Четверг, 18.10.2018, 09:47
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [87]
Культура [35]
Известные люди [63]
Поэзия [71]
Художники [14]
Проза нолинчан [28]
Публицистика [14]
Песни нолинчан [7]
Годы революции и гражданской войны [8]
Новые материалы
Нелли Неженцева: "Была мне Музой моя мама - А. Анфилатов"
Дата: 08.10.2018

Зеленин Д.К. Народные присловья и анекдоты о русских жителях Вятской губернии
Дата: 04.10.2018

Тайна одной фотографии
Дата: 03.09.2018

История фабрики "Пятиугольник"
Дата: 08.08.2018

Второй после Сталина
Дата: 05.08.2018

Н.Неженцева о нолинском поэте А.Анфилатове
Дата: 04.08.2018

Из истории Ботылей и Вятского края
Дата: 29.07.2018

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Главная » Статьи » Поэзия

 
Христиан Моргенштерн

Христиан Моргенштерн (1871 - 1914) - немецкий поэт, писатель и переводчик, классик немецкой литературы конца XIX — начала ХХ веков. Родился 6 мая 1871 года в семье живописцев. Самую большую популярность среди читателей имела его юмористическая лирика.  В 1895 году увидела свет первая книга Моргенштерна — сборник поэзии “Во дворце фантазии”. Работал переводчиком, живя в Норвегии, изучал язык. С начала 1913 года Моргенштерн переводил поэзию с французского. Умер 31 марта 1914 года.
Юрий Куимов
 
Из Христиана Моргенштерна. Перевод c немецкого
Юрий Куимов родился 30 ноября 1967 г. в г. Губаха Пермской обл. Закончил среднюю школу № 1 в г. Нолинске. Печатался в поэтическом сборнике  «Artelen» (Украина, Киев), в районной газете «Сельская новь». Автор поэтического сборника «Дар» (1988). Победитель ІІ Всероссийского конкурса «В мире литературы» - 2-е место в номинации «Поэтические переводы с немецкого языка» (2012). Победитель Международного литературного конкурса, посвященного жизни и творчеству Виктора Шнитке (Москва, 2012).
Ветка розы

Юг.  Переулок. Тихой ночи час.
Я вышел от тебя, закрыл ворота -
И обернулся, вдруг почуяв что-то:
С террасы ветка падала как раз

На мостовую.  Взял её я в руки -
И уловил дыханье губ твоих
В приветном аромате  роз густых,
Заполнившем на миг тоску разлуки.


***

Громкие слова

Нам громкие слова, – что вражий нож! –
Они нам слишком часто подло лгали.
Себя желая обмануть едва ли,
Мы лжём себе, в свою же веря ложь.

Не доверяя слов шумливой фальши,
Их бремя люди без конца влачат.
Вновь страх нас окружает, словно чад, –
Но мы себя обманываем дальше.

***


Зимняя ночь

Некий колокол огромный
пел однажды «бом-бом-бом»…
Падала снежинка скромно
в сне волшебно-голубом.

Падала снежинка с неба,
ангельским пером плыла. –
В серебристых звёздах нега
расплескалась добела.

Некий колокол огромный
пел однажды «бом-бом-бом»,
и снежинка пела скромно
в сне прелестно-голубом.

В тихом сне так славно пела…
Миллионы – вслед за ней, –
и земля вся побелела
пухом ангельских огней.

И земля вся побелела
пухом ангельских огней.

***


Пугало

Орут вороны: «Карр-карр-карр!
Ты что торчишь здесь, старый скарб?!
Молве досужей вопреки
Нам не страшны твои очки!

Мы знаем точно и без книг –
Не баба ты и не мужик.
Ты не шагнёшь и пары раз,
Хоть гром греми, хоть ветер в пляс.

Ты просто палка в зипуне
С дырявой шляпой на ремне.
Карр-карр-карр!»

***


Огонь маяка

1.

Ты знаешь маяка огонь подвижный,
ресницы распахнувший оживлённо, -
как бы самой  судьбы глазами глядя,
вещей он изучает перемену. –

Быть может, сам стоишь ты у предметов
вот так же испытующе и строго,
в тот час, как волны моря мирового
к твоим ногам несут свои загадки…

2.

И тогда огни другие
верно, нежно, неподвижно
в ночь вперяясь взглядом вещим,
как глаза спокойных женщин,
молят: выйди из волнений,
действуй твёрдо, без сомнений.

***


Лучшие дни

Только терпенье! –
Ждут, без сомненья,
Лучшие дни.
Сдюжат одни
Сильные духом.
Сердце, ни пуха! –
Веру храни.

***


С земли цветы я поднимаю...

С земли цветы я поднимаю часто,
что брошены небрежно нам под ноги, -
и воздаю им должное в веках:

Не втопчут их бездушно на дороге.
Им со сладчайшей смертью повстречаться
дано – угаснуть в любящих руках.

***


Ночь пришла

Ночь пришла.
Моё сердце к тебе подошло. –
Тяжело
оставаться ему одному, тяжело.

Словно камень, оно
на груди у тебя улеглось, –
и, сквозь тело пройдя,
с твоим сердцем срослось.

Лишь тогда
обрело оно мира черты,
опустившись на дно
своего бесконечного Ты.

***


Мечтатель

Пальмстрём ставит связку свечек
на ночной гранитный столик
и глядит, как жар их плавит.

Вот причудливые горы
Образует воск, стекая,
Завитки, вихры, косицы.

Над потоками колеблясь,
Фитили взметают в небо
Золотые кипарисы.

А на сказочных утёсах
Видит грезящий мечтатель
Смелых пилигримов солнца.

***


Первый снег

Со всеми островами фьорд,
как нарисованный мелком:
заснеженный, лесами  горд
и с задушевностью знаком.

Как будто тайну мир простёр,
смягчая горшую печаль:
раскрылся облачный шатёр
и снег просыпал невзначай.

***


Полусон

Оставь одно лишь, ночи тёмный дух,
Оставь одно лишь это – сон кромешный,
Когда, устав от дня, крадусь поспешно
Я от людей в забывчивом бреду.

Преодолён день жизни без труда;
Но в час, когда из сумрака молчанье
Струится, снова чувствую в отчаянье
Что бился я напрасно, как всегда.

Бросает неизведанности власть
В сомнения и страхи непрестанно…
Едва от дня и от людей устану,
Дай, дух ночной, мне в сон беспечный
                                                     впасть.

***

Шепчет ветер...

Шепчет ветер в высоких деревьях…
В нём и я, и мои слова.
Шепчет ветер в высоких деревьях –
И душа моя шепчет, жива
Растворённой в нирване.

***


Щуки
 

Святой Антоний Падуанский
проