Четверг, 15.04.2021, 15:03
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [97]
Культура [39]
Известные люди [68]
Поэзия [75]
Художники [18]
Проза нолинчан [32]
Публицистика [22]
Песни нолинчан [8]
Годы революции и гражданской войны [8]
Воспоминания [14]
Новые материалы
В.Путинцев. Рифм отточенные пики
Дата: 31.03.2021

Селенкина М. САШЕНЬКА КРОПАЧЕВА. Рассказ
Дата: 31.03.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Е – Еда
Дата: 24.03.2021

Малых Владимир Николаевич
Дата: 06.03.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Д – Детский сад
Дата: 23.02.2021

Судьба паны Стяжкиной - неофицивльной жены В.В. Куйбышева
Дата: 07.02.2021

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. К – Кинотеатры. Кино
Дата: 23.01.2021

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Русские новости
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Проза нолинчан

Селенкина Мария Егоровна

САШЕНЬКА КРОПАЧЕВА.
Разсказъ. (Ж-л "Дѣло", No 2, 1869г.)


Нѣсколько лѣтъ назадъ я жила не одна и не въ этой маленькой комнатѣ, заваленной книгами, тетрадями, нотами; я жила въ свѣтлой, уютной квартирѣ моей доброй бабушки. Въ ея чистыхъ, просто убранныхъ комнатахъ я провела все мое дѣтство, и каждая мелочь ихъ обстановки, точно такъ же, какъ каждая мелочь нашей жизни съ бабушкой, до этой поры живы въ моей памяти. Спокойною, свѣтлою полосой прошли мои первые годы, и, вспоминая ихъ, я чувствую себя такою же счастливою, какъ въ то время, когда весело играла въ куклы на потертомъ зеленомъ коврѣ у ногъ бабушки, напѣвавшей подъ вязанье или шитье старинныя пѣсни.

До восьми лѣтъ я только и дѣлала, что играла въ куклы, раздѣленныя мною на два семейства, изъ которыхъ одно было богато и глупо, а другое почти бѣдно, но, благодаря мнѣ, обладало всѣми хорошими качествами, какія я только знала тогда за людьми... Куклы были для меня живыми существами, и я такъ горячо любила ихъ, такъ привыкла посредствомъ ихъ изображать дѣйствительную жизнь, что безъ сожалѣнія разставалась съ ними только въ такомъ случаѣ, если бабушка и Маша -- молоденькая дѣвушка, служившая у насъ,-- предлагали мнѣ поиграть съ ними въ саду въ прятки или медвѣдки, или обѣщали покачать на качели, висѣвшей подъ окнами столовой. Но на другой же день моего рожденія, въ который минуло мнѣ восемь лѣтъ, бабушка, вмѣсто зеленаго ковра, усадила меня подлѣ себя за круглый столъ, и принялась открывать мнѣ таинства азбуки. Потомъ я писала, потомъ я учила что-то, похожее на грамматику и арифметику, вызубрила, наизусть катехизисъ и насталъ, наконецъ, день, въ который бабушка объявила, что я знаю ровно столько же, сколько знаетъ она сама, и наши учебныя занятія прекратились. Отдѣлавшись отъ ученья, я было съ прежней любовью посвятила все свое время кукламъ, но бабушка принялась за меня снова.

   -- Ну, Надя, я полагаю, ты достаточно отдыхала, пора поучиться работать; какъ ты думаешь, пора? обратилась она ко мнѣ однажды вечеромъ.

   -- Какъ работать? спросила я не особенно внимательно.

   -- Шить нужно. Ты до этой поры юбочки стачать не умѣешь, чулка не умѣешь связать, а это не совсѣмъ-то ладно, вѣдь тебѣ тринадцать годковъ минуло.

   -- Такъ чтожь такое?

   -- А то, дружокъ, что въ эти годы необходимо знать рукодѣлья. Сплошали мы съ тобой... Какъ-то на ученье очень много времени ушло у насъ... ну, да ничего! Вотъ завтра, какъ встанешь да помолишься Богу, я тебя и усажу за работу. Давно хотѣла я начать, только весны ждала, съ весной-то какъ-то охотнѣе тебѣ будетъ -- дни пойдутъ длинные, успѣешь и поработать, и поиграть.

   Бабушка не любила, ни измѣнять, ни откладывать исполненіе своихъ рѣшеній и на слѣдующій день я цѣлыхъ пять часовъ просидѣла за шитьемъ занавѣсокъ. Работа, моя оказалась настолько удовлетворительной, что, показывая ее Грачевой, -- нашей сосѣдкѣ по квартирѣ, -- бабушка съ истиннымъ восторгомъ говорила: "это ея первая работа".

   -- Хорошо, очень хорошо, похвалила Грачева.

   -- Вообще она понятливая, продолжала бабушка.

   Гостья внимательно посмотрѣла на меня и спросила:

   -- Почему вы не отдадите ее въ гимназію!

   -- Эхъ вы, милая моя, чѣмъ я буду платить-то за нее! Моей пенсіи хватаетъ только на содержаніе, отвѣтила бабушка, съ такимъ видомъ качнувъ головой, какъ будто она давно думала о томъ, что меня слѣдовало бы отдать въ гимназію.

