Пятница, 24.01.2020, 09:25
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [89]
Культура [38]
Известные люди [65]
Поэзия [74]
Художники [14]
Проза нолинчан [35]
Публицистика [17]
Песни нолинчан [7]
Годы революции и гражданской войны [8]
Новые материалы
Сказки Нолинского уезда. Сказки Е.П.Пуртова
Дата: 25.12.2019

Ситникова В.А. Рассказы
Дата: 19.12.2019

Мария Селенкина. Бесплатный урок
Дата: 11.12.2019

Памятные даты г. Нолинска на 2020г.
Дата: 06.12.2019

Первый театр. Глава из книги Б.Чиркова "Азорские острова"
Дата: 20.11.2019

Пейзажи русской глубинки: Нолинск
Дата: 30.09.2019

В.Путинцев. Первая
Дата: 02.07.2019

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Русские новости
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Проза нолинчан

 
Сказки Нолинского уезда.
Из сборника А.К. Зеленина "Великорусския сказки Вятской губернии". Петроградъ. 1915.

Сказки, рассказанные Е. Ф. Пуртовым.

Ефим Памфилыч Пуртов — уроженец и житель деревни Петухи, Большеситьминской волости Нолинского уезда. (Деревня эта расположена недалеко от берега р. Вятки, составляющей границу уездов — Нолинского и Уржумского, в трёх верстах от села Отар Уржумского уезда). Солдат 30-ти лет, шутник и весельчак, Пуртов известен в околотке, как хороший сказочник, больше всего по поводу своих развязных шуток со всеми встречными и с соседями. Сказочный запас Пуртова не богат, и в нём преобладают сказки-анекдоты нескромного содержания.

Сказки выслушаны Пуртовым в военной службе (главным образом от солдата Егора Смирнова, родом из Самарской губернии). Местные черты в языке Пуртова совершенно сглажены; самый язык нередко искусственно-вычурный (А.К. Зеленин).



84. Три царства: медное, серебряное и золотое.
 

1. Жил-был король. У короля была единственная дочь. В одно прекрасное время куды-то что-то она уничтожилась (потерялась): неизвестно кем была похичена. И вот, король начал разыскивать свою дочь. Но сколь он ни разыскивал, ни трудился, но найти её никак не можот.

И вот, начал говорить так: „Если хто мою дочь найдёт, если он вровне ёй (годами) будёт, то пусчай возьмёт ее взамуж. А если окажется стар, то отдаю ему полцарства своево“.

И много разных королей искали трудились, но найти не могли.

2. И вот, услышал об этом служивый солдатик и является к королю на лицо. - “Ваше Королевское Величество, я вашу дочь отыскать могу“. - „Если ты у меня её найдёшь, то будёшь ея супругом, моим зятём; а если не найдёшь, то предаю тебя к смерти!“ - „Ваше Королевское Величество, позвольте мне с собой трёх полковников и роту солдат, и чась с собой казны. И эти бы полковники бы исполняли бы моё приказание: что бы я им не приказал, а сами бы моё приказание отдавали солдатам“.

Король это все ему дал - отредил трех полковников и роту солдат. И отправляются в путь.

Шли мало ли, долго ли времени, попадается им на пути стадо волов, которых пасёт пастух. И вот, солдат этот говорит: „Господа полковники, нужно этих волов всех зарезать; шкуру с них снять, мясо поварить, поесть, часть с собой взять, а остатки оставить“. - И вот, полковники приказали солдатам зарезать стадо волов» и было приказание исполнено. Из шкур этих сшили люльку, которая поднимала не более трёх человек; а все остальныя шкуры искроили на ремни.

Пошли опять в путь, дальше. Шли дремучим лесом, по необитаемой тропинке, и дошли до одной плиты. Солдат опять говорит: „Господа полковники, прикажите своим солдатам эту плиту поднять“. - Когда эту плиту подняли, то оказалась сильная яма туда вниз - пропасть. - „Господа полковники, я сяду в эту люльку, а вы меня спустите книзу в ней. Хоть бы я год там проходил, два или три, а вы меня всё таки должны дождать». - А у этого ремня было приделано колокольчико. - „Когда я обратно приду к люльке и потресу за неё, зазвенит колокольчико, - и вы тогда люльку тените кверху».

Как было сказано, так было сделано.

