Пятница, 25.06.2021, 14:48
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [98]
Культура [39]
Известные люди [68]
Поэзия [77]
Художники [18]
Проза нолинчан [32]
Публицистика [23]
Песни нолинчан [8]
Годы революции и гражданской войны [8]
Воспоминания [17]
Новые материалы
Роза Соловьёва. Это было, было...
Дата: 22.06.2021

Малых В.Н. Стихотворения
Дата: 10.06.2021

Стихотворения школьной поры Валерии Ситниковой
Дата: 31.05.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. М – Мама
Дата: 11.05.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Б – Бабушка
Дата: 08.05.2021

Дневник из прошлого
Дата: 30.04.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. П - Пожары, Путинцев В.С.
Дата: 25.04.2021

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Русские новости
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Воспоминания

 
Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг.

Б - Бабушка

Бушмелева Людмила Николаевна

Бабушка моя, Александра Ивановна Коробкова, прожила весь XX век, полный социальных бурь, тягот и лишений. Она помнила царя, революцию, гражданскую войну, красный террор, Первую и Вторую мировые войны, послевоенную разруху и восстановление народного хозяйства, расцвет и падение социализма, становление и развал СССР. Она жила практически при всех вождях советского времени, ощутила на себе все реформы экономики и сельского хозяйства, в том числе денежные, при которых теряла всё, что было накоплено. Но несмотря на это, не утратила доброго отношения к людям, способности по-детски удивляться и радоваться самому малому.

Александра родилась в 1901 году в мещанской семье в городе Нолинске. Её прадед и дед держали постоялый двор в Слободке. Это было очень удобно. Отец имел небольшую мясную лавку, а мать вела домашнее хозяйство. Дед отделил сыновей – Ивана и Алексея, выстроив им два отдельных небольших дома.

Дом, куда переехали родители бабушки, Иван Игнатьевич и Матрёна Анисимовна Потаповы, был совсем маленький – в два окошка на улицу. Зато было много земли, которую нужно было обрабатывать. Сеяли рожь, горох, овёс, сажали картошку, овощи. Конь Серко был помощником в хозяйстве. Всего у Матрёны Анисимовны родилось одиннадцать детей, но выжили только трое (инфекции, эпидемии начала века и отсутствие лекарств). Воспитывали детей строго. Главными принципами воспитания были честность, порядочность, ровное, доброжелательное отношение ко всем людям, независимо от их положения, сословия или состояния. Именно эти принципы моя бабушка впоследствии вкладывала в мою маму и в меня. «Ты почему не поздоровалась?» – спрашивала она меня, если я почему-то не скажу «здравствуйте», например, уборщице в каком-то помещении. Никаких бранных слов в доме не допускалось.

«Радуйся своему – никогда не зарься на чужое!» – ещё одно правило поведения. Эти устои помогли бабушке достойно прожить свою жизнь. Я видела, с каким уважением к ней относились окружающие нас люди, какие ей писали письма, поздравления.

Уже с ранних лет у Шуры проявился сильный, красивый голос. С десяти лет она пела в церковном хоре. Закончила четыре класса церковно-приходской школы, а затем юную девушку начали приглашать на концерты, которые устраивались в летнем театре сада Маландиных (впоследствии в нём был пионерский сад, а теперь детская площадка на улице К. Маркса), где она имела большой успех. Пела старинные городские романсы, а также цыганские. Голос оформился в мелодичное низкое контральто – очень редкий тембр. Её уже тогда все звали – Шурочка. Она начала брать уроки по вокалу и совершенствовать своё пение в музыкальной студии, которой руководил концертмейстер из Петрограда Шевандо.