   -- Вы напрасно такъ разсуждаете, Марья Петровна, совершенно напрасно. Надю возьмутъ на казенный счетъ, не говоря ни слова.

Бабушка молчала.

   -- Людочка у меня съ плохими способностями, и не сирота, но и ее охотно приняли, а Надѣ даже рады будутъ, увѣряю васъ, настаивала Грачева.

   -- Богъ знаетъ... усумнилась бабушка.

   -- Чему тамъ учатъ? спросила я ее по уходѣ Грачевой.

   -- Многому, такъ что послѣ ты могла бы имѣть свой хлѣбъ, тихо, почти въ раздумьи проговорила она.

   -- Какой хлѣбъ?

   -- Вѣдь ты круглая сирота, дитя, капиталу у тебя нѣтъ ни копѣйки, и умри я, грѣшная, такъ ты, Наденька, останешься какъ есть нищей, вотъ оно что. А если бы тебя въ гимназію-то взяли, такъ тогда ни по міру не довелось бы идти, ни въ чужіе люди. Стала бы учительницей -- и дѣло съ концомъ! Ужь только взяли бы...

На этомъ нашъ разговоръ кончился, и въ продолженіе лѣта бабушка, казалось, совсѣмъ забыла о немъ; но я не забыла ни одного ея слова. Пугаясь будущаго, въ которомъ, какъ предрѣкала она, мнѣ неизбѣжно предстояло сдѣлаться нищей или горничной, я все крѣпче задумывалась о возможности попасть въ гимназію, какъ о единственномъ средствѣ, съ помощью котораго мнѣ можно будетъ, послѣ смерти бабушки, увернуться отъ необходимости Христа ради просить пріюта и хлѣба. Голова моя серьезно работала. Сначала я ничего не могла ни придумать, ни сообразить, но черезъ нѣсколько времени успокоилась и рѣшилась сдѣлать первый шагъ къ осуществленію завѣтнаго желанія.

   -- Оставьте работу, пожалуйста, начала а, обнимая бабушку.

   -- Что такое? съ удивленіемъ спросила, она., отодвигая отъ себя шитье.

   -- Милая, дорогая моя, отдайте меня въ гимназію, похлопочите, можетъ и въ самомъ дѣлѣ меня примутъ на казенный счетъ, заговорила я въ волненіи.

   -- Глупости, Наденька! строго остановила меня старуха.

   -- Почему же глупости?

   -- Гдѣ ужь намъ лѣзть туда!...

   -- Да вы попробуйте...

   -- Нечего и пробовать, безъ того знаю.

   -- Нѣтъ, вы ничего не знаете, вамъ просто лѣнь изъ дому выдти, почти крикнула я, и залилась слезами.

   -- Ахъ ты глупенькая, глупенькая! Ты думаешь, что Грачеву приняли на казенный, такъ и тебя возьмутъ -- какъ же, держи карманъ... У Грачевой дядя большой чиновникъ, потому и приняли ее, а ты что? И года твои не такіе, скоро невѣстой будешь, вишь, какая выросла... полно, дурочка! Благодари Бога и за то, что хоть кой-какъ грамотѣ разумѣешь, другіе и совсѣмъ ничего не знаютъ, старалась успокоить меня бабушка.

   -- Такъ вы ничего не сдѣлаете для меня? спросила я, близко наклонившись къ ея лицу, и помню, что когда я сдѣлала этотъ вопросъ, сердце во мнѣ стучало какъ-то особенно сильно и медленно, а въ глазахъ было темно. Я не слыхала отвѣта, не знаю, что было дальше и сколько времени прошло между этимъ разговоромъ и той минутой, когда я увидѣла, себя въ саду. Нѣсколько дней затѣмъ я не вспоминала о гимназіи; мнѣ нездоровилось; но едва оправилась я, любимыя мечты овладѣли мной съ новою силой; подъ вліяніемъ ихъ, я каждую ночь ворочалась въ своей постели до разсвѣта, пока не придумала, какъ слѣдуетъ повести дѣло. Когда планъ предпріятія, выполнить которое я намѣревалась одна и тихонько отъ бабушки, былъ обдуманъ со всѣми подробностями, до начала пріемныхъ экзаменовъ оставался мѣсяцъ. "Откладывать больше нечего, завтра же пойду къ Грачевымъ", думала и наканунѣ дня, съ котораго начались мои хлопоты.

   -- Людочка каждый день зоветъ меня къ себѣ, почему бы мнѣ не сходить къ ней? сказала я утромъ.

   -- Я всегда говорила -- почему бы тебѣ не сходить, но ты и слышать не хотѣла.

   -- Прежде она шалила очень...

   -- Ступай, если хочешь, я не держу, отвѣтила бабушка.

И въ первый же свой визитъ къ Грачевой, я узнала чуть не половину того, что мнѣ нужно было узнать, а къ концу недѣли и самое главное -- программы трехъ младшихъ классовъ, были въ моихъ рукахъ. Всѣ эти свѣденія я достала, ни въ одной душѣ не возбудивъ подозрѣнія. Тщеславная дѣвочка щеголяла передо мной знаніемъ порядковъ гимназіи съ такимъ увлеченіемъ, что ей и въ голову не приходило, будто она ведетъ свои разсказы по моей волѣ и для моей цѣли.