3. Солдат увидал внизу такой же свет, как и здесь. Идёт путём-дорогой, не можtт налюбовацца. Через несколько времени повстречался ему медной дом. У этова дому под окном сидит красная девица, вышивает шёлком. - „Мир тебе, красная девица, шёлком вышивать!" —

„Спасибо тебе, добрый молодец". - „А что, любезная сестрица, не напоишь ли, не накормишь ли меня?" - „Отчего ж не напоить не накормить прохожаго человека? Пожалуйте ко мне в комнату". - И вот, когда солдатик вошёл в комнату, то сестрица ево напоила и накормила.

Солдатик и говорит: „А что? любезная сестрица, хто в этом дому проживаёт?" - „В этом дому проживаёт трехглавое чудилищо". - „А куда ж он гулять ходит во время своё?" - „Он ходит гулять по саду". - „Так, любезная сестрица, своди ж меня туда, где он гуляет".

Пошли они по саду. Шёл, шёл солдатик по тропочке и увидал: на пути ево лежит палочка, весом тянетъ 10 пудов. Взял эту палочку, метнул, и её стало не видать. Он и говорит: „Сестрица, эта легка мне палочка, нет ли потежёльше?" - „Есь ещо, подальше другая лежит палочка". - Он дошёл до следущей. Та палочка тянёт 20 пудов. Взял эту палочку, метнул и говорит: „Эта палочка мне подходяща будёт". - Взял её под шинель и пошёл в комнату. Влез на печку и преспокойно уснул.

Через несколько времени прилетает трехглавое чудилищо. Ударился о землю, сделался молодцом, входит в свою палату. - „Фу, фу, что такое? русскаго духу в виду было не видать, в слуху не слыхать, а этта в уста мёчется, в очи явится!" - „Да, — говорит: - любезной мой супруг, есь на печке гостенёк у нас, лежит солдатик". - „Ах какой король ещо доброй: мне и салдатика ещо прислал! А ну-ко, солдатик, слезай-ко с печи, я тобой разговеюсь!"

Солдатик слезает с печи; палочка у ево спрятанная под шинелью. - „Эх, трехглавое чудилищо, что-ж ты будешь в своих комнатах руськую кровь пролевать и свою супругу затруднять - мою кровь убирать? Ты лучше же выдь в чистое поле, в широко раздолье, и разлетись на две, на три версты — и ты тогда меня съешь, как масленой блинок! - „Довольно хорошо». И на эти речи змей согласился.

И вышли в чистое поле. Трехглавое чудилищо разлетелося на две, на три версты и как летит обратно, приближается к этому солдатику, разинуло все три пасти и хочет только схватить этово солдатика; но солдат не обробел: как выхватил из-под шинели 20-пудовую палочку, да как даст чудилищу по головам, и чудилищо оказалось убито.

Тогда туловищо ево сжёг солдатик, пепел развеял, а сам завалился спать. И спал трои сутки с такой усталости. А эта сестрица все времё сидела подле нево и думала сама собой, что солдатик этот не простой.

Когда солдат проснулси, и говорит: „Ах, как я долго спал!“ - „Да, любезный братец, трои суток ты проспал!“ - „Ну, так, сестрица, опять напой же, накорми меня!“ - И пошли совместно в комнату. И когда она ево напоила-накормила, то он стал её спрашивать: „А что, любезная сестрица, в отдальносте есь еще местожительство или нет?“ - „Слыхать я, - говорит: - слыхала, что есь не в дальном расстоянии ещо один дом, но только дом тот серебряной. А видать сама не видала".

4. И пошёл наш солдатик дальше. Скоро ли коротко ли шёл, но только доходит до серебрянава дому.У этово дому под окном сидит также красная девица, вышивает шолком. - „Мир тебе, красная девица, шолком вышивать". - „Просимъ милости, добрый молодец". - Напоила, накормила ево. Солдатик и говорит: „А хто в этом дому проживаёт?" - „Шестиглавое чудилищо".