В 1920 году Шурочка вышла замуж за Рудина Александра Филипповича и жила с мужем в доме Рудиных на улице Фрунзе (на месте этого дома сейчас стоит ажурная металлическая матрёшка). С большой теплотой и благодарностью отзывалась бабушка о своей свекрови – Устинье Тарасьевне Рудиной. Та её, неопытную хозяйку, многому научила, подарила ей знаменитую кулинарную книгу от Молоховец «Подарок молодым хозяйкам или средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве» 1888 года издания (эта книга у меня сохранилась до сих пор). Бабушка впоследствии всегда очень вкусно готовила и старалась отбирать только качественные продукты. Пекла пироги, ватрушки, рулеты, торты, куличи, печенье, и все, кому посчастливилось попробовать её стряпню, считали её непревзойдённой.

Шурочка продолжала выступать в концертах, пользуясь большой популярностью. Особенно её радовало, когда перед выходом ей сообщали, что сам Саульский пришёл и сидит в первом ряду (отец известного композитора, руководителя первого джаз-оркестра в СССР Юрия Саульского – тоже музыкант, проходил лечение в Нолинском госпитале после ранения на фронтах гражданской войны).

Молодая семья ждала ребёнка, и Шурочка была на восьмом месяце беременности, когда умер её отец. Именно в этот день 28 октября 1922 года у неё был назначен концерт, а она сидела дома и плакала. За ней пришёл Шевандо, но Шура, вся заплаканная, отказывалась идти.
«Ты – певица, артистка, тебя ждут люди – полный зал! Ты должна выступать!» – увещевал он Шуру.

И, собрав всю свою волю, Шурочка пошла и провела весь концерт. Правда, когда пела романсы, по щекам иной раз скатывались слёзы, но она и сквозь них старалась улыбаться. Когда ведущий по окончании концерта сообщил о печальном событии у певицы, все встали и в зале поднялась буря аплодисментов.

В декабре 1922 года появилась дочь Валентина. Отец, Александр Филиппович, закончивший Казанский университет, служил ревизором и привозил ей из командировок красивые платья, туфельки, баловал дочку. При новой власти он продолжал ездить с ревизиями по уезду и губернии. Маме запомнилось, как она однажды отправилась с родителями на трясучей телеге в село Васильевское (теперь оно в Немском районе), где отец проводил ревизию. Там они жили две недели в центре села, и отцу всё время несли то водочки, то самогону – все старались задобрить ревизора (почти по Гоголю).

Шурочкин талант не остался незамеченным и новой властью после революции. Уже в августе 1919 года, едва прошумели события, связанные со Степановским бунтом, её мобилизационным порядком включили в состав передвижного культурно-просветительского отряда, который должен был ездить по волостям Нолинского уезда с концертами для населения.

«Интеллигентские силы», к коим относилась Шурочка, представлял также Борис Чирков, будущий известный киноартист, теперешняя знаменитость города Нолинска. Он играл дьячка в сценах из «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Гоголя и ходил всё время с тоненькими заплетёнными косичками. Бабушка пела русские народные песни.
Для борьбы с безработицей и учёта безработных новая советская власть учредила повсеместно отделы распределения рабочей силы через биржу труда. Каждый безработный обязан был зарегистрироваться на этой бирже, получить специальный билет с регистрационным номером. Ни государственные учреждения, ни частные лица не имели права никого принимать на работу без направления от неё. Такая биржа существовала и в Нолинске. Встала на учёт, как безработная, и Александра. Я не знаю, как и когда Шурочка закончила выступать на концертах в передвижных культурно-просветительских отрядах. Пришлось ли ей встать на такой учёт во время концертов или уже после – неизвестно.

Безработный был обязан регулярно являться на биржу для отметки, а если почему-то не являлся, то ему давали новый номер (перерегистрировали) и ставили в конец очереди, лишая пособия. Биржа направляла безработного туда, где появлялись подходящие рабочие места. Отказываться было нельзя.

Сохранились справки о работе Александры из различных учреждений, из которых видно, что ей пришлось потрудиться и в милиции делопроизводителем, и регистратором в здравотделе, и переписчиком в Пугинском волостном исполкоме, и даже сестрой в зубном кабинете. Как известную в Нолинске личность ее даже избрали в 1926 году делегатом «Отдела по работе среди работниц и крестьянок Нолинского комитета ВКП(б)», несмотря на беспартийность.