Насталъ второй Спасовъ день. Шелъ дождь, но бабушка, вѣрная съ молодости усвоенной привычкѣ посѣщать церковь въ большіе праздники, не осталась по случаю ненастья дома. Едва начался благовѣстъ, какъ она отправилась къ обѣднѣ. Мнѣ только это и нужно было. Перемѣнивъ наскоро чулки и платье, повязавъ голову чернымъ шелковымъ платочкомъ, я надѣла бурнусъ и пошла.

   -- Вы куда это? окликнула меня Маша.

   -- Бабушка велѣла сходить... задыхаясь проговорила я, выбѣгая изъ кухни.

Миновавъ нѣсколько кварталовъ, я остановилась у подъѣзда гимназіи и чуть не заплакала, случайно взглянувъ на свои ноги: галошъ на мнѣ не было и мои неуклюжіе опойковыя башмаки были покрыты густой грязью, отчего казались еще хуже, чѣмъ были на самомъ дѣлѣ. "Не пустятъ меня къ начальницѣ съ такими ногами", въ ужасѣ думала, я, принимаясь звонить. Хорошенькая дѣвушка отворила мнѣ дверь и спросивъ, кого мнѣ нужно, ушла доложить. Оставшись одна, я вытерла башмаки носовымъ платкомъ, но снять бурнусъ и войти въ залъ не посмѣла. Между тѣмъ послышались шаги. Та же дѣвушка, выглянувъ ко мнѣ, сказала: "пожалуйте". Я раздѣлась и несмѣло переступила черезъ порогъ. Шагахъ въ пяти отъ меня, опершись правой рукой о край рояля, стояла женщина лѣтъ тридцати, въ черномъ платьѣ. Я молча сдѣлала реверансъ и остановилась.

   -- Подойдите ко мнѣ, что вамъ нужно? ласково произнесла начальница.

  -- Я хочу учиться, но я бѣдна... возьмите меня на казенный счетъ, я буду стараться, Елена Павловна! проговорила я, отчеканивая каждое слово, потому что слова съ трудомъ сходили съ моего языка, меня душило что-то.

Елена Павловна не повторила, чтобъ я подошла къ ней, она сама перешла раздѣлявшее насъ разстояніе и, взявъ меня за руку, посадила на стулъ.

   -- Постарайтесь успокоиться, душенька, потомъ скажите, зачѣмъ пришли, сказала она. наклоняясь, надо мной и приглаживая мои мокрые волосы.

   -- Вы озябли? также ласково спросила, она минуту спустя.

   -- Да, я шла пѣшкомъ.

   -- Какъ ваша, фамилія?

   -- Липина.

   -- У васъ есть папаша, и мамаша?

   -- Никого нѣтъ.

   -- Съ кѣмъ же вы живете?

   -- Съ бабушкой.

   -- Зачѣмъ бабушка отпустила васъ одну въ такую погоду?

   -- Она, не знаетъ, что я здѣсь, я ушла тихонько... У ней нечѣмъ платить за меня, и, сколько я ни просила ее похлопотать, она не хотѣла, вотъ я придумала идти сама, хоть мнѣ и страшно было...

   -- Вашъ отецъ былъ чиновникъ?

   -- Да.

   -- Чему же хотите вы учиться?

   -- Всему! Я бѣдная -- мнѣ нужно знать много, а то я нищей буду.

 Елена Павловна съ удивленіемъ посмотрѣла на. меня.

   -- Вы учились уже чему нибудь? спросила она протяжно, точно соображая что-то.

   Я разсказала.

   -- Вы выдержите экзаменъ второго класса, но а не могу принять васъ, не посовѣтовавшись съ другими, и вамъ придется подождать рѣшительнаго отвѣта.

   Я не заплакала, но видно мое лицо измѣнилось очень сильно, потому что Елена Павловна, поспѣшила меня утѣшить самымъ положительнымъ образомъ.

   -- Впрочемъ, къ чему томить васъ, я беру васъ на свою отвѣтственность, только вы должны обѣщать, что будете учиться прилежно, ни шалить, ни лѣниться не станете.

   Не подозрѣвая, что послѣ этихъ словъ я должна относиться къ Еленѣ Павловнѣ, какъ гимназистка, я бросилась къ ней на шею и, что было силы, сжала, ее въ своихъ рукахъ, стараясь выразить мою глубокую благодарность.

   -- Вы добрая дѣвочка; если вы всегда будете хорошо вести себя, я стану любить васъ, какъ родную. Теперь ступайте домой, скажите своей бабушкѣ, что ей не предстоитъ никакихъ расходовъ,-- все, что понадобится вамъ на первое время, я сдѣлаю на свой счетъ, а тамъ, Богъ дастъ, окажетесь способной ученицей, и все необходимое можно будетъ брать на счетъ казны. Прощайте!

И Елена Павловна хотѣла, было уйдти, но, оглянувшись на меня, прибавила: "Завтра приходите сюда въ девять часовъ, да вотъ что: пусть бабушка напишетъ для меня -- чья вы дочь, сколько вамъ лѣтъ и какого вы вѣроисповѣданія".