Через несколько времени прилетает шестиглавое чудилищо; ударился о землю, сделался молодцом; входитъ в свою палату. - „Фу, фу, что такое? русскаго духу в виду было не видать, в слуху не слыхать, а этта в уста мечется, в очи явится!" - „Да, — говорит: - любезный мой супруг, есь на печке гостенёк у нас, лежит солдатик". - „Ну-ко, солдатик, слезай-ко с печи, я тобой разговеюсь!" - Солдатик слезает с печи; палочка у ево спрятана под шинелью. - „Эх, шестиглавое чудилищо, что ж ты будешь в своих комнатах руськую кровь пролевать и свою супругу затруднять - мою кровь убирать? Ты лучше выдь в чистое поле, в широко раздолье, разлетись на пять, на шесь вёрст - и ты тогда меня съешь, как масленый блинок!" - „Да, - говорит: - правда". - И вышли в чистое поле. Шестиглавое чудилищо разлетелось на пять, на шесь верст, приблизилось к солдату и хочет ево съесть: все шесть пастёй розынуло. Солдатъ не обробел; как ударить той же палочкой, и все шесть голов снёс этому змею. Туловищо сжёг, пепел развеял, а сам завалился спать. И спал шестеро суток. Проснулся и спрашивает: „А что, любезная сестрица, в отдальносте есь ещо местожительство или нет?" - „Слыхать я, - говорит: - слыхала, что есь не в дальном расстоянии ещо один дом, золотой; а хто в нем помещается, про это я опять знать не могу".

Распрощался с своей сестриной и пошёл в путь-дорогу.

5. Шел близко ли далеко ли - скоро сказка сказывается - , и увидел этот золотой дом. Под окном сидит королевская дочь (которую он розыскивать пошёл), вышивает шёлком. Она как увидала солдатика, кинулась солдатику в объятья и говорит: „Здравствуй, любезный мой названный супруг!" - „Здравствуй, названная моя супруга!" - „Как же ты сюда пробрался и как тебя допустили сюда трехглавое чудилишо и шестиглавое чу дилищо?.... Но всё-таки, ты там хотя тех и погубил, а этта девятиглавое чудилищо; по всей вероятности, ничево тебе с ним не сделать!" - Солдат отвечает: „Нихто как Бог! быть может, и с этим управлюсь". - И вот она берёт ево за руку и ведёт в свои покои. И когда она ево напоила-накормила, и говорит ему: „Вот, любезный мой названный супруг, изволь с меня именное кольцо золотое". И в это время прилетает девятиглавое чудилищо. - „Ах, какой король ещо доброй: мне и солдатика ещо прислал! Да какой-такой этот солдатик эхидный: у меня уже двух братьев погубил! Ну, а меня не придётся! Погублю же я тебя!" - Солдат немного струсил и говорит: „Ну, подём же, девятиглавое чудилищо, в чистое полё, в широко раздольё, и там побратуемся“. - Чудилищо на эти речи согласилось. Когда вышли в чистое поле, в широкое раздолье, и чудилищо разлетелося на 10-15 вёрст и долетает до этова солдатика; как хочёт только ево с хватить, как солдат не обробел, размахнется своей палочкой и как даст чудилищу по головам, то шесть голов слетело, а три головы остались, и сам (солдат) по колен в земле забитой оказался. Чудилищо у солдата ранило шипко правую руку.

Салдат и говорит: „А што, поганое чудилищо, дай свободы мне на пять минут!" - „Нет, тебе не даю на пять минут". - „Ну, дай же на три минуты". — „Вот тебе на три секунды!" - И когда он дал свободы ему на три секунды, то в это время подоспела притти королевская дочь к солдату и перевязала у ево своим именным платком у руки рану. Тогда солдат справилси, собрал свои остальные все силы и как скоро только мог размахнуться своей той же палочкой; и как ударит чудовища по остальным ево головам, то тогда слетели и остальные три головы. Чудовищо оказалося лежащим мертвым. А солдатик лег спать и проспал девятеры суток. Но королевская дочь в это время все времё сидела у нево и в таком виде своей радости сильно плакала.

Когда солдатик проснулси, и пошли опять в свои покои. Она ево напоила-накормила и пошла казать свои принадлежности. Солдат ходит не нарадуется: как все пола и всё услано дорогими материями; и доводит она до своево шкафа (галдиропа), открывает его и говорит: „Вот, любезный мой супруг, у мня подвенечное висит платье и стоят башмаки с колошами. А вот тут стоят гусли-самогуды". - И вот, когда она их завела, эти гусли-самогуды, то оказалось прислуги, разных солдат, как перед ним, так и перед нёй - что видимо-невидимо. - „Ах, здравия желаем, молодой хозяин! Что тебе только угодно, всё мы тебе сделаем!" - Солдатик говорит: „Мне теперь покамесь ничево не нужно: повеселимся покудова, и тово достаточно". - Когда повеселились, то тогда королевская дочь прикрыла гусли-самогуды.

6. И вот, собираются они в путь-дорогу свою, выходить из этой пропасти. Когда отошли они от этово своево дому, то королевской дочери стало жалко своево оставлять дома. И говорит своему супругу: „Любезный мой супруг, ах как жалко мне с этим домом расставатца!" - „А что ж? любезная моя супруга, с собой не возьмешь!" - „Нет, любезный мой супруг, попробую; а быть может и возьму с собой". - И вот, когда она воротилась к своему дому, дунула на нево, и дом превратился в золотое яичко. Берёт она это яичко, завертывает в косиночку и отдаёт супругу.

„Вот, любезный мой супруг! если тебе повстречается какое несчастие, то выбери чистую поляну, положь это яичко, дунь на нево, и яичко превратится в прежний опять дом. А когда тебе ево будет не нужно, этот дом, то тогда опять дунь на дом, и дом также превратится опять в яичко". — Берёт солдатик это яичко, завёрнуто в косиночке, поблагодарил свою супругу и положил яичко в карман.

7. Шли, шли и доходят до серебрянова дому. (Значит, они в обратной путь). У серебрянова дому под окном сидит девица и говорит: „А что, любезный мой братец и сестрица, возьмите и меня с собой". - «Подёмте, - отвечает солдатик: - нам места хватит, всем“. - И пошли совместно.

Когда отошли несколько разстояния, то этой сестрице также стало жалко своево дома. - „Ах, любезный мой братец, мне жалко своево дому здесь оставить". - „А если жалко, то бери с собой!" - И вот, она подошла к своему дому, дунула на нево, и дом превратился в серебряное яичко. Взяла это яичко, завернула в белую косиночку и отдает солдату. Солдатик поблагодарил свою сестрицу на таком подарке, и пошли дальше.

Доходят до следующаго дому, уже до меднаго. Под окном сидит девица и говорит: „Любезный мой братец и сестрица, возьмите и меня с собой". - „Подёмте вместе». - И она также взяла с собой свой дом, медное яичко, отдала солдату, и пошли вместе.

8. Доходятъ до этой пропасти, въ которую солдатъ былъ спущенъ. Что тутъ делать, какъ люлька поднимаетъ только трехъ человекъ, а ихъ четыре человека? Если солдату сести съ двумъ девицамъ, то одна не остаётся. А если трёхъ девйцъ посадить, самому остаться, то меня, дескать, полковники могутъ убить: какъ въ следующий разъ спустятъ люльку и до половины меня дотащатъ, а потомъ ремень у люльки отрежутъ, я паду внизъ и убьюсь. - Какъ солдатъ не думалъ, а всётаки довелось ему остаться.

Посадил трёх девиц, подерьгал за ремень, колокольчико там зазвенело, и через несколько времени люльку поташшили кверху.

И когда эту вытащили люльку с тремя девицами, то полковники эти не нарадуются, так как эти девицы очень были красивы. И полковникам охота на них спожениться. И говорят: „Примите вы, девицы, присягу и заклените сами себя, скажите, что мы солдата никакова не видали, а нашли нас полковники". (Их три жо было, полковника-то). „А если не закленёте вы сами себя, то мы сейчас же вас предадим к смерти!" - Как было сказано, так было сделано.

Полковники спускают люльку книзу за солдатом и говорят: „Дотащим ево оттудов дальше половины и тогда надрежом рёмень, и он падёт книзу и будет убит". - Люлька дошла книзу. Солдат думает: „Садицца или нет? Если сяду, то по всей вероятности буду убит". - И взял вместо себя ввалил в эту люльку пудов на 10 камня и потрес за рёмень. Колокольчико зазвонело, и через несколько времени люлька пошла кверху. Когда дотянули её солдаты больше половины из этой пропасти, то подбежал один полковник, перерезал этот ремень, и люлька пала книзу. Солдат и говорит промеж себя: „Ах, хорошо, што я одумался, что не сел сам: вот был бы я и убит!"

Полковники в это время (как девицы у них заклелись не сказывать об этом королю, а сказать именно то, что „мы солдата не видали, а нашли нас эти полковники") и распределили себе уже девиц, которому котора должна быть. А солдат ударяли своей казной, чтобы они тоже не могли об этом разъяснить ничево. И отправились в путь-дорогу.

9. Солдат думает сам собой: „Как я буду из этой пропасти выходить? По всей вероятности, я буду здесь навсегда. Впротчем, мне супруга моя говорила, что поставить золотой дом и завести гусли-самогуды, то тогда прислуга мне можоть сделать то, что я желаю. Так я это попробую: не вынесет ли эта прислуга меня со всем домом из этой пропасти кверху?" - И вот, выбрал чистое место, положил золотое яичко, дунул на него, и яичко превратилось в золотой дом. Входит он в свои покои, доходит до тово шкафа, в котором помещались гусли-самогуды; завёл он их, и оказалось перед ним прислуги видимо-невидимо. - „Ах, здравия желаем, молодой хозяин! Что тебе от нас нужно, всё мы тебе сделаем". - Отвечает им солдатик: „Ничево мне от вас не нужно, но только вынесите меня с этим домом из этой пропасти кверху!"

И вот, прислуга объяснила этому солдатику, что „сейчас будешь готово всё, молодой хозяин; сиди на месте и с места некуда не ходи!" - Вышла вся прислуга на улицу, подхватила этот дом с такой массой народом, и в тот же самый момент оказался дом на верху.

Солдатик увидал, что уже оказался он на верху, и сам себе не нарадуется. Поблагодарил свою прислугу и запер опять гусли-самогуды в тот самый шкаф, в котором оне помещались, и выходит на волю. Дунул на дом, и дом превратился опять в золотое яичко. Взял это яичко, положил в карман.

10. А в это время уже полковники с своими невестами и солдатами приближаются к королевскому городу. Король сиздальки увидал, что возвращаются полковники и евонная дочь, то он на 25 верст услал им дорогу разными драгоценными коврами и поставил по сторонам духовые музыки. И так с чесью встретил и радостью, что нельзя и определить.

Солдатик этот, когда оказался на поверхности, то шёл всё стороной, чтоб не могли ево полковники видеть. И он видел это, как их король встречал, с какою радосью и роскошностью. И пришёл в тот же город и просится у одной старушки ночевать. Старичок пущает, а старушка говорит, что „у нас место утесненное, совсем негде, дескать, спать". - А солдатик говорит: „я бабушка, и на полу просплю". - И пустили этова солдатика.

Теперь король встретил своих полковников и дочь свою, не нарадуется. И вот, они когда погуляли один вечер, и говорят эти полковники: „Ваше Королевское Величество, мы желаем на этих девицах спожениться: одна вот тому, другая другому, а третья третьему". - Король и говорит: „Я от этова не прочь. Что было обещано, то и исполню".

В это время, вечером, солдатик говорит старичку и старухе: „А что, бабушка и дедушко, пожалуйте со мной погулять по чистому полю, т. е. за город". - „Эх, дитятко, служилый солдатик! Какая жо нам, при старосте лет, гулянка? Мы и молоды-те были, и то не ходили гулять". - Но все таки, сколько солдат не просил старичка и старушку, и они согласились итти гулять. И когда вышли в чистое поле, т. е. за город, вынял солдатик свое золотое яичко из карману, положил ево на определенное место, дунул на него, и яичко превратилось в золотой дом. Входят совместно все трое в этот дом. Дедушко и бабушка не нарадуются такому роскошному дому и глазам своим не верят; говорят, что это не дом, а нам призрак какой-небудь кажется. Идут по комнатам и сами себя кругом видят. Завел он опять гусли-самогуды, и вышло тут прислуги перед каждым цельная масса. - „Здравствуйте, дедушко и бабушка! Что вам желательно?" -  И подносят им разныя кушанья и винца. - „Испивайте, не сомневайтесь, мы с вас ничего не возьмем!“ - И когда повеселились, то солдат запер опять гусли-самогуды.

Вышли из дому. И на дом дунул, дом превратился опять в прежнее же золотое яичко. Взял яичко, положил в карман, и пошли преспокойно опять в свою хату. Когда вошли они в нее, то легли спать - дедушко и бабушка на печку, а солдатик на пол.

11. Когда солдатик этот ставил дом, золотой, а королевская дочь часто временно выходила на балкон и смотрела во все стороны. Она думала, что солдатик все-таки не должен быть убитым, а где-нибудь да он здесь. И усмотрела в то время свой золотой дом, когда он был поставлен. Сошла к своим почтенным гостям и говорит: „Нет, папаша-мамаша, я еще в замужество итти за этого полковника не согласна, так как у меня есчо обручательнаго золотова именнова кольца нет. Пусчай же этот полковник найдет такова человека, который бы мог слить мне золотое кольцо именное без всякой мерки, и было бы оно мне как тут на мою руку". - Полковнику об этом доложили. Полковник на это согласился; хотя и не так ему было охотно, но делать нечево.

