Вторник, 19.01.2021, 05:38
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [96]
Культура [39]
Известные люди [68]
Поэзия [74]
Художники [18]
Проза нолинчан [31]
Публицистика [21]
Песни нолинчан [8]
Годы революции и гражданской войны [8]
Воспоминания [11]
Новые материалы
Чупраков А.И. Рождённые на Вятке
Дата: 09.01.2021

В.Путинцев. Остановись мгновенье
Дата: 26.12.2020

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Н - Николаевский собор
Дата: 14.12.2020

Художник Бельтюков Борис Михайлович
Дата: 02.12.2020

Аркадий Ратканов
Дата: 30.11.2020

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Н - Начальная школа, Нечистая сила
Дата: 27.11.2020

Великий, могучий и свободный...
Дата: 23.11.2020

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Русские новости
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Публицистика

Чупраков А.И. Рождённые на Вятке. Глава 1
Стр. 1  2

От автора:
 
Книга, которую вы держите в руках, «Рождённые на Вятке», посвящена истории деревень моей малой родины. Одни из них были основаны в конце 17-го века, другие – в начале 18-го, третьи – в 19-ом веке. И потому через судьбу этих поселений можно отчётливо рассмотреть жизнь крестьян вятской земли на протяжении более трёх столетий. Для работы по данной теме человек должен созреть и душой, и сердцем. Это состояние осмысленной зрелости изучить историю малой родины пришло ко мне в 68 лет. Мои однодеревенцы и земляки из ближайших деревень давно покинули места, избранные в своё время для жизни нашими отцами и дедами.

Где только нет вятских переселенцев сегодня: разбрелись-разъехались во все концы необъятной матушки-России! А их дети и внуки пошли ещё дальше: некоторые живут за границей, и не только в пределах стран, бывших республик СССР. Мир восприятия внешних границ стал иным, чем прежде, и потому мне искренне захотелось поговорить о прошлом. Тяжело сознавать, что поколения, рождённые в новую историческую эпоху, не будут знать настоящей истории поселений своих предков на вятских просторах, а также причин опустошения земель, которые сотни лет служили колыбелью многим фамилиям вятского рода.

И ещё на одну сторону бытия я хочу обратить внимание читателя. Эта книга, «Рождённые на Вятке», рассказ о поколениях, каковых в истории человечества уже не будет. Никогда. Мир развивается по спирали, без возвращения назад, и новые жизненные условия сегодня не в состоянии породить того человека, каким он был, например, в 20-ом веке. Отцы и деды, воспитанные при советской власти, в разные её периоды, это люди особого уклада жизни и склада характера. Если хотите, это носители особой нравственности и моральных ценностей, отличных от современных кардинально.

К сожалению, общество находится сегодня в таком состоянии, когда стало не «модным» изучать историю России, особенно её период с 1917 по 1985 гг. По крайней мере, об этом свидетельствуют современные учебники истории. И не только школьные, но и вузовские.

Восприятие истории имеет свои особенности. Иногда для оценки прошлого необходимо время, с течением и с высоты которого мир видится по-иному. Но нельзя судить историю однозначно, с позиции сегодняшнего дня, когда мир стал другим, до неузнаваемости, когда человечество и отдельно взятая страна стали жить по отличным от прежних законам.

Книга «Рождённые на Вятке» - это не фантазии автора о прошлом. В основе книги лежит множество документов, в том числе факты, изложенные другими авторами в своих исторических исследованиях. Здесь же помещены воспоминания земляков о своей жизни от первого лица.

Первая глава книги - «Дорогой жизни – в «Мужицкое царство», посвящена истории зарождения деревень малой родины и их развитию в исторической плоскости. Объектами моего внимания стали деревни Мысы, Слудка, Глекмашор, Пальники, Комарово, Паутово и село Вотское. Все они относятся к поселениям восточной части Лебяжского района Кировской области в современных границах. История зарождения этих населённых пунктов, по моей версии, взаимосвязана, как связаны события их дальнейшего существования в течение многих лет.
 
Во второй главе – «Вятская деревня и Лебяжский район: от НЭП и коллективизации - до приватизации», изложена история политической жизни вятской деревни и Лебяжского района в частности за 100 последних лет. Это обзорный материал, основанный в том числе на множестве работ других авторов на заданную тему. События нашего региона связываются с тем, что происходило в целом в России.

Третья глава – «Средства массовой информации - как дыхание прошлых лет», основана на публикациях газет и передаёт атмосферу периода 30-40-х гг., в том числе в деревнях и колхозах малой родины.
 
Четвёртая глава – «История отдельных колхозов Лебяжского района», повествует о колхозном движении в деревнях восточной части Лебяжского района, от первых колхозов – до объединения в один совхоз, который в конечном итоге прекратил своё существование.
 
Пятая глава книги – «Мысовская восьмилетняя, история школы», уже своим названием раскрывает суть избранной темы. Здесь учились школьники из деревень Мысы, Слудка, Глекмашор,

Пальники и Ветлужское. К сожалению, школа в 1978 году была закрыта, и на месте учебных зданий не осталось от прошлого даже камня. А в дер. Мысы проживают в настоящее время не более 15-20-ти земляков.
 
В главе 6 - «Земляки и судьбы», рассказывается об историях жизни земляков, в том числе от первого лица. Эти воспоминания полны любви к родной земле и пронизаны грустью оттого, что родные деревни обезлюдели.

Глава 7 - «Возвращение в деревню», включает в себя цикл моих авторских стихотворений на деревенскую тему. Я желаю читателю внимательного прочтения книги, а главное – через цепь событий прошлого понять, отчего земли малой родины теряют свою ценность до такой степени, что их покидают.

Александр Чупраков



Глава 1
Дорогой жизни - в «Мужицкое царство» 


Вятка – дорога, бегущая среди лесов и увалов

Территорию Кировской области в современных границах иногда сравнивают по площади с небольшим европейским государством – это 120 374 квадратных километров. Область простирается на 570 км c севера на юг и на 440 км - с запада на восток. Будучи одной из крупных в Нечерноземной зоне, территория Кировской области граничит с девятью субъектами России: на востоке – с Пермским краем и Удмуртией, на севере – с республикой Коми и Архангельской областью, на западе – с Костромской, Вологодской и Нижегородской областями, на юге – с республиками Марий Эл и Татарстан.

Сегодня без малейшего преувеличения можно сказать, что множество населённых пунктов Кировской области, а также республик Удмуртия и Татарстан своим происхождением обязаны реке Вятке, на берегах которой были заложены первые камни поселений в разные исторические периоды. Сотни лет назад реки в жизни людей выполняли куда более значимую роль, чем сегодня. Они были важнейшей частью путевой инфраструктуры регионов России. По речушкам и рекам на плотах и лодках люди в силу разных обстоятельств прибывали в нашу местность и находили здесь свой приют. Прибывали не по одному, а целыми общинами, имевшими под собой родовые связи. Очередной приток на земли Вятки новых поселенцев был связан, как правило, с тем или иным историческим событием, в том числе с конфликтами внутри страны. 