В октябре 1928 года Александру избирают в «Нолинский Городской Совет Рабочих, Крестьянских и Кр.-Арм. Депутатов» на срок с 1 октября 1928 года по 1 апреля 1929 года с правом, как члену Городского Совета, «свободного входа во все учреждения и предприятия г. Нолинска».

И только с начала 1933 года Александра стала работать постоянно и официально в Райздравотделе статистиком, но вечерами выполняла ещё и работу счетовода. Начальник Райздравотдела Н.И Теплых, уезжая в командировку, часто оставлял временно исполнять его обязанности (ВРИО) Потапову А.И., и она успешно справлялась.
В 1933 году умер первый муж Александр Филиппович.

Но самые тяжёлые испытания пришлись на годы войны. Хрупкая женщина одна, на тощей лошадёнке, зимой, в мороз ездила в Киров (150 км! Тогда дорога на Киров шла через Кумёны) за медикаментами для Райздравотдела. А их нужно было много, так как в Нолинске был госпиталь, где лечили раненых. Уставшая, голодная лошадь останавливалась, отказываясь идти дальше. Приходилось брать клок сена и идти впереди лошади, протягивая ей эту приманку. А чуть поодаль, параллельно дороге, шли… волки, терпеливо выжидая, когда эти двое вконец обессилеют.

Шура молилась, умоляла лошадь пройти ещё немного, чтобы дотемна добраться до ближайшей деревни. Возвращаться обратно с медикаментами было не менее страшно. Бывало, что на безлюдной дороге поджидали ещё и разбойные людишки. Однажды она везла на телеге медикаменты в Лудяну, и в лесу на неё напали четверо «разбойников». Она кричала, ругалась, хлестала их кнутом. Испуганная лошадь рванула и понеслась по дороге, и налётчики не смогли их догнать.

Сколько же мужества, сил, выдержки нужно было иметь этой женщине, учитывая ещё и то, что брат и её единственная дочь были на фронте, её второй муж, с которым они поженились перед самой войной, Николай Иванович Коробков, служил в Кирове при штабе, голодая и теряя силы, а дома оставалась незрячая мать.

Николая Ивановича не взяли на фронт из-за больного сердца, а направили в интендантскую службу. Это были склады различного военного имущества. «Штабисты», как их называли, жили в казарме, кормили их очень плохо. Александра Ивановна, навещавшая иногда мужа во время своих командировок, рассказывала, что они были как «скелеты в шинелях». Некоторые умирали от голода, падая прямо на улице по дороге на службу.

Приезжая в Киров за медикаментами, бабушка привозила Николаю чего-нибудь съестного: картошки, хлеба, каких-то запасов с лета, чтобы хоть как-то поддержать его и сослуживцев, едва передвигавших ноги из-за голода. Почему не кормили военных в штабе – непонятно. Гражданские получали продуктовые карточки, а военным они были не положены.

За службу в годы этой войны Николай Иванович получил медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». А его двоюродный брат, Валерий Павлович Коробков – красноармеец, гвардии рядовой – был призван в армию 23 марта 1942 года, участвовал в боях в районе станции Орша в составе 379-го тяжёлого, самоходного артиллерийского полка в должности шофёра. Выполняя боевой приказ 25 июня 1944 года, был тяжело ранен в левые руку и ногу, долго был в госпитале, демобилизован как инвалид 3-й группы. Награждён Орденом «Красной Звезды».

За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны Александра Ивановна Коробкова (Потапова) была награждена в мае 1946 года медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», а в 1975 году – медалью «30 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
Брат моей бабушки, Леонид, прошёл всю войну в пехоте, был сильно контужен; также награждён медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Всего на фронт ушли шесть её двоюродных братьев и семь двоюродных племянников. Из всех вернулись только пятеро. Восемь молодых парней сложили свои головы на полях сражений.