И вот на другой день король разослал по всему городу афишки, что „не найдется ли такого человека, который бы мог моей дочери слить именное кольцо без всякой мерки - и было бы как тут?"

И вот, по этому-то разговору старичок пошёл к королевскому дому. Когда пришёл к королевскому дому старичок, и услышал разговор на счет этова кольца, что „кто бы это кольцо слил, то тот получаешь тысчу рублей денег". — И пошёл старичок абратно домой. Приходит домой и рассказывает: „Эх, служивый солдатик; король объясняет, что кто-то бы слил моей дочери именное кольцо, то тот получает тысчу рублей". - Солдатик и говорит: „А ты, дедушко, взялся слить это кольцо королевской дочери?" - „Щто ты, служивый? Разве мыслимо нам такое кольцо слить, которого мы отроду сами не видали есчо?" - „Иди же и берись!" - „Нет, не пойду, служивый". - „Я тебе говорю, берись, так и берись! Я отвечаю за это! Да проси бочёнок вина с собой (у короля)".

И пошёл старик; подумал сам с собой: „мне тысча рублей годицца ведь?" — Приходит старик к королевскому дому и говорит, что „я, братцы, бы мог это кольцо отлить". — Привели старичка на лицо к королю. - „Я, - говорит: — могу, Наше Королевское Величество, исполнить вашу просьбу - отлить золотое кольцо. Только мне еще бочёнок вина позвольте небольшой - нам погулять". - Король и говорит: „Так можошь отлить?" - „Да, - говорит: - могу". - „А если не отольёшь, то тебе голова с плеч долой!" - „Двух смертей не бывает, Ваше Королевское Величество, а одной не миновать! Мне всё равно уже, я век свой прожил!" - И дали ему бочёнок вина; и отправился наш старичок домой.

Приходит домой, и начинают гулять. И когда подвыпили, дело склонялося уже к вечеру. Старичок и старушка призадумались: „Как наш солдатик этот проманёт, не отольёшь этова кольца, то тогда мне завтра на утро смерть будет!" - Старушка и говорит: „Я тебе сколько, старик, говорила, что не берись! А вот теперь как не отольёшь, то, старой пёс, тебе вот завтра и голова с плеч долой!" - Поплакали, поплакали совместно оба, так и уснули.

Утром рано очень солдат проснулся и будит старичка: „Дедушко, вставай и понесь кольцо!" - „Разве, — говорит: - служивый, уже готово?" - „Понятно, готово!" - Он снял с себя это именное ея кольцо (то самое, которое она ему ещо на первый случай отдала, в подземелье-то), завернул в ту же самую косиночку именную ея, которой она перевязывала рану ево, и отдает старику. Старик взял с великою радосью и пошёл к королю.

Приходит к королю. А ево там уже вся прислуга стречают, этова старичка. Король получил кольцо, не развязывая косиночки, передает дочери своей. Когда дочь посмотрила, что именная косиночка ея самые, и развернула кольцо и посмотрила: тоже собственно ея; и сильно на этом обрадовалась, что салдатик, ея названной супруг, оказался в живности.

12. Полковники в это время и говорят: „Ну, теперь, Ваше Королевское Величество, можно и свадьбу делать, так как кольцо уже оказалося готовым". - королевская дочь отвечаешь: „Нет, папаша-мамаша, мне есчо нужно как подвенечное платье, так и башмаки с колошами. Сшили бы мне это всё без всякой мерки, и было бы как тут".

И вот, тогда король прокличал опять следующий клик, что „кто бы это мог сшить моей дочери подвенечное платье и башмаки с колошами?" - Старик и об этом опять узнал и возвратился к своему солдату. Получил эту тысчу рублей денег, пришол домой и говорит: „Эх старуха матушка. Господь нам послал этова солдата! Вот вишь, смотри, тысча рублей денег! Мы эту тысчу рублей и не видывали в глаза свои!"

„Теперь вот что, служивый: еще нужно королевской дочери сшить подвенечное платье и башмаки с колошами. И хто это может сшить, то тот получает две тысчи рублей". - Салдатик и говорит: „А ты взялся, дедушко?" - „Иди и берись! и опять там бочёнок проси вина!"