И среди новых потоков, прибывших на эти земли крестьян, всегда находилось место беглому люду, искавшему лучшей участи. Крепостное право в России, по мнению В.И.Ленина, было «крепким», твёрдым, могучим, всесильным, «чем где бы то ни было в цивилизованном мире». От закрепощения бежали не только крестьяне, но и посадские люди из городов. Неспроста Соборным Уложением от 1649 года срок давности для беглых был отменён, их могли вернуть к своему хозяину по прошествии даже десятков лет после побега. Это свидетельствует о распространённости побегов от господ, коль власти решилм сделать кабалу вечной. 

Как следует из Википедии (свободной энциклопедии), Вятка – это река в Европейской части России, крупнейший правый приток реки Камы и второй по величине, после реки Белой. Длина реки Вятки – 1314 км, а площадь водосборного бассейна – 129 000 кв. км. Река дала дореволюционное имя столице нашей области, городу Кирову, с 1780 по 1934 годы город назывался Вяткой. Из Википедии также следует, что река Вятка начинается на Верхнекамской возвышенности, на севере Удмуртии, у железнодорожного разъезда Перелом. Впадает в Каму в 17 км. ниже города Мамадыш (районный центр Республики Татарстан, в 167 км. от Казани). Высота истока – 240 метров над уровнем моря. Для Вятки характерны резкие изменения направления течения (с севера на юго-запад, а затем на юго-восток) и большая извилистость на всём протяжении. 

Весной, когда Вятка наиболее полноводна, из северных районов вниз по течению многие годы сплавлялся строительный лес. Из леса возводилось жильё и хозяйственные постройки. Река выполняла не только транспортную роль, для перевозки пассажиров и грузов, она ещё и кормила людей своими рыбными ресурсами. А ещё, река Вятка растила на своих берегах не только крестьян, но и мечтателей-романтиков, художников и поэтов, поскольку её богатые природные пейзажи во все времена были открыты для человеческого воображения и вдохновения. Ведь не хлебом единым жив и сыт человек.

Регулярное судоходное движение по реке Вятке началось в 1874 году. Выполняя роль главной реки Кировской области, Вятка приютила на своих берегах такие города, как Слободской, Кирово-Чепецк, Орлов, Котельнич, Советск, Вятские Поляны, Сосновка, а также современный посёлок Лебяжье. На Вятке расположен город Киров. И это ещё не всё, на реках-притоках Вятки выросли города Омутнинск, Кирс, Нолинск, Уржум, Малмыж.

Как считают исследователи, первые люди прибыли на берега Вятки около 50 тысяч лет назад. На пороге нашей эры по берегам реки проживали предки удмуртов, марийцев и коми. В конце 9-начале 13 веков на берегах реки появились русские, их городища располагались между Котельничем и Слободским.


Реформы Никона и старообрядцы на Вятской земле

Лебяжский район Кировской области относится к той территории, куда в 17-ом веке прибыла новая волна переселенцев, названных властью и церковью раскольниками. А ещё их именовали старообрядцами или староверами. Появление этих людей на вятских землях было обусловлено расколом в русской церкви в период правления патриарха Никона. Эти люди покидали обжитые места в связи с жёсткими, репрессивными мерами, которые применяли к ним власть и церковь за их религиозный выбор. В отличие от Европы, в России веротерпимость или свобода совести даже не обсуждались. Всякое отступление от церковных правил объявлялось «ересью», а с вероотступниками велась непримиримая борьба. Ради справедливости следует сказать, что старообрядцы, оставаясь верными древлеправославной вере, никому войн не объявляли и кровь людям, принявшим новую веру, не проливали. 

Одним из мест в Лебяжском районе, куда пришли староверы, стала дер. Мысы, а затем и такие поселения, как деревни Глекмашор, Слудка, Ветлужское, Комарово, Паутово и сёла Вотское и Ветошкино. Все они расположены в восточной части Лебяжского района: либо непосредственно на берегу реки Вятки, либо на некотором удалении от неё. Перечисляя поселения, я не беру на себя утверждение об очерёдности заселения земель. Кроме того, я не утверждаю, что в названных поселениях жили только старообрядцы, последние были лишь частью общин. 

50-60-е годы 17 века – время коренной реформы церковных укладов, проведённой патриархом Никоном. По мнению историков, патриарх Никон был властным и жестоким человеком, бредящим получить безграничную власть, в том числе власть церковную над светской. Был ли царь Алексей Михайлович инициатором церковной реформы (якобы для того, чтобы приблизить Россию к Европе)? На мой взгляд, авторство реформы значения не имеет. Неоспоримо одно: реформа была проведена Никоном при царе Алексее, и оба они явились исполнителями задуманного плана. Без использования ресурсов только церковной власти провести реформу было невозможно. Царь Алексей Михайлович также стремился к абсолютной власти, и начатое дело было продолжено Петром Первым, его сыном. Последний сделал церковную машину частью машины государственной. Церковный раскол в общество был внесён тогда, когда оно и без того бурлило недовольствами, и общая атмосфера того времени наверняка усугубила тяжесть процедур и их последствий при проведении церковной реформы. Достаточно вспомнить мятежи тех лет, чтобы обнаружить силу народных недовольств: в 1648 г. мятежи в Москве, Устюге, Козлове, Сольвычегодске, Томске и других городах; в 1650 г. бунты в Пскове и Новгороде; в 1662 г. новый мятеж в Москве из-за медных денег; наконец, в 1670 — 1671 гг. огромный мятеж Разина на поволжском юго-востоке, зародившийся среди донского казачества.

Материалы истории, рассчитанные на широкие слои населения, сотни лет преподносили суть никоновской реформы односторонне, как нечто формальное. Мол, это всего-то крещение тремя перстами, вместо двух. 

На самом деле было внесено множество изменений, в том числе:

-Были внесены существенные изменения в религиозные книги и иконы (старые книги изъяты и сожжены, иконы уничтожены, - при том, что всё это происходило демонстративно, публично);

-Введено понятие «православие»;

-Изменено имя Бога - «Иисус», вместо прежнего – «Исус»;

-Проведена замена христианского креста на четырёхконечный;

-Совершение поклонов до пояса, а не до земли, как было раньше;

-Изменения в порядок обрядов церковной службы. Крестный ход не по часовой стрелке, как было прежде, а против часовой стрелки.

Если говорить обобщённо, реформа патриарха нарушила коренным образом древние устои религии России, с оглядкой на Европу. До реформы термин «православие» вообще не существовал, использовались такие понятия, как «правоверный», «истинная вера», «непорочная вера», «христианская вера», «божья вера». Реформы патриарха Никона многие в обществе называли ересью. Произошёл раскол церкви, так как люди (верующие) реально видели отличия между старой и новой религией и не желали с этим мириться. Представьте себе хотя бы на мгновение, как у верующих людей насильно забирают молитвенные книги и иконы, которые служили предыдущим поколениям рода, и при этом сжигают и ломают их публично. Какие чувства вы станете испытывать к вероломцам, совершившим надругательство над святынями, после этого? Встанете перед ними на колени? Вот и истинно верующие на колени не встали. На этой основе по всей стране произошли массовые народные недовольства. Одни, не согласные с реформами, уходили в леса, другие – уезжали в сопредельные страны. 

