дороге, словно пан,
Едет повар Митрофан.
Бранный путь на запад верен,
Солнце льет на снег огонь.
Хорошо шагает мерин –
Самый лучший в мире конь.
Впереди, кляня отрыжку
(Сколько каши съели вдруг!),
Жарят чуть ли не вприпрыжку
Вшивых немцев девять штук.
Только повар грустный снова,
Глух и нем, ни с кем ни слова!
Будет тут веселый вид,
Если кухня не дымит!
Курит  он. Печаль лихую
Яро гонит табаком.
Думу думает большую
Над своим пустым котлом:
«Кто везуч, а я – куда там!
Пью из горькой чаши.
Как приеду я к ребятам
Без перловой каши?»

Убийственной иронией казнит Владимир Малых немецких захватчиков  в стихотворении «На смерть оккупанта»:
 
«Твоя квартира (речь идет о могиле фрица)
                                 хоть  куда:
Пускай на воле буря стонет,
Темно – так это не беда,
Зато вовек никто не сгонит…»

Поэт «успокаивает» оккупанта, что из могилы его не поведут на суд народов, что он не ощутит «на шее бычьей» пеньковую тесьму и если ему будет скучно одному, мы – победители пошлем ему «его дружков на новоселье».

Со сдержанной, но щемящей, глубокой горечью рассказывает поэт о потерях, понесенных нашим народом в годы Великой Отечественной войны:

 
- Привет, хозяйка! Вот  и мы –
(Зашли мы в дом воды напиться)… 
В ответ дыхание зимы
В окно разбитое струится.

Среди внезапной тишины
Мы замолчали, брови сдвинув:
Лежит хозяйка у стены,
На лавку голову закинув.

В густой крови седая прядь.
Глаза полны немой печали, 
Как будто хочет нам сказать, 
Что мы немного запоздали.
    
Снайперски точно говорит Малых о всех, кто ковал Победу:

 
Кто знает под железным градом – 
Нет знака никакого на челе, - 
Кому командовать парадом,
Кому лежать в сырой земле?
Но дело даже и не в этом.
Отчизны верные сыны
Перед величием воспетым – 
Перед Победой – все равны.

Эту Победу завоевали советские люди: пахари и кузнецы, генералы и солдаты, ученые и поэты, старики и дети. Они не могли не победить, потому что верили в правоту своего дела. Об этом – о значении веры «без предела» хорошо сказано в стихотворении «Верю»:

«Когда ты веришь без предела в значенье дела своего и людям нужно это дело, - тебе не страшно ничего!»

Советские люди сильны единством. В этом мы ещё раз убеждаемся, читая прекрасное стихотворение Владимира Николаевича «У радиоприемника».

 
Незримый скрипач вдохновеньем охвачен,
Над миром звучит полонез –
Идет специально для тех передача,
Кто строит Каховскую ГЭС.

Мы сели к приемнику кругом единым.
И каждый торжественно строг:
Без наших деталей к огромным турбинам
Не даст гидростанция ток.

А наши детали проверенной ковки –
Страны специальный заказ.
Пускай мы живем далеко от Каховки –
Идет передача для нас.

О духовной красоте и силе советских людей трудно сказать лучше, чем это сделал Владимир Малых. Судите сами:
 
Мы люди добрые, простые,
Нам ни к чему слова пустые.
Живем, друг друга уважая,
Другим войной не угрожая.
О войнах только тот мечтает,
Кому чего-то не хватает:
Рассудка, власти, прибылей,
Не говорим уже о чести,
А мы богаче и сильней
Всех собственников мира вместе.
У нас неисчислимы средства –
Для вех народов идеал:
Нам Маркс оставил «Капитал»,
И Ленин завещал наследство.
Все есть у нас:
Свои права,
Своя на плечах голова,
Своя жилплощадь на планете.
Без оглушительных «Ура!»
Возводим – сами мастера –
Мир изобилья и добра
Еще невиданный на свете.

Вот и свой город Нолинск он считал городом мастеров: «домишки деревянные, а люди золотые». Он сравнил Нолинск с колодцем: «И почерпнула Родина из этого колодца артиста, академика, героя-полководца».
 
Друзья мои, приятели,
Одно обидно – это
Что нет у нас писателя
Маститого поэта.

Есть у нас такой поэт – Владимир Николаевич Малых. Даже покинув Нолинск, он оставался нолинчанином: 
 
В отчем краю я оставил немало:
Сердце никак в чемодан не влезало,
Сердце с Нолинском не в силах расстаться,
Вот и пришлось ему дома остаться.


 

Категория: Публицистика | Добавил: nolya66 (06.03.2021)
Просмотров: 441
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Из истории Ботылей и Вятского края
Просмотров: 1717

Борис Чирков. "Азорские острова"
Просмотров: 2964

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Д – Детский сад
Просмотров: 575

Река Воя
Просмотров: 3537

Сказки Нолинского уезда. Сказки Е.М.Климовой
Просмотров: 3537

Новое на форуме
Посёлок Красный Яр (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 23.07.2021
Ответов: 0
Онлайн-выставка художников Нолинска (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 23.04.2021
Ответов: 0
Вятский говор. Случай в колхозном автобусе (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 30.03.2021
Ответов: 0
Парки малых городов. Нолинск.
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 16.03.2021
Ответов: 0
г. Нолинск с высоты птичьего полёта (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 27.01.2021
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Стихи Ратканова А.
Просмотров: 2998

Ожегов М.И.
Просмотров: 2907

Стихи Хаустова Л.
Просмотров: 4602

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2021