Выйдя на улицу, я почувствовала, что ноги отказываются служить мнѣ, и поспѣшила перейдти къ скверу, находившемуся почти подлѣ гимназіи. Добравшись до рѣшетки, я прислонилась къ ней, чтобъ собраться съ силами, но тутъ волненіе мое дошло до крайней степени и я зарыдала, хоть на душѣ у меня было отрадно и свѣтло. Къ счастью дождь, смочивъ мою голову и одежу, скоро успокоилъ меня. Съ той поры прошло не мало времени, но я не помню, чтобъ еще хоть разъ я дышала такъ же свободно, такъ же весело и самоувѣренно смотрѣла на жизнь, какъ въ тотъ ненастный осенній день.

А дома меня ужь ждали. Вернувшись отъ обѣдни, бабушка узнала отъ Маши, что меня больше часу нѣтъ дома и такъ встревожилась, что не могла приняться за чай. Отворивъ окно, она внимательно смотрѣла то въ ту, то въ другую сторону, надѣясь увидѣть меня, и чѣмъ больше терялась въ догадкахъ, тѣмъ сильнѣе раздражалась и безпокоилась.

   -- Куда ты ходила? окликнула она сердито, когда я поравнялась съ окномъ.

   -- Въ гимназію, бабушка! Меня приняли, завтра учиться начну... громко возвѣстила я ей.

   -- Куда ходила? затворяя за мною дверь, повторила бабушка, точно не слыхала моего отвѣта; но, по ея смущенному лицу нетрудно было догадаться, что она, просто на просто, не вѣритъ счастью, свалившемуся на меня такъ неожиданно.

   -- Ахъ, какая вы хитрая, какая вы смѣшная, бабушка! засмѣялась я, цѣлуя ее безчисленное множество разъ и, усѣвшись къ чайному столу, разсказала ей все -- какъ грустила послѣ ея отказа, какъ выспрашивала Грачеву и. наконецъ, какъ разговаривала, съ Еленой Павловной.

   -- Правду говорятъ, что смѣлость города беретъ, заключила бабушка, выслушавъ меня; -- весной-то я вѣдь сама крѣпко подумывала о гимназіи, тебѣ ничего не говорила, а думала, крѣпко думала, да врагъ дернулъ сходить къ Ивану Никифоровичу посовѣтоваться, онъ и разговорилъ. Сначала смѣялся надо мной, а потомъ безъ всякаго смѣху сказалъ, что и почище кто, такъ и тѣхъ даромъ не берутъ, побожился даже: мнѣ, говоритъ, что!... Ну, я и махнула, рукой, призналась бабушка.

Меньше чѣмъ черезъ годъ мое положеніе въ гимназіи сдѣлалось довольно прочнымъ. Елена Павловна была совершенно довольна мною и очень недовольна тѣмъ, что казенныхъ ученицъ не позволено учить ни французскому языку, ни рисованью, ни танцамъ...

   -- Знаете, Липина, что я придумала, сказала, она однажды,-- хочу проситъ генеральшу -- попечительницу гимназіи -- и директора, чтобъ позволили учить васъ хоть только французскому языку. Если мнѣ откажутъ, такъ я, право, не знаю, что и дѣлать.

   Но Еленѣ Павловнѣ не отказали. Получивъ разрѣшеніе допустить меня къ изученію французскаго языка. Елена Павловна задумалась снова и затѣмъ снова обратилась ко мнѣ:

   -- Скоро экзамены, вы отлично сдадите ихъ, въ этомъ нѣтъ никакого сомнѣнія, но видите что -- въ третьемъ классѣ проходятъ грамматику уже и madam Петровой будетъ неудобно преподавать цѣлому классу одно, вамъ -- другое, и я думаю, что если бы Сашенька Кропачева взялась приготовитъ васъ изъ французскаго языка прямо въ четвертый классъ въ продолженіе года, то это было бы очень хорошо. Она успѣетъ, если только захочетъ. Вы стали бы ходить къ пой послѣ обѣда.

   -- Она кто?

   -- Богатая купеческая дѣвушка; она отлично знаетъ французскій языкъ. Я сегодня же повидаюсь съ нею.

   -- Поздравляю васъ, Кропачева охотно приняла мое предложеніе, можете отправиться къ ней хоть сейчасъ. Книги у нея свои. Придете, назовите себя гимназисткой Липиной и скажите, что я васъ прислала. Держитесь у Кропачевыхъ такъ же скромно и просто, какъ здѣсь, говорила, мнѣ начальница на другой день, встрѣтившись со мною въ большую перемѣну въ уборной.

Въ четыре часа я отправилась къ Кропачевымъ, о которыхъ пока только и знала, что это богатое купеческое семейство, въ которомъ какая-то молодая дѣвушка обѣщала Еленѣ Павловнѣ даромъ учить меня французскому языку. Трех-этажный каменный домъ Кропачевыхъ стоялъ въ центрѣ города. Елена Павловна велѣла мнѣ пробраться въ средній этажъ, я такъ и сдѣлала. Меня встрѣтила сама Лизавета Игнатьевна, хозяйка дома. Я представилась ей, какъ мнѣ было указано добрѣйшей Еленой Павловной.

   -- А, вы къ Сашенькѣ, садитесь, сказала Кропачева и вышла, чтобъ позвать дочь. Черезъ минуту она вернулась въ сопровожденіи дѣвушки лѣтъ восемьнадцати, съ полненькимъ румянымъ лицомъ. съ темными волосами и глазами, но одѣтою не въ шелковое платье, какъ мать, а въ простое ситцевое. Сашенька, какъ видно, была уже предупреждена, обо мнѣ.

   -- Здравствуйте, очень рада, познакомиться, были ея первыя слова.

   -- Сегодня мы не будемъ заниматься, а употребимъ время, назначенное для уроки, на то, чтобъ присмотрѣться другъ къ другу, сказала она потомъ, проводя меня въ свою комнату, находившуюся въ углу дома, между прихожей и залой. Послѣ меблировки пріемныхъ комнатъ Кропачевыхъ, помѣщеніе Сашеньки показалось мнѣ ужь черезъ-чуръ бѣдно обставленнымъ. Тамъ изящная мебель обита краснымъ сукномъ съ золотою бахрамой, дорогія салфетки и ковры, рѣдкіе цвѣты, а въ комнатѣ моей будущей наставницы стулья и кушетка обиты сафьяномъ, столъ покрытъ клеенкой, на комодѣ только маленькій туалетъ и черепаховая гребенка; оба окна, полузакрытыя коленкоровыми занавѣсками, сплошь заставлены маленькими баночками, въ которыхъ едва виднѣются всходы риса, клещевины и еще чего-то; вдоль правой стѣны, за ширмами, односпальная кроватка; на лѣво, между дверью и окномъ на улицу, этажерка съ книгами. Когда, мы сѣли въ этой комнатѣ. Сашенька прежде всего спросила, какъ зовутъ меня.

   -- Надя, отвѣтила я.

   -- Скажите ваше полное имя, звать васъ Надей мнѣ какъ-то неловко, а Липиной не нравится, возразила она.

Я сказала и полное имя, и въ этотъ вечеръ въ первый разъ имѣла, удовольствіе слышать, какъ меня величали Надеждой Григорьевной.

   -- Я очень рада, заговорила Сашенька.-- что Елена Павловна обратилась ко мнѣ съ просьбою о васъ. Мнѣ давно хотѣлось взяться за что нибудь подобное, да я, видите ли, такъ поставлена, что всякая полезная работа идетъ помимо моихъ рукъ. Вонъ Анюта Ершова и Сонечка Мызина въ первый же годъ по окончаніи курса нашли себѣ дѣло, и до этой поры каждый день безплатно засѣдаютъ въ гимназіи въ качествѣ классныхъ дамъ, а мнѣ не выпало никакого серьезнаго занятія, ну, я и занималась все время чтеніемъ... А вѣдь я не лѣнива, вотъ вы сами увидите. Надѣюсь, что наши занятія пойдутъ хорошо,-- французскій языкъ, я основательно изучила, съ методой преподаванія знакома, принимаюсь за дѣло съ удовольствіемъ, все какъ слѣдуетъ, но, чтобъ обезпечитъ полный успѣхъ, отъ васъ я прошу только одного: смотрите на меня не какъ на наставницу, а какъ на равную себѣ, какъ на свою подругу.

   -- Постараюсь, пообѣщала я отъ души, согрѣтая рѣчью и взглядомъ Сашеньки.

   Вошла Лизавета Игнатьевна и позвала пить чай. Я начала сбираться домой, но мать Сашеньки, взявъ меня за плечи, насильно ввела въ чайную и въ самыхъ лестныхъ выраженіяхъ представила своему мужу.

   -- Такъ это вы-то и есть та самая, что пробились въ гимназію своимъ лбомъ?-- очень пріятно, я люблю умныхъ дѣтей. Только что же это, какая вы маленькая? привѣтствовалъ меня Кропачевъ.-- Онъ былъ старикъ лѣтъ шестидесяти, высокій, полный, немного сутулый; его лицо, особенно когда онъ улыбался, дышало чрезвычайною добротой, несмотря на то, что отъ длинныхъ сѣдыхъ волосъ рѣзко отдѣлялся совершенно красный цвѣтъ кожи. Одежду Кропачева составляли темносиній длиннополый сюртукъ, застегнутый до горла, черный шейный платокъ и старинные очки въ массивной серебряной оправѣ. Я невольно сравнила его съ Лизаветой Игнатьевной, и странно мнѣ показалось, что эта женщина, которой нѣтъ еще и сорока лѣтъ, одѣтая такъ богато и модно, его жена.

Съ этого дня я каждую недѣлю, по вторникамъ и пятницамъ, приходила къ Кропачевымъ и часа по два и больше просиживала въ комнатѣ Сашеньки. Она не ошиблась, наши занятія шли такъ хорошо, какъ только можно было пожелать, вслѣдствіе чего въ продолженіе двухъ часовъ, которые мы проводили съ глазу на глазъ, насъ занималъ не одинъ французскій учебникъ... Сашенька, видѣла, что безъ труда успѣетъ приготовить меня къ назначенному времени и ей не страшно было замѣнять урокъ иной разъ статьей какого нибудь журнала, а иной разъ и просто разговоромъ. Она съ первой встрѣчи почувствовала влеченіе ко мнѣ. я съ первой встрѣчи взглянула на нее довѣрчиво, и между нами безъ малѣйшихъ усилій установились искреннія дружескія отношенія. Сашенька была старше меня почти четырьмя годами, однако это не помѣшало ей близко сойтись со мною. Хотъ обыкновенно и утверждаютъ, будто въ этомъ возрастѣ три-четыре года разница до такой степени значительная, что однѣхъ и тѣхъ-же понятій и стремленій никогда не встрѣтишь при ней; однако понятія и стремленія Сашеньки, какъ оказалось, удивительно гармонировали съ моими взглядами на вещи. Мое первоначальное воспитаніе создало во мнѣ независимый характеръ, твердую волю, потребность личнаго счастья и желаніе счастья окружающимъ; первоначальное воспитаніе Сашеньки не дало ей ничего подобнаго, но ей, по счастливой случайности, удалось выработать, вмѣсто искуственно привитыхъ, свои собственныя понятія, совершенно однородныя съ моими, сложившимися подъ вліяніемъ бабушки, ненасиловавшей моей натуры никакими "глубокими соображеніями" и, въ силу единства мнѣній, мы крѣпко привязались одна къ другой, откровенно мѣнялись своими думами и дружно пытались уяснить себѣ тѣ стороны жизни, который казались намъ темными или загадочными.

Въ первое время моего знакомства съ Кропачевыми, ихъ жизнь казалась мнѣ вполнѣ счастливою. Сиротѣ-дѣвочкѣ, незнавшей ни ласкъ матери, ни удобствъ жизни, представлялось, что болѣе завидной доли, чѣмъ доля Сашеньки, и быть не можетъ. Только потомъ разглядѣла, я, что подъ этими цвѣтами кроется много змѣй.

Родныхъ и знакомыхъ у Кропачевыхъ было много, но гости рѣдко являлись къ нимъ. Кромѣ Анюты Ершовой и Сонечки Мызиной -- подругъ Сашеньки по гимназіи -- я никого не встрѣчала у нихъ. Лизавета Игнатьевна и сама не любила выходить изъ дому: она дѣлала исключенія только въ пользу воскресныхъ обѣдень въ приходской церкви, престольныхъ праздниковъ въ дѣвичьемъ монастырѣ и нѣкоторыхъ другихъ церквяхъ и въ пользу встрѣчъ прихожихъ иконъ, да и то нельзя сказать, чтобъ охотно. Не радѣй она о спасеніи своей души и не считай хожденіе по обѣднямъ и встрѣчамъ наилучшимъ путемъ спасенія, такъ тогда, можно поручиться чѣмъ угодно, никакая сила въ мірѣ не вывела бы ее изъ насиженнаго гнѣзда. Благодаря сначала древнерусскимъ понятіямъ воспитателей, а потомъ мягкому характеру и любящему сердцу Платона Андреевича, привычка къ сидячей жизни уже давно перешла въ Лизаветѣ Игнатьевнѣ обыкновенныя границы привычекъ; она обратилась въ потребность, въ страсть, и Платону Андреевичу съ Сашенькой не мало приходилось терпѣть отъ нея, такъ какъ Лизавета Игнатьевна, въ качествѣ главнаго лица въ семьѣ, желанія домочадцевъ во всѣхъ случаяхъ подчиняла своей волѣ. Къ этому она привыкла также до страсти.

Выйдутъ, напримѣръ, Кропачевъ съ дочерью послѣ ужина въ садикъ, подышать теплымъ вечернимъ воздухомъ, не пройдетъ и пяти минутъ, какъ Лизавета Игнатьевна крикнетъ имъ въ окно:

   -- Платонъ Андреевичъ! Сашенька! скоро ли вы спать-то ляжете?

   -- Скоро, Лизынька, скоро, мой другъ! отвѣтитъ Кропачевъ за себя и за дочь.

   -- Да вѣдь одинадцать часовъ ужь било, полночь на дворѣ. Я, право, не понимаю, какое удовольствіе сидѣть въ такую пору въ саду, темно, лягушки скачутъ, роса пала, того и смотри, что Сашенька насморкъ схватитъ, уже съ замѣтнымъ раздраженіемъ продолжаетъ Лизавета Игнатьевна, и Кропачевъ направляется къ дому въ ту же минуту, хоть спать ему рѣшительно не хочется и разстаться съ чистымъ воздухомъ сада жаль. Сашенька молча идетъ за нимъ.

Благодаря этой нравственной апатіи, перешедшей въ физическую дѣнь, Богъ вѣсть, что вышло бы изъ Сашеньки, еслибъ она не испытала, на себѣ посторонняго, хотя кратковременнаго и совершенно случайнаго, но благотворнаго вліянія. Это благодѣяніе судьба послала ей въ образѣ тетки, жены Василья Андреевича Кропачева, бывшаго тогда профессоромъ физики въ К--скомъ университетѣ. Одно время случилось, что профессора К--скаго университета въ учебное время остались безъ занятій на неопредѣленный срокъ; вотъ Василій Андреевичъ и вздумалъ ниспосланныя свыше каникулы употребить на путешествіе до города, гдѣ родился и жилъ его старшій братъ, съ которымъ онъ не видался почти пять лѣтъ. Съ нимъ отправились жена и дѣти. Въ семьѣ Платона Андреевича гостей приняли радушно, и въ продолженіе трехъ мѣсяцевъ пребыванія младшаго Кропачева у брата, между родственниками продолжалось полное согласіе, главной причиной чего были не столько расположеніе Платона Андреевича и хлѣбосольство Лизаветы Игнатьевны, сколько тактъ, съ какимъ держали себя гости.