В 1666-1667гг. Большим Московским собором деятельность Никона была осуждена, а сам патриарх сослан в монастырь. Однако на этом же соборе все никоновские реформы были утверждены, а старообрядцы приравнены к еретикам. Раскол не только не был преодолён, но и приобрёл ещё более жёсткие формы. 8 февраля 1676 г. царь Алексей Михайлович умирает в возрасте 47 лет, 30 из которых он провёл на троне. В течение последующих 6-ти лет страной управляет его старший сын Фёдор, затем дочь Софья, после чего (в 1689г.) к власти приходит 17-летний Пётр. Со сменой правителей репрессии против старообрядцев только ужесточались. В 1681-1682 году Московский поместный церковный собор просит царя Фёдора применять к раскольникам гражданские суды и ввести казнь за старый обряд, что и было сделано. В 1685 году – введены пытки за инакомыслие и смертная казнь – сожжение живых людей в срубах. На основании решения Московского собора, розыском старообрядцев стали заниматься воеводы вместе с местными архиереями, которые посылали служилых людей приводить раскольников в суды, где последних подвергали пыткам, а затем сжигали живыми в срубах.

7 апреля 1685 года царевной Софьей был принят закон, состоявший из 12-ти статей, которыми были определены различные степени наказания для старообрядцев. Наряду со смертной казнью в виде сожжения живых людей в срубе (для тех, кто не отказывался от своих убеждений), этим законом предусматривалось бить кнутом, лишать имущества и ссылать в монастыри сторонников и укрывателей староверов. Лицам, проповедующим старые обычаи, за публичную агитацию предписывалось отрезать языки и рубить руки, чтобы не крестились неправильно. Широкую известность получила история с наказанием боярыни Морозовой и её сестры, Урусовой, не пожелавших отрекаться от старой веры. После пыток на дыбе их также планировали сжечь в срубе, но из-за боязни казни столь родовитых людей - решили уморить голодом в земляных ямах. Что и было сделано. Эти гонения продолжались при Петре. Политика Петра Первого в отношении старообрядцев, как свидетельствуют документы того времени, отличалась крайней нетерпимостью и жестокостью. И потому в старообрядческом мире царя стали именовать Антихристом. Как вытекает из церковных источников того времени, старообрядчеству была объявлена война. Синод, один из высших органов в России, ведающий делами православной церкви, принял текст присяги для иереев (священников), согласно которой они обязаны были отыскивать раскольников и сообщать о них начальству. Староверам запретили занимать все общественные должности, их браки стали считаться недействительными. При Синоде была создана специальная «контора раскольничьих дел», которая получила право наказания, от нанесения тяжких увечий до ссылки на каторгу и мануфактуры. Согласно изданного Синодом Регламента, поощрялось насильственное причащение раскольников. Даже был изобретён специальный «кляп», с помощью которого можно было вливать староверу причастие сквозь стиснутые зубы.

На этих мерах нетерпимость Петра к старообрядцам не заканчивалась. Единственное, старообрядцев уже не сжигали массами, но отдельные случаи сожжений и других смертных казней были нередки. Пётр ввёл двойной размер подати со старообрядцев (прямой налог в пользу государства). А ещё царь запретил старообрядцам носить традиционную русскую или европейскую одежду. Вместо неё староверы обязаны были носить шутовские колпаки с рогами и зипуны разных пёстрых цветов. Староверам было запрещено собираться вместе для молитвы без специального разрешения. Специальные штрафы были введены для староверов за «нехождение на исповедь», специальные платы - за ношение бород, и даже обязательные взносы в пользу официального духовенства. Было запрещено принимать от староверов жалобы и челобитные (письменные прошения). Самой распространённой формой наказания для староверов была ссылка на казённые мануфактуры (государственные заводы) для бесплатного физического труда, это был для Петра своего рода ресурс для пополнения средств государственной казны.
Именно при Петре церковь в России потеряла свою независимость от государства. Принятый царём регламент 1721 года ликвидировал патриаршество (система церковного управления с патриархом во главе), и поставил над церковью вначале Духовную коллегию, а затем Синод, при котором церковь фактически превратилась в одно из государственных ведомств. Идея Петра об «антигосударственности» староверов действовала и при Елизавете, и при Екатерине Первой, и в эпоху дворцовых переворотов, и даже при более либеральных к староверию Екатерине Великой и Павле Первом.

Историк и писатель-богослов Мельников Ф.Е. так описывает те события:

- Драконовски-немилосердные статьи и их садистское исполнение навели ужас на всю русскую страну. Правительство беспощадно преследовало людей старой веры: повсюду пылали срубы и костры, сжигались сотнями и тысячами невинные жертвы – измученные христиане, вырезали людям старой веры языки за проповедь и просто за исповедание этой веры, рубили им головы, ломали рёбра клещами, закапывали живыми в землю по шею, колесовали, четвертовали, выматывали жилы...Тюрьмы, ссыльные монастыри, подземелья и другие каторжные места были переполнены несчастными страдальцами за святую веру древлеправославную. Духовенство и гражданское правительство с дьявольской жестокостью истребляло своих же родных братьев – русских людей – за их верность заветам и преданиям святой Руси и Христовой Церкви. Никому не было пощады: убивали не только мужчин, но и женщин, и даже детей.

Общее число пострадавших за эти годы, по некоторым данным, исчислялось несколькими миллионами. Число сожжённых – сотнями тысяч. Пустели города, но новые поселения старообрядцев появлялись в Карелии, Сибири, Поморье, в степи на Дону и других местностях России.

Уже упомянутый богослов и историк Ф.Е.Мельников писал: «В царствование Петра власти, главным образом духовные, разоряли старообрядческие скиты, монастыри и другие духовные убежища, отбирали у них имущество и всячески преследовали людей старой веры. Весьма тяжело пришлось русским древлеправославным христианам при этом царе». Для оправдания гонений на старообрядцев была создана своего рода идеологическая база, - «Деяние Мартина Еретика», представлявшая всё русское дораскольное православие как проявление некой «армянской ереси», якобы сложившейся на Руси. Эта фальшивка была выдана за подлинный документ 11 века.

Только 3 мая 1883 года вышел закон Александра Третьего «О даровании раскольникам некоторых прав гражданских». Только с принятием этого закона старообрядцы получили право приобретения паспортов для свободного передвижения внутри империи, заниматься торговлей и промыслами, совершать богослужения по своим обрядам в частных домах, им разрешалось строительство и ремонт часовен и иных молитвенных зданий. Для появления этого документа, восстанавливающего, пусть не в полной мере, старообрядцев как граждан России в своих правах, потребовалось 230 лет. 

Для полного восстановления старообрядцев в правах потребовалось ещё несколько царских указов на тему веротерпимости, изданных в 1903-1905 годах. Завершающим из них стал царский Указ Правительствующему сенату «Об устранении стеснений в области религии и укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 года.

Вот какую оценку дал репрессиям против старообрядцев писатель Александр Исаевич Солженицын, обратившийся с посланием Третьему Собору Зарубежной Русской Церкви в 1974 году: «Я осмелюсь остановить внимание собравшихся ещё на другом – дальнем, трёхсотлетнем грехе нашей Русской Церкви, я осмеливаюсь полнозвучно повторить это слово – грехе -, ещё чтоб избегнуть употребить более тяжкое, - грехе, в котором Церковь наша – и весь православный народ! – никогда не раскаялись, а, значит, грехе, тяготевшем над нами в 17-ом году, тяготеющем поныне и, по пониманию нашей веры, могущим быть причиною кары Божьей над нами, неизбывной причиною постигших нас бед. Я имею в виду, конечно, русскую инквизицию: потеснение и разгром устоявшегося древнего благочестия, угнетение и расправу над 12-ю миллионами наших братьев, единоверцев и соотечественников, жестокие пытки для них, вырывание языков, клещи, дыбы, огонь и смерть, лишение храмов, изгнание за тысячи вёрст и далеко на чужбину – их, никогда не взбунтовавшихся, никогда не поднявших в ответ оружия, стойких, верных древлеправославных христиан, их, кого я не только не назову раскольниками, но даже и старообрядцами остерегусь, ибо и мы, остальные, тотчас выставимся тогда всего лишь новообрядцами».

После этих слов обращения к Собору трудно что-либо возразить и высказать более убедительное, и дать иную оценку событиям раскола.


Откуда на Вятке появились старообрядцы

При изучении данной темы я нашёл несколько источников, благодаря которым мои предположения получили документальное подтверждение. Появление староверов на вятских землях связывается с Соловецким восстанием 1667-1678 годов. Уральский госуниверситет им. А.М.Горького в свой сборник «Очерки истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий» поместил раздел под названием - «Старообрядчество в Вятском регионе». Вот выдержки из этой книги. 

«Одни из первых упоминаний о староверах относятся к концу XVII века, когда из Керженских лесов на Вятку направляется поток "крестьянского раскола". В крае появляются участники Соловецкого восстания 1667-1678 годов и т.д. Постепенно старообрядцы поселяются во многих отдаленных районах Вятского региона. По данным 1887 года в Вятской губернии жило 8799 единоверцев, 104523 старообрядца. После Указа о веротерпимости 1905 года число староверов возросло. Старообрядчество было распространено во всех уездах губернии, кроме Котельнического». 

Соловецкое восстание – это события на архипелаге в Белом море, на входе в Онежскую губу, где на огромном острове был расположен мужской монастырь.

А вот выдержки из работы И.В.Починской «Из истории старообрядчества Вятского края. Федосеевцы (вторая половина 18-начало 20в.)», которая опубликована на портале Уральского филологического университета. 

«Вятская губерния традиционно принадлежала к числу российских регионов, наиболее плотно заселенных старообрядцами. По данным всеобщей переписи населения 1897 г., в Вятской губернии насчитывалось 95 862 старообрядца, а по информации департамента духовных дел МВД, к началу 1912 г. их было 109 958, что ставило ее на третье, после Пермской и Донской губерний, место по числу старообрядцев в России».

Как отмечается в работе И.В.Починской, первые старообрядцы, официально зарегистрированные и положенные в двойной подушный оклад, появились в Нолинском уезде в 1765 г. Обращаю внимание читателя на то, что подушный оклад (налог на крестьян) на староверов тогда был двойным, о чём и упоминается в работе И.В.Починской. За регистрацией они обратились в сентябре 1764 года в Вятскую духовную консисторию, а всего в ведомости значилось 690 человек. Первоначально в регистрации общине было отказано, но затем были составлены раскольничьи ведомости, в которых дополнительно к ранее заявленным в списке обнаружилось 955 человек. В начале 1780-х гг. общее количество зарегистрированных в губернии старообрядцев составило 1865 человек. Известны не менее пяти часовен старообрядцев-федосеевцев, располагавшихся на территории Нолинского уезда: Ситьминская, две Слудских, Боровская, Таратихинская.

Значимые для федосеевцев центры в 19-ом веке располагались и в Уржумском уезде. По данным 1835 г., в 12-ти селениях, рассеянных на значительном расстоянии друг от друга, - было зарегистрировано до 1330 душ мужчин и 1500 женщин. При 5-ти селениях имелись старообрядческие часовни и моленные … а при 2-х –часовнях – устроены кельи наподобие скитов, называемые ими богадельнями. 

Источником пополнения староверческих общин на Вятской земле, без сомнения, стало Нижегородское Заволжье, или Керженские земли, которые в своё время писатель Мельников-Печёрский назвал коротко - «В лесах». Здесь в конце 17-го века старообрядцами было образовано селение Семёнов (ныне город Семёнов), расположенный в 70 км. от Нижнего Новгорода. До революции 1917 года на этих землях, от Костромы до Казани, простирался край глухих лесов без больших городов и дорог, своего рода большой остров почти сибирской глухомани в обжитой Средней полосе. Здесь, в дебрях у реки Керженец, в мифической Китежской Руси, в 17-ом веке образовался едва ли не главный остров староверия. Прямо напротив стояли города, вроде Нижнего Новгорода, что давало возможность пользоваться Нижегородской ярмаркой. Нынешняя Керженская сторона в 20-ом веке опустела и стала краем святынь и чтимых кладбищ среди глухих лесов. Заключая эту часть рассказа, хочу напомнить читателю, что при Алексее Михайловиче Романове Соборным уложением от 1649 года посадские люди и крестьяне были прикреплены к конкретным землям и не имели права эти земли покидать. Их розыск и возвращение на «малую родину» к «отцам-помещикам» не имели срока давности. Но приверженность к старой вере была сильнее страха нарушения законов. Те потоки раскольников, которые на новых местах официально регистрировались, были лишь каплей в море, основная часть проживала без регистрации, так как ко всему нужно было платить подушные налоги, увеличенные в 2-3 раза по сравнению с обычными крестьянами. Патриарх Никон умер в 1681 году, через 5 лет после царя Алексея Михайловича.  


«Мужицкое царство» или какой была Вятская земля в 1845 году?

Одним из источников описания Вятской губернии 19-го века стали записки преосвященного Никодима Казанского. Никита Иванович Казанцев, он же Никодим Казанский, с 11 февраля 1835 года служил ректором Вятской духовной семинарии. Его записки того периода очень ярко и выразительно передают характер вятских людей, населяющих край, и природу вятской земли. Ниже я привожу выдержки из записок.

«Вятская губерния в собственном смысле есть мужицкое царство. Она наполнена одними крестьянами. В ней всего 11 городов, и самый большой — Вятка, имеет только 10 тысяч жителей, прочие в половину менее и более. Господских крестьян (следовательно и господ) вовсе нет: все экономические и удельные. Оттого они и богаты.

По древнему кочующему духу в Вятке и доселе не любят жить большими селениями. Дом, два, три и не более пяти — вот и селения или, по их, починок, то есть почин или начало заселения. Кроме сего, по- старому же обычаю, они доселе бродят. Поживёт на одном месте год, два, пять: не понравится, — бросит дом, находит другое место и, никого не спрося, заселяется. Это-то их и делает ужасно нелюдимыми; препятствует развитию промышленностей и держит их в ужасном невежестве.

Вятчане ужасно грубы, упрямы, своевольны. Им приказывать нельзя, надо умолять. По крайней простоте нравы вятчан хотя и грубы, однако просты. У них много и добродетелей. 

Вятская губерния сущая мужицкая; однако она имеет всё к первоначальным потребностям человека с избытком. Там такая бездна лесу, что больше половины губернии можно назвать сплошным дремучим лесом. Правда, в южной стороне губернии недовольно лесу, там даже в нём немножко нуждаются. Но зато тут огромные равнины прекрасной земли, на которой добывается миллион четвертей лишнего хлеба, который продают. Тут огромные засевы льна и конопли. Отсюда холст, льняное семя, масло, пенька в больших массах идёт в Архангельск.