В 1945 году закончилась война, вернулась с войны её дочь, Валентина Потапова, а в сентябре родилась я. Вернулся из Кирова и Николай Иванович Коробков, здоровье которого пришлось восстанавливать домашней едой и вниманием. Они очень любили друг друга. Потом выстраивали новый дом взамен совсем разрушавшегося старого маленького домишка, в который после войны она приютила родственника, вернувшегося с фронта, – он оказался без жилья, и затем ещё одного. Второй в самом начале войны попал в окружение и в плен, выжил в концлагере, а освободившись, тут же, уже на Родине, был отправлен в наш лагерь в Сибирь, откуда вернулся вскоре совершенно измождённый. Близкие и родственники его сторонились – боялись, а она не побоялась, помогла восстановить ему силы, и, окрепнув, он уехал.

К сожалению, талант Александры Потаповой не был полностью реализован. В 30-е годы исполнение старинных романсов не приветствовалось, считалось пережитком буржуазного прошлого. Новые советские песни не вписывались ни в тембр её голоса, ни в репертуар.

Александру приглашали учиться в Москву в консерваторию и ещё в какой-то столичный театр, но на её руках тогда были малолетняя дочь и незрячая мать. Она не могла их оставить. Очень редкий и необычный тембр голоса не сохранился и в записи. Уверена, что страна потеряла уникальную певицу.

Никаких льгот как труженица тыла бабушка не получала. Жила очень тяжело. Но дух её не был сломлен. Поддерживали вера в Бога, стремление помогать близким и всем, кто обращался к ней за помощью, постоянная работа до глубокой старости, оптимизм и любовь к жизни.

В 1948 году бабушке пришлось уволиться, так как моя мама вышла на работу и надо было ухаживать за мной (мне тогда было почти три года) и за своей незрячей мамой. Николай Иванович работал бухгалтером. Он полюбил меня как внучку, а я стала называть его «папкой». Да и бабушку я с тех лет звала мамой Шурой, так как мама (Валя) была всё время на работе, и практически меня воспитывала именно бабушка. Надо признать, что она не очень-то баловала меня и приучала к самостоятельности, за что я ей очень благодарна.

После смерти дедушки в 1952 году денег вообще стало не хватать, и бабушка переключилась на огород, где выращивала все необходимые овощи. Иногда подрабатывала кассиром в бане для пенсионного стажа. На пенсии до глубокой старости занималась домашним хозяйством, ходила в церковь, где пела в хоре.
Много различных материалов, фотографий и старинных вещей Александра Ивановна Коробкова передала во вновь создаваемый тогда Нолинский историко-краеведческий музей.

29 апреля 2021 года исполнилось 120 лет со дня рождения моей бабушки.

Категория: Воспоминания | Добавил: Людмила (08.05.2021) | Автор: Бушмелева Людмила Николаевна E
Просмотров: 259
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Свет и тень усадьбы Злобиных
Просмотров: 2178

Небогатиковы (купеческая династия)
Просмотров: 898

Вятские слова и выражения. Часть 2
Просмотров: 3604

Завещание купца Суслопарова
Просмотров: 1988

Сионист из Нолинска
Просмотров: 1516

Новое на форуме
Онлайн-выставка художников Нолинска (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 23.04.2021
Ответов: 0
Вятский говор. Случай в колхозном автобусе (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 30.03.2021
Ответов: 0
Парки малых городов. Нолинск.
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 16.03.2021
Ответов: 0
г. Нолинск с высоты птичьего полёта (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 27.01.2021
Ответов: 0
Город, который обнулили. Часть 1
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 25.10.2020
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Стихотворения Путинцева В.С.
Просмотров: 4012

Песни на стихи Галины Минченковой
Просмотров: 3184

Дайлидович С.
Просмотров: 2333

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2021