Старичку стало уже это полеснее, и он опять пошёл брацца. Приходит к королю и говорит: „Ваше Королевское Величество, я могу сшить подвенечное платье и башмаки с колошами вашей дочери". - „Так можошь?" король говорит. - „Точно так, могу, Ваше Королевское Величество". - И дали ему бочёнок вина. И отправился наш старичёк опять домой.

И вот, попили и погуляли. Солдатик и говорит: „Ну, дедушко и бабушка, пожалуйте со мной опять на прогулку". Собрались совместно все трое и пошли. И вот, доходят опять до чистаго места; солдатик положил опять золотое яичко, дунул на него, и яичко превратилось в золотой дом. Вошли они в дом, отпер солдатик шкап, взял висящее подвенечное платье с крюку и башмаки с колошами, завязал их в платок, и пошли обратно. Когда пришли домой, выпили, погуляли.

Старик со старухою опять затужилися и заплакали: „как да солдатик обманешь, не сошьёшь этова платья и башмаков с колошами?" - Плакали, плакали, так и уснули.

И вот, утром рано солдатик просыпается, берет узел и будит дедушка: „Дедушко, вставай и понесть узел с платьем, с башмакам-колошами, к королевской дочери". - „А разве уже готово?" - „Да, - говоришь: - должно и быть все готово; можошь нести; но только от народу побереги: лишь бы ево не смяли!" — Взял этот узел старичок и отправляется с ним к королю. Идешь, а у королевскаго дому народу стоит цельная масса. Он несет этот узел на руках и говорит: „Дайте пройти, не сомните королевской дочери платьё!" - Народ разступился и дали старику дорогу. Старик входить в комнаты короля и говорит: „Ваше Королевское Величество, может ваша дочь надевать-носить как платье, так и башмаки с колошами". - Король взял узел старичка и передаёт дочери своей.

Развернула королевская дочь и посмотрела. И сказала промеж себя: „Это то самое платье, которое у меня в золотом дому висело. Выдать этому старику две тысчи рублей!" - Старик получил две тысчи рублей и не нарадуется.

13. Полковники говорят: „Ну, Ваше Королевское Величество, теперь можно свадьбу делать, так как кольцо отлито, подвенечное платье сшито; теперь больше незачем откладывать". - А королевская дочь и отвечает: „Нет, папаша-мамаша, еще, - говорит: не все готово: я в ваших домах пировать не буду, а нам нужно — каждой сестрице отдельной дом: мне золотой, этой сестрице серебреной, а энтой вот медной". - Король и полковники об этом разговоре и обумились. - „И были бы эти все три дома в одну и ту же ночь устроены". - „Хто ж может так устроить медной, серебреной и золотой дома? Не найти такого человека!" - Но королевская дочь одно ускоряет, что „нужно мне это устроить".

И вот, опять прокликали клич, что „хто ж это может устроить, то тот получаешь несметное число денег". - Старик это услышал разговор и пошёл домой. Пришёл домой и говорит своей старухе. - „Вот не хотела ты солдатика есчо и ночевать пусчать! Смотри-ко, Господь нам ево дал! Денёг-то сколько у нас с тобой теперь - три тысчи рублей!"

„Да ведь и есчо, солдатик, прокликал он, этот король, клич, что кто-то бы устроил в одну и ту же ночь три дома: один медной, другой серебряной, а третей золотой. Место уже указано, где было устроить". - „Да ты, - говорит:  - взялся?" - „Нет. Что ты? Боже спаси!" - „Иди же и берись! Я тебе» велю!" - Старик опять пошёл брацца. Доходит до короля и говорит: „Я, Ваше Королевское Величество, могу эти все три дома построить - к утру будут готовы". - „Ну, можешь, так и берись! Уш как две штуки исправил, так наверно ты и третью намерен исправить". - И возвращается старик домой с великою печалью: „Как будем строить такие раскошные дома?" - А солдатик и говорит: „Не печалься, дедушко; все будет готово: ложись преспокойно спать покамесь".

Спит старик со старухой и солдат. А королевская вся свита всю ночь не спит: смотрят на указанное место, что нет ничево и не строится, и по всей вероят ности не будет построено. - И вот, перед утром, часа в три или в четыре, солдатик будит старика и старушку и говорит: „Пойдемте строить роскошные дома". - Старик и старуха обумились: „Разве их ещо не начинали строить?" - Солдатик говорит: Да, - говорит: - дедушко-бабушка, нет ещо". - „Ведь нам теперь не построить!" - „А вот подёмте да и построим", солдат говорит.

Пошли совместно все трое; приблизились к указанному месту. Вынимает солдатик первое медное яичко, кладет ево на землю, дунул на него, - яичко превратилось в медной дом. Входит в дом и ввел с собой старушку, дал ей молоточик в руки и говорит: „Приколачивай, бабушка, вот эту одну скобку, колоти молоточком. И когда королевская свита войдет в дом, ты постукивай этим молоточком и говори: „Ваше Королевское Величество, все уже готово. Можите входить, пировать и веселиться. Я последнюю скобку приколачиваю".

А солдатик с дедушком отправился к следующему означенному месту. И вот, опять вынимает серебряное яичко, положил ево на землю, дунул на него, и яичко превратилось в серебряный дом. Даёт молоточик опять старичку и говорит: „Дедушко, приколачивай вот эту заклёпку. И когда королевская свита пойдет, ты им говори: „Ваше Королевское Величество, все готово. Можите входить, пировать и веселиться. Я последнюю заклёпку приколачиваю". - А я пойду дальше".

И пошёл солдатик дальше к указанному месту. Положил опять золотое яичко на землю, дунул на него, — и яичко превратилось в золотой дом. Вошёл наш солдатик в этот дом и разгуливается по комнатам, в той же самой рваной шинелёшке, в которой он и ушёл от короля.

Королевская свита усмотрела это, что все дома уже готовы; и как это могло что случиться в такое короткое времени [так!]. И пошли рассматривать эти дома. Приходят к первому медному дому, входят в него и усмотрели, что бабушка приколачивает скобку. - „Что? готово ли, бабушка?" - „Точно так, Ваше Королевское Величество, все готово; вот только последнюю скобку приколочу. Можите входить - пить, гулять и веселиться". - Король с своей свитой ходят по этим комнатам и сами себе не верят. Рассмотрели и пошли дальше.

Доходят до серебрянова дому и входят в нево. Тут усмотрели старичка, который поколачивает по заклёпке. - „Ну, что? дедушко, готово ли?" - „Точно так, Ваше Королевское Величество, все готово, последню заклёпку приколачиваю..." - Рассмотрели и пошли опять дальше.

Заходят в золотой дом. Там усмотрели: похаживает по комнатам, розгуливается солдатик в своей шинели. Король и спрашиваешь: „Ну, как? служивой, все ли готово?" - „Точно так, Ваше Королевское Величество, все готово. Можете входить, пировать и веселиться". - А королевская дочь в это время признала настояще, что тот самый этот солдат, который спас их. Берет его за руку и говорит: „Вот, папаша-мамаша, не полковники нас спасли, а спас нас этот солдатик. Именно; и не этот старичок доставлял это мне все, а доставлял этот солдатик".

Тогда король обумился и одумался и признал верно, что тот самой этот солдат. И приказал этих полковников за облыжное такое показание повесить на вешальницу, а дочь свою выдал за этова солдата в замужество. И поставил ево на своё царство.

В последствии времени и следующих двух сестер выдал за следующих женихов.

Ещё сказки Нолинского уезда:
Сказки C.М.Одегова
Сказки, записанные М.А.Колосовым
Сказки, записанные В.Покровским
Сказки Е.М. Климовой
Сказки, рассказанные Е.Ф.Пуртовым


Категория: Проза нолинчан | Добавил: nolya66 (25.12.2019)
Просмотров: 83
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Вятские корни Александра Покрышкина
Просмотров: 1576

Ярмарки старого Нолинска
Просмотров: 2142

Н.Романов. В лесах междуречья
Просмотров: 1877

Нелли Неженцева - Валерии Ситниковой посвящается
Просмотров: 733

Маландин Герман Капитонович
Просмотров: 2441

Новое на форуме
Видео "Песня "Прощальный вальс". Стихи А.Анфилатова
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 29.11.2019
Ответов: 0
Матушка Людмила Кононова, г. Киров (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 18.10.2019
Ответов: 0
НОЛИНСК. Я, Ты, Город. Видео
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 02.10.2019
Ответов: 0
Неразгаданные тайны Николаевского собора. Видео.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 19.06.2019
Ответов: 0
Нолинчанин в Книге рекордов мира. Видео.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 25.05.2019
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Стихи Субботина В.Е.
Просмотров: 2216

Путинцев В. Поэма МЫ
Просмотров: 1699

Стихи Ратканова А.
Просмотров: 1881

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2020