В лесной части столь не берегут лесом, что даже нарочно выжигают его, чтобы получить место для посевов. 

Вятский мужик заплатит государственную подать и делается паном. Его никто никуда ни зачем не потребует. Солдатского постоя нет, потому что нет и солдат, земские повинности, по малости городов, ничтожны. Земли у мужика, сколько ему угодно. Остальное нужное тоже под рукою. Оттого вятский мужик всегда сыт, даже богат. Одни бездельники бедны…А и кроме того, южную часть губернии отекает величественная Вятка, а восточную Кама. И сюда сбыт хлеба и прочего очень удобен и выгоден». 


А вот как рассказывает Никодим Казанский о природе Вятки.

«Климат в Вятке жестокий. Морозы здесь бывают такие, о каких не имеют понятия даже жители Москвы и Петербурга. Мне захотелось однажды испытать свою храбрость. Я тотчас на сапоги надел другие, медвежьи, надел штаны, тёплый на меху подпоясник, лисью рясу, меховую шапку, перчатки, подпоясался. Вышли. Я пошёл через Семинарскую площадь, потом ещё до мостика и немного подальше. Эконом просил воротиться. Я бодрился, хотел идти ещё. Однако почувствовав, что я прозябаю насквозь и всюду, воротился. Это расстояние будет не более 120 сажен. Что же? Обернувшись к дому, мы стали лицом на ветер. Тут то я мгновенно почувствовал всю жестокость мороза. Задыхаюсь, хватает за щёки, режет глаза, окостенели руки, особенно хватает за колени и выше. Едва я дошёл до своей квартиры…

Скажу, термометр, вынесенный из комнаты, в одно мгновение собирает всю ртуть в шарик. Следовательно, ртутью невозможно измерить здешних морозов. Постоянство зимы в Вятке регулярно. Там не знают, что такое оттепель зимою. Зима во всей форме, то есть морозы, снег и езда на санях начинаются в половине октября. Снег начинает таять в конце марта слегка, но с апреля сильно, и в 10-х числах вскрывается обыкновенно река Вятка.

Весна, хоть несколько сурова, но премилая. Природа вся облачится в благоухающую зелень. Сердце радуется. Жаров нет даже в июле. Тепло, но не жарко…В 1835 году 29 мая выпал столь глубокий снег, что закрыл всю землю; а со снегом такой мороз, что не вертелись колёса.

Это было три дня. Я думал, что погиб хлеб: ничего не бывало; хлеб был прекрасный. Примечательно, в Вятке почти никогда не бывает сущего неурожая. Всегда родится хлеб; хоть не всегда богато. В одном году я заметил 11 августа падение снега…

Вятский печёный ржаной хлеб так бел, как малороссийский пшеничный, и так нежен и вкусен, что лучше любого немецкого пеклеванного хлеба. Такого хлеба либо не умеют испечь, либо не имеют такой муки ни в Москве, ни в Петербурге. Трава в Вятке растёт очень высоко, иногда по пояс человеку, ядрёная, довольно крупная, хоть в сене мягкая и нежная, и душистая, зелёная.

…В лесах по берегу реки растёт множество дикой смородины, преимущественно красной. Есть всякие грибы, но паче всех РЫЖИКИ. Прихотливые богачи в Вятке имеют отварные рыжики столь малые, что они не больше горошины, даже иногда с конопляное зерно. Это оттого, что рыжиков очень много…»


Прочитав этот рассказ Никодима Казанского о людях вятской земли и о её природе, задаёшься вопросом: а какой же была вятская земля в 1689 году, за 150 лет до приведённого повествования, когда деревня Мысы Лебяжского района была представлена, скорее, в виде починка, а вокруг царствовали сплошные леса? И только река Вятка своим серебряным зеркалом воды свидетельствовала, что её водные просторы также занимают огромное земное пространство. Вопросов возникает немало. Например, каким же сильным характером и силой воли следовало обладать старообрядцам, чтобы прибыть в этот холодный край с колючими морозами и начать здесь жить с ноля? А ведь с ними были и жёны, и дети. Сохранить свою жизнь ради жизни новых поколений, чтобы не сгореть в срубах, будучи казнёнными за веру, – приплыли в эти земли люди, названные властью раскольниками, старообрядцами, староверами. Пришли, наконец, чтобы не ходить в шутовских колпаках на старых землях и не терпеть унижений, придуманных царедворцами.

Как следует из отчёта обер-прокурора Святейшего синода за 1903—1904 годы, общая численность старообрядцев в Российской империи исчислялась в 1 984 182 человека, (в 1909 году — 1 900 500), в том числе в Вятской губернии – 98 055 чел. или 3,24% от общей численности населения (в 1909 г. – 99 800 чел.)


Деревня Мысы

Деревня Мысы Лебяжского района Кировской области среди своих «собратьев» и «сестёр»,- сёл и деревень, наиболее богата водными ресурсами, так как располагается в местности, где река Байса впадает в реку Вятку. Происхождение Мысов и их история изучены нашими современниками не так глубоко, как бы хотелось. В современных интернет-источниках мне удалось найти информацию о Мысах на двух сайтах краеведческого содержания – «Родная Вятка» и «Вятка: наследие». Используя эти два сайта и иные источники информации, я составил одну общую картину о дер. Мысы, которая относится к истории возникновения данного поселения.

По архивным данным, деревня Мысы возникла в 1689 году на высоком берегу реки Вятки, хотя результаты археологических раскопок свидетельствуют, что первые люди поселились здесь ещё несколько тысяч лет назад. Первыми поселенцами, по официальной версии, стали марийцы. Если учесть рассказ Никодима Казанского о том, что поселения даже в 1845 году были небольшими, по несколько домов, в виде починков, то, на мой взгляд, именно такими и были Мысы с начала их заселения. А затем здесь появились старообрядцы, и деревня стала расти и укрупняться. Всё началось с починка, названного Большой деревней. Со временем число улиц и починков достигло семи, разделенных между собою глубокими оврагами. Каждый выступ, или мыс, получил свое название: Большая Деревня, Большой и Малый Починки, Хутор, Салмаки, Слободка и Шиховка. Глубокие овраги образовались между улицами и починками от вешних вод, которые устремлялись в период активного весеннего таяния с высокого берега к реке. Склоны оврагов со временем заросли деревьями. Название своё деревня получила по строению местности. Именно мыс - высокая гора, похожая на Лебяжское городище, высится над лугами, а вблизи протекает речка Байса. Деревня со временем стала многолюдной, мастеровой. Общая площадь поселения составила примерно 110 га.

Согласно книги «Вятская губерния. Список населённых мест по сведениям 1859-1873 годов», в дер. Мысы проживало 499 человек и имелись 52 двора. Мужчин было 226, женщин – 273. Мысы по списку поселений именовались починком. В среднем на 1 двор приходилось по 9,5 человек.  

По Реестру селений за 1891 год, как следует из «Книги Вятских родов» В.А.Старостина, деревня Мысы состояла из 361 жителя, куда входили 89 семей из 16 родов. Самыми распространёнными были семьи с фамилией Черезов, таковых насчитывалось 33. На втором, третьем, четвёртом, пятом и шестом местах по распространённости родов были семьи соответственно с фамилиями Соковнин (14), Лукин (13), Голдобин (8), Обсеков (7), Юрлов (4). Далее, по одному двору были семьи с фамилиями Аннушев, Бусоргин, Кобелев, Коновалов, Кочуров, Новиков, Патрушев, Смирнов, Устюгов и Шерснев. По административно-территориальному делению Мысы в тот период относились к Уржумскому уезду, Сердежской волости, Мысовскому району. Деревня была прикреплена к приходу села Мелянда, где находилась Казанская церковь. В среднем на одно хозяйство в деревне приходилось по 12 десятин земли и по 4 головы скота (в пересчёте на крупный). Помимо земледелия, все перечисленные семьи занимались промыслами, каковыми были бурлачество и плотническое дело.

Если сравнивать численность проживающих первой книги (1859-1873 гг.) с данными книги 1891 года, то налицо сокращение жителей – с 499 до 361, но значительное увеличение числа дворов – с 52 до 89. Куда же подевались люди? Вполне возможно, что часть жителей из Мысов основала новые деревни в округе или переселилась в существовавшие поселения, расположенные поблизости. Причиной тому – недостаток земли. Но продолжим отслеживать статистику последующих лет.

Известно также, что в 1876 году в Сердежской волости, куда входили и Мысы, содержалось 20146 овец, в среднем по 325 голов на каждый населенный пункт, по 8 голов на крестьянское хозяйство.
В начале прошлого века население в Мысах было такое же, как и в Лебяжье. А по переписи 1926 года в Мысах насчитывалось 154 хозяйства, в которых проживало 806 человек: 369 мужчин и 437 женщин. В Лебяжье же - более 500 человек. В 1933 году в Мысах было 60 лошадей, их кормили 8 конюхов. Коллективизация в Мысах началась в 1931 году. Организовался колхоз «Юпитер». По переписи 1939 года, в Мысах проживало 828 человек: 383 мужчины и 445 женщин.

Перед Великой Отечественной войной Мысы стали одним из самых населённых мест в районе. В 200 дворах проживало до 900 человек. Деревня разрослась на множество улиц. Рассказывают, строили дома даже в оврагах. Благодаря руководству колхоза «Юпитер», одного из лучших и наиболее крупных колхозов в районе, в то время Мысы привлекали множество рабочих рук. А работы в деревне было много. По всей речке Байсе стояли запруды и плотины. Перед войной, в 1940 г., здесь силами колхоза «Юпитер» соорудили гидроэлектростанцию. Это была вторая ГЭС в районе, после Лебяжской. Во многих деревнях – в Вотском, Слудке, Ильинцах, Вичуре, Сердеже стояли ветряные мельницы. В колхозе было много лошадей. Их пасли на луговине, между реками Байса и Вятка. В деревне около сотни лошадей имелось и в личных хозяйствах колхозников. Нагрянувшая затем Великая Отечественная война стала суровым испытанием, унесшим жизни многих однодеревенцев. 

Война унесла гораздо больше жизней, чем приводится на портале «Родная Вятка». Только по «Книге Памяти» погибших и пропавших без вести в 1941-1945 гг., отразившей информацию по Лебяжскому району Кировской области (том 6-ой), я отыскал сведения о 92-х мысовлянах. Анализ списка показывает, что среди погибших и пропавших без вести солдат 32 человека по фамилии Черезов, 16 – с фамилией Соковнин, 13 имели фамилию Лукин, 8 – Обсеков, а ещё 4 человека –Юрловы. 

По переписи 1959 года в Мысах проживало 512 человек:228 мужчин и 284 женщины. Вся жизнь деревни была связана с рекой. По ней сплавляли лес, ходили баржи с грузом, еще до войны были сформированы рыбацкие артели. До 1996 года ходил пассажирский теплоход «Заря».

Если выстроить таблицу, в которой отображено число жителей в разные периоды жизни Мысов, то эта хронологическая цепочка длиной ровно в 160 лет может навести на определённые мысли и выводы.
Деревня Мысы сохраняла свою целостность в разные периоды российской истории. Население Мысов в тяжелейшие годы испытаний только прирастало. Так, если в 1859-1873 годы в деревне проживало 499 жителей, то в 1939 году население возросло до 828 человек. И даже война 1941-1945 годов не сломила мысовлян. В 1951 году на весь Мысовский сельский Совет в 4-х деревнях (Мысы, Слудка, Глекмошор, Шои) проживало 1151 поселян. Число жителей Мысов в этой составляющей примерно 800 человек.  Первый колхоз под названием «Юпитер» был организован в деревне в 1931 году. То есть до этого времени жители Мысов жили и кормились своими крестьянскими подворьями, и организованный затем колхоз «Юпитер» также стал успешным коллективным хозяйством, едва ли не самым крупным в районе. С войны живыми из мысовлян возвратились порядка 50-ти солдат. Даже раненные, с одной рукой, успешно влились в мирную жизнь. В послевоенные годы колхоз первоначально был укрупнён с деревнями Глекмашор и Шои, при этом сохранил своё первичное название – «Юпитер», 24 декабря 1951 года переименован в колхоз «Слава», а при очередном укрупнении 17 февраля 1956 года получил название «Дружба». Решением исполкома Лебяжского районного Совета депутатов трудящихся № 93 от 14 августа 1965 года данный колхоз был преобразован в совхоз «Вотский».

О том, что данное хозяйство успешно развивалось, стало рентабельным - свидетельствуют документы и рассказы членов предприятия.

В 1959 году по прошедшей переписи населения в д. Мысы проживало 590 жителей, и это уже свидетельствует о резком спаде населения по сравнению с 1951 годом, примерно на 250-300 человек. Перепись 1989 года обнаружила в Мысах лишь 148 человек, а в 2010 и 2019 гг. – 27 и 15 человек соответственно. Происшедшее я не могу назвать иначе, как человеческой катастрофой. 


Деревня Слудка

По информации, опубликованной в книге «Лебяжские хроники» Дмитрия Казакова, деревня Слудка основана в 1782 году, что согласуется с версией образования этого поселения как старообрядческого, а также логически вписывается в общую цепочку с датами образования других населённых пунктов, расположенных в восточной части Лебяжского района.  

Свой рассказ об истории дер. Слудка я начну с тех данных, которые уже опубликованы в книге «Крестьянская колея» под моим авторством (2016 г.).

- У моей деревни непривычное название, поскольку её основателями были народы, которые по мере заселения местности моими предками покинули эти земли. Слудка – означает «красная горка» или «стоящая на возвышенности». Деревня и правда поселилась на высоком месте, на пригорке, спустившись с которого вниз, выходишь на луга, где в долине протекает речка Байса. Деревня живёт среди увалов, которые сегодня мы с гордостью величаем «вятскими увалами». Она возвышается над долиной, где медленно в увалах протекает река Байса. В прежние годы луга были заливными. По весне, с началом бурного таяния снегов, на луга приходила весенняя вода, богатая разными минеральными веществами, отчего после схода вод здесь буйно росли травы. Название реки также нерусского происхождения. В переводе, Байса – означает «текущая в долине, между гор», что также соответствует реальности.