Отъ нечего дѣлать, или въ силу потребности во всякое время и на всякомъ мѣстѣ дѣлать дѣло, жена Василья Андреевича свой трех-мѣсячный досугъ посвятила занятіямъ гь племянницей. Скоро присмотрѣвшись къ жизни своихъ гостепріимныхъ хозяевъ, она нашла необходимымъ помочь воспитанію племянницы, насколько станетъ силъ. Сашенька въ то время была еще ребенокъ; къ ней каждый день ходилъ какой-то священникъ преподавать законъ Божій и грамматику; но Лидіи Герасимовнѣ казалось болѣе чѣмъ недостаточнымъ образованіе, которымъ руководилъ этотъ учитель, и она поставила себѣ непремѣнной задачей пробудить любознательность въ племянницѣ и начать въ ея головѣ самостоятельную работу мысли. Съ этою цѣлью добрая женщина цѣлые часы разговаривала съ дѣвочкой, объясняя то какое нибудь явленіе природы, то необходимость знанія какой нибудь науки; разсказывала разные эпизоды изъ древней и новой исторіи, приводила, событія изъ современной жизни, которыя возбуждали въ молодомъ, пробуждающемся умѣ стремленіе къ пріобрѣтенію самыхъ разнородныхъ знаній, и, такимъ образомъ, вызвала къ жизни ея умственныя силы, которыя начинали уже глохнуть и, навѣрно, скоро заглохли бы совсѣмъ, еслибъ она не встряхнула и не направила ихъ. Кончила Лидія Герасимовна тѣмъ, что племянницу при ней же отдали въ гимназію. Щедро одаренная способностями, Сашенька быстро пошла по указанной дорогѣ, и изъ переписки съ нею тетка съ удовольствіемъ видѣла, что не даромъ потратила на нее время. Одно только не нравилось ей въ Сашенькѣ, это чисто-отцовскій складъ характера, главной чертой котораго было полное отсутствіе рѣзкаго, побѣждающаго протеста, но посредствомъ писемъ ей трудно было ратовать противъ такого серьезнаго недостатка, и она молчала о немъ. Впрочемъ, Сашенька и безъ стороннихъ указаній хорошо сознавала этотъ недостатокъ; она только побѣдить его не могла. Какъ ни трудно ей было подъ гнетомъ безтолковыхъ материнскихъ заботъ, но она подчинялась имъ. И куда только не проникалъ произволъ Лизаветы Игнатьевны! Сашенька любила читать и, отказываясь отъ дорогихъ обновъ, выпросила у отца денегъ на годовой абонементъ, въ библіотекѣ. Лизавета Игнатьевна не возстала противъ этого, но, заботясь о зрѣніи дочери, строго наблюдала, чтобъ дочь не читала по долгу и чтобъ совсѣмъ не читала по вечерамъ, и Сашенькѣ, неимѣвшей храбрости открыто пойти противъ матери, часто случалось брать тихонько свѣчи изъ кладовой и насквозь просиживать ночи за книгою, взятою на срокъ. Она любила природу и иногда высказывала желаніе посмотрѣть на нее вблизи, не изъ окна; хотѣлось ей также изрѣдка навѣстить подругъ, но мать вѣчно находила уважительную причину оставить ее дома, и причина была всегда одна -- нежеланіе Лизаветы Игнатьевны подняться съ мѣста. Такъ было и во всемъ остальномъ. Все это мелочи, пустыя неудобства жизни, которыя не въ состояніи ни на минуту смутить самостоятельнаго человѣка; но дѣло въ томъ, что Сашенька неспособна была дѣйствовать самостоятельно. Позволеніе заниматься со мною, данное по убѣдительной просьбѣ начальницы гимназіи, било для нея неожиданной милостью и, можетъ быть, только потому, что я подвернулась ей, какъ дѣло, Сашенька привязалась ко мнѣ такъ сильно...

Разъ, придя на урокъ, я застала Сашеньку грустною и съ заплаканными глазами. На мой вопросъ, что съ нею, она отвѣчала:

   -- А и не знаю, право... голова отказывается служить... Весь день сегодня чувствую себя не хорошо. Я ночь-то не спала, нужно было книгу дочитать, да, кромѣ того, на базарные дни лѣтомъ мнѣ не спится -- люблю смотрѣть, какъ крестьяне на базаръ сбираются. Вы вотъ не поймете, должно быть, до какой степени люблю я слѣдить за крестьянскими телѣгами: такъ бы, кажется, и проводила возъ вплоть до базара, чтобъ продавать или покупать вмѣстѣ съ его хозяевами: страшно мнѣ хочется окунуться съ головой въ простую рабочую жизнь.

   -- Но плакили-то вы о чемъ? Голова, что-ли, болитъ отъ безсонницы?

   -- Нѣтъ, милая Надежда Григорьевна, голова у меня болитъ не отъ безсонницы. Досадно ужь очень, что всю жизнь, изо дня въ день, приходится сидѣть взаперти, точь въ точь собаченка привязанная къ кровати старой дѣвственницы-ханжи, ради сбереженія собачьей нравственности... Сегодня Ершовы звали меня на мельницу, чай пить: мнѣ очень хотѣлось поѣхать съ ними, но мамаша, какъ водится, не пустила, да еще въ наказаніе за то, что я не съ разу отказалась отъ своего желанія, и къ молебну не взяла, а мнѣ необходимо провѣтриться, потому что вотъ ужь двѣ недѣли скоро, какъ я не выходила, никуда, кромѣ нашего сада. И въ садъ-то не пускаютъ, то ноги промочишь, то загорѣть можно, то спать пора, а не послушаешься -- содомъ...

   -- Неужели нельзя убѣдить Лизавету Игнатьевну, что ей пора дать вамъ нѣкоторую свободу?

   -- Какъ вы убѣдите се? Она женщина простая и ей не втолкуешь, что ея заботы обо мнѣ глупы. Ей нравится собственная жизнь, и она, чтобъ сдѣлать меня счастливою, держитъ меня такъ же, какъ держали ее въ молодые годы. И какъ тутъ станешь убѣждать, когда всякое противорѣчіе выводить ее изъ себя.

   -- Въ такомъ случаѣ, не пускаясь въ разсужденія, поступайте такъ, какъ нравится -- и только; посердится, покричитъ, и отступится,

   -- Но вѣдь она любитъ меня больше всего на свѣтѣ, за что же я буду обижать ее?

   -- Ужь лучше совсѣмъ не любила бы, если не умѣетъ любить по человѣчески. Отъ ея любви съ вами произошла не хорошая перемѣна. Когда я только-что познакомилась съ вами, я удивлялась ровности вашего характера, но за послѣднее время вы стали очень раздражительны, сегодня вотъ плачете даже, я дальше ужь и не извѣстно до чего дойдетъ...

   -- Почему вы знаете, что моя перемѣна, не къ добру? Вѣдь говорятъ же, что человѣкъ только тогда и начинаетъ отстаивать себя, когда ему сдѣлается положительно невозможно дышать...

   -- И говорятъ это не въ похвалу человѣку. У васъ скоро ли дойдетъ до того, что невозможно будетъ дышать?

   -- Не знаю. Но что нибудь должно же взять перевѣсъ, такъ жить нельзя; или возстану или совсѣмъ пропаду...

   -- Попытайтесь возстать лучше, Лизавета Игнатьевна отжила свое, теперь ваша очередь жить.

   -- Но гдѣ же мнѣ взять столько твердости, чтобъ спокойно смотрѣть, какъ она будетъ страдать черезъ меня; поймите, что мнѣ жаль ее.

Больше нечего было говорить. Не въ первый уже разъ наши разговоры объ этомъ предметѣ кончались такъ неудачно. Слыхала я, какъ Ершова пыталась поднять въ Сашенькѣ желаніе помѣриться съ матерью силами, но и ея доводы не имѣли успѣха, и такъ надоѣло мнѣ наше переливанье изъ пустого въ порожнее, что я твердо рѣшилась обходить молчаніемъ положеніе Сашеньки на будущее время, хоть мнѣ и больно было видѣть, какъ давитъ оно ее.

Послѣ экзамена изъ французскаго языка, который сошелъ отлично, я рѣже стала бывать у Кропачевыхъ, а пот.омъ и совсѣмъ перестала ходить къ нимъ. Не по собственному желанію оставила я ихъ домъ; на это была водя Дмзаветы Игнатьевны.

 "Милая Надинька! Не ходите къ Кропачевымъ до тѣхъ поръ, пока я не увижусь съ вами или не напишу снова; тамъ творятся очень крупныя мерзости. Лизавета Игнатьевна задумала отдать дочь за молодого Глушкова, но дочь, противъ всякаго ожиданія, рѣшительно отказалась выполнить въ этотъ разъ ея волю. Женихъ изъ богатаго купеческаго семейства, пользующагося уваженіемъ въ городѣ, и отказъ Сашеньки довелъ Лизавету Игнатьевну до бѣшенства. Все это я знаю изъ записки Сашеньки, принесенной мнѣ Платономъ Андреевичемъ, гдѣ, между прочимъ, говорится, что Лизавета Игнатьевна поклялась выгнать изъ своего дома меня, Мызину и васъ... Ваша А. Ершова."
 

Категория: Проза нолинчан | Добавил: nolya66 (31.03.2021)
Просмотров: 60
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Нолинск. Рассказ об одном здании.
Просмотров: 2744

Мемориальные доски г. Нолинска
Просмотров: 5393

Нелли Неженцева: "Была мне Музой моя мама - А. Анфилатов"
Просмотров: 1182

Из серии публикаций «Нолинск моего детства от А до Я». 1945-1965 гг. Е – Еда
Просмотров: 104

Судьба священника П.Дрягина
Просмотров: 1993

Новое на форуме
Вятский говор. Случай в колхозном автобусе (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 30.03.2021
Ответов: 0
Парки малых городов. Нолинск.
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 16.03.2021
Ответов: 0
г. Нолинск с высоты птичьего полёта (видео)
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 27.01.2021
Ответов: 0
Город, который обнулили. Часть 1
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 25.10.2020
Ответов: 0
Обнулили Нолинск. Часть 2. Всё-таки его бомбили
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 25.10.2020
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Ожегов М.И.
Просмотров: 2422

Сергей Мохов. Озеро детства
Просмотров: 2534

Николай Зроль
Просмотров: 2198

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2021