Деревня расположилась в красивейшей местности. Создаётся впечатление, будто Творец собирал эту местность по частям, на подбор, чтобы одна деталь дополняла другую. С востока долина закрыта высоким увалом (горой), что защищает всю округу от шальных ветров и посторонних неприятельских глаз. Словно люди здесь проживали под крышей ещё одного, большого по размерам, дома. Выше деревни, с западной стороны, простирались поля, освобождённые в своё время от сплошных лесов. На этих полях росли рожь, овёс, ячмень, горох, пшеница, гречиха, лён, а в хрущёвские времена здесь по разнарядке сверху высевали кукурузу. Урожаи, на мой взгляд, получали неплохие, особенно в жаркие солнечные лета.


О древней Слудке. Из разного рода переписных документов Вятского края можно сделать вывод, что деревня Слудка уже имела место быть в 1859-1873 годах. Правда, упоминалась она тогда, как починок и с буквой «т», вместо «д», посредине слова. Деревня входила в Уржумский уезд, Сердежскую волость, Мысовский район. В Списке населённых мест Вятской губернии за эти годы отмечалось, что деревня располагается «по просёлочной дороге между первым станом и границей уезда Уржумского с Яранским». Деревня, когда речь шла о местоположении, всегда писалась: при речке Байсе.

В эти далёкие от сегодняшних дней годы в деревне (починке) Слудке (Слутке) насчитывалось 11 дворов. Число проживающих составляло 108 человек, включая 47 человек мужского населения и 61 – женского.

Большие надежды получить более подробную информацию о деревне и предках пробудила в моём воображении «Книга «Вятских родов» В.А. Старостина, поскольку именно в ней я обнаружил фамилии земляков, населявших Слудку в 1891 году. Сердце моё учащённо забилось, когда я стал читать знакомые фамилии. Я словно бы пил ценный эликсир души, мелкими глоточками с чайного блюдца, прочитывая каждую фамилию. И мысленно говорил себе: да это же те самые фамилии, с которыми я жил в своём детстве и юности. 

В 1891 году, по данным книги В.А.Старостина, Слудку населяли 27 семей, а всего жителей было 145 человек. То есть в сравнении с 1859-1873 годами моя деревня подросла на 37 человек. Наиболее многочисленны были семьи с фамилией Лукиных. Таковых насчитывалось 9. Чупраковы были на втором месте (4 семьи), на третьем месте Кожевниковы (3), далее шли Белоглазовы (2), по одной семье жили в деревне Ветошкины, Гороховы, Лапшины, Лукины, Новиковы, Поповы, Сахарных, Сорокины, Сухих. Что примечательно, основными промыслами моих земляков были плотничество и бурлачество.

Конечно же, основным занятием моих далёких земляков было крестьянство и земледелие. Промыслы использовались для подработки. Дело в том, что земля в наших краях способна давать урожаи один раз в году, и деньги у крестьян всегда были в дефиците. Вырастить урожай, а потом получить деньги от продажи излишков – занятие тоже не скорое. Плотничество и бурлачество – это как нынче работа по договору подряда: выполнил заказ – получи деньги. К тому же, бурлакам, как я услышал от знакомого краеведа, платили хорошие деньги. Их потом можно было вложить в конкретное дело, и иметь с этого постоянный доход.

Земля в прошлом для крестьян всегда была кормилицей, своего рода матерью. Если ты сам не откажешься от неё, она (мать-земля) от тебя не откажется. Так вот, по данным переписи за 1891 год, в среднем каждое слудское семейное хозяйство имело по 12 десятин земли. Десятина – это 1,09 гектаров в переводе на наш осовремененный язык. Иначе говоря, у каждой семьи было в среднем более 12 гектаров земли, часть которой составляла пашня, а другую часть – сенокосы. Основной тягловой силой тогда была лошадь.

По ведомостям переписи лошадей за 1891 год, в деревне Слудке насчитано 247 рабочих лошадей и 45 малолеток. Если совместить число проживавших в деревне хозяйств с количеством земли и лошадей, то можно без сомнения констатировать: Слудка была чисто крестьянской деревней, и люди в ней были огромными трудягами.


А вот так выглядит таблица, в которой отображено число жителей в разные периоды жизни дер. Слудка.

По «Книге Памяти» о погибших и пропавших без вести в 1941-1945 гг., отразившей информацию по Лебяжскому району Кировской области (том 6-ой), я отыскал информацию о 26 солдатах, призванных на фронт из Слудки и не вернувшихся домой, то есть о погибших и пропавших без вести на фронте. Анализ списка показывает, что среди погибших и пропавших без вести солдат 9 человек по фамилии Лукиных, 5 – с фамилией Чупраков, 3 имели фамилию Кожевников, 2 – Белоглазов, а ещё по одному человеку с фамилиями Ветошкин, Горохов, Лапшин, Лукин, Новиков, Попов, и Сорокин. 

Об истории возникновения дер. Слудка (по версии Лукиных Аркадия Николаевича, 1928 года рождения, проживающего в настоящее время в гор. Первоуральск Свердловской области).

«Основателями деревни Слудка стали два брата из дер. Мысы по фамилии Лукины – Автам и Парафон. Первое, что они сделали, построили в 100-150 метрах от реки Байса, возле будущей Слудки, землянки. Стали рубить лес, строить дома, дворы, разводить лошадей, скот. Это происходило в 1650-1700 годы. Выжигали пни срубленных деревьев, расчищали участки земли, чтобы они стали пригодными для посева ржи, овса, овощей и других культур. С годами семьи росли. Сыновья Автама строили дома в сторону дер.Комарово. Это Василий и Андрей, внуки – Роман Андреевич, Василий Андреевич, Иван-большой, Иван-малый. От Парафона: Алексей, Гурьян, Родион. Построили дома в сторону д. Мысы. Первыми приехали в Слудку Чупраковы – Иван, Семён, Макар, Трофим, Максим, Кузьма».

От автора: Макар – этой мой дед по линии отца, Макар Сергеевич. Если следовать логике, то вполне вероятно, что до поселения в Слудке мой дед проживал в дер. Мысы.

«Потом приехали братья Лапшины - Семён и Михаил. Приехали Гороховы - Потап, Ефрем Потапович и Фрол Потапович, братья, Антон и Лазарь – братья. Приехали братья Новиковы, Михаил и Василий, Кожевников Абрам, сын Василий, Истомин Александр, сыновья Иван и Михаил.

Церковь Нового церковного обряда находилась в селе Вотское, Старого церковного обряда – в д. Комарово.

На месте современных лугов, что ведут в сторону дер. Комарово, местность была болотистой. Прокопали канаву – «прокоп», осушили болото, вырубили кустарники, образовались луга: «веретея». В сторону дер. Мысы тоже очистили луга, косили сено для скота.

В 1750-1800 г. построили мельницу на реке Байса, у Глекмашорской горы.

«Горно» - высокое место над рекой у дер. Слудка, размытое водой в течение многих лет. В берегу, под «Горном», добывали глину, в реке – песок, делали кирпич, там же обжигали. Трофим, Максим и Потап построили свои дома из кирпича.

Рубили лес, строили дома-дворы, выжигали пни, очищали поле, приусадебные участки. Вырыли колодцы, каждый на 2-3 семьи. В логах жгли древесный уголь для кузницы. В Заводном логу гнали смолу для смазки колёс. Мужчины делали сани, телеги, колёса, плели лапти из липовой коры. Женщины ткали холст, вязали, шили одежду. А ещё мужчины занимались рыбалкой, охотой, с рогатиной ходили на медведя. Кроме земледелия и скотоводства, крестьяне занимались ремёслами.

Ефим Романович клал кирпичные печи, Роман Андреевич разводил пчёл, Василий Семёнович катал валенки, Елизар Иванович бил-рыхлил шерсть, Илья Васильевич был столяром, Дмитрий Алексеевич – пчеловодом, Гурьян Парафонович – кузнец. Макар Сергеевич из льняного семени делал растительное масло. (От автора: это был мой дед). Гороховы Лазарь и Ворфоломей шили одежду и тулупы. Трофим и Максим зимой нанимали крестьян, рубили лес, весной сколачивали в плоты и сплавляли лес по Вятке, Каме и Волге до гор. Царицына, нынешнего Волгограда. С крестьянами расплачивались деньгами и возвращались в Слудку. Абрам выделывал кожи. Горохов Ефрем делал самопряхи, ткацкие станы.
Многие знали ветеринарное и медицинское дело. Умели лечить травами, маслом, жиром животных, птиц и др.

Моя мама, Анна Александровна, принимала роды детей, лечила сотрясение мозга, а также другие болезни травами. Полезным и действенным способом лечения многих болезней была и остаётся русская парная баня. Катя, жена Фрола, лечила – складывала поломанные кости ног и рук.

В 1903 г. в селе Вотское построили школу с обучением в 4 класса, затем школа стала семилетней. Мой отец, Николай Ильич, пошёл в 1-й класс, где были следующие предметы: русский язык, география, естествознание, закон Божий.

К 1900 году Слудка насчитывала дворы следующих жителей, отсчитывая с восточной стороны, к реке Байсе. Лукин Роман Андреевич, Лукин Василий Иванович, Лапшин Михаил, Чупраков Тихон Иванович, Лукиных Николай Ильич, Лукин Родион, Горохов Лазарь, Горохов Антон, Лапшин Михаил, Кожевников Абрам, Горохов Ефрем Потапович, Лукин Фёдор Родионович. С западной, со стороны поля, находились домовладения Лукина Ефима Романовича, Лукиной Арины Романовны, Лукина Ивана Андреевича (малого), Лукина Ивана Андреевича (большого), Лапшина Семёна, Лукина Василия Андреевича, Чупракова Елизара Ивановича, Истомина Александра, Новикова Михаила, Новикова Василия, Лукиных Ильи Васильевича, Лукина Владимира Павловича, Лукина Дмитрия Алексеевича, Лукина Григория Гурьяновича, Лукина Парфёна Родионовича, Чупракова Макара Сергеевича, Чупракова Трофима, Чупракова Максима, Ветошкина Ивана, Чупракова Кузьмы, Чупракова Григория, Горохова Матвея, Горохова Потапа».

Деревня Глекмашор

Деревня Глекмашор расположена на высокой горе. Внизу протекает речка Глекмашорка, немного дальше течёт река Байса. Расположена деревня в 3-х км. от села Вотское.
В книге «Лебяжские хроники» Дмитрия Казакова отмечено, что в 1593 году «основана д. Лекмашор (позднее Глекмашор), сто лет спустя ставшая старообрядческим поселением». Если соотнести эти данные со временем образования близлежащих по отношению к Глекмашору деревень, то получается следующее (данные приводятся по тому же источнику).

В 1680 г. основана д. Вотская, будущее село, население в которой в последующие годы в большинстве своем стало старообрядческим, а в 1689 г. основана д. Мысы, где также проживало много старообрядцев. 

Иными словами, история дер. Глекмашор напрямую связана с расколом внутри православной церкви, который произошёл в 1650-х годах в связи с реформами патриарха Никона. 

Если взять за основу «Книгу Вятских родов» В.А.Старостина, в которой опубликован Реестр селений и жителей на 1891 год, то в дер. Глекмашор в тот год проживало 39 семей и 217 жителей. При этом поселение состояло из двух родов – Кочуровых и Новиковых. Первых в деревне было 13 семей, а вторых – 26. В среднем на каждое хозяйство приходилось по 16 десятин земли и по три головы крупного рогатого скота. Наряду с землёй, население деревни занималось двумя основными промыслами: плотник и бурлак. Деревня Глекмашор относилась к Сердежской волости, Ветошкинскому району, Малокрасноключинскому обществу. Была приписана к Петропавловской церкви Петровского прихода.

Если сложить таблицу, в которой отображено число жителей в разные периоды жизни д. Глекмашор, то эта хронологическая цепочка длиной с 1891 года по сентябрь 2001 года выглядит следующим образом.

 

 
Вот выдержки из Альбома об истории Вотского сельского Совета, выпущенного к 50-летию великой Победы: «Когда жили единолично, до организации колхоза, в деревне насчитывалось более 70 дворов. Немного поодаль были ещё две деревни – Петроград и Шои. В каждой деревне был свой колхоз. В Масленицу катались на ледянках по всей улице и стар, и млад, протяжённость которой составляла 1 км. В Пасху качались на деревянных качелях, которые сооружали специально к празднику. В Троицу выходили на луга и водили там хороводы, играли в разные игры. Девчата плели на голову венки, в Иванов день, когда уберут урожай».

Великая Отечественная война принесла, как и другим поселениям, невосполнимые утраты. Только по «Книге Памяти» погибших и пропавших без вести в 1941-1945 гг., отразившей информацию по Лебяжскому району Кировской области (том 6-ой), я отыскал информацию о 34-х жителях деревни. Анализ списка показывает, что среди погибших и пропавших без вести солдат 7 человек по фамилии Кочуров, 6 – с фамилией Устюгов, 4 имели фамилию Шастин, по 3 – Новиков и Зяблицев, по 2 человека – Зараменских, Кокорин, Криницын, Пентин, Черепанов, - и 1 погибший с фамилией Михеев.


Продолжение

Категория: Публицистика | Добавил: nolya66 (09.01.2021)
Просмотров: 67 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
0
1 nolya66   [Материал]
200 экз. книги "Рождённые на Вятке" подарены автором библиотеке имени Герцена в г. Кирове, благодаря чему в настоящее время эта книга в нескольких экземплярах имеется в каждой районной библиотеке Кировской области, а в Нолинском, Лебяжском, Немском и Сунком районах - в каждой сельской библиотеке.
Если кто-то пожелает приобрести книгу, пусть обратиться напрямую на страничку автора Чупракова Александра Ивановича в "Одноклассниках".

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Мемориальные доски г. Нолинска
Просмотров: 5263

Нолинск в книге Т.Дедовой "Старая Вятка"
Просмотров: 2089

Анекдоты и поговорки о вятских
Просмотров: 12021

Сказки Нолинского уезда. Сказки Е.М.Климовой
Просмотров: 2787

В Нолях точило в реке поймали...
Просмотров: 1533

Новое на форуме
Город, который обнулили. Часть 1
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 25.10.2020
Ответов: 0
Обнулили Нолинск. Часть 2. Всё-таки его бомбили
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 25.10.2020
Ответов: 0
Исторический очерк (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 19.10.2020
Ответов: 0
1957г д. Перевоз. Колхоз Ударник. Нолинский район. (Видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 10.10.2020
Ответов: 0
Колокольня Троицкой церкви, с. Кырчаны (Видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 05.10.2020
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Стихи Льва Кардашина
Просмотров: 1969

Стихи Владислава Шихова
Просмотров: 2075

Александр Чупраков. Стихотворения
Просмотров: 2237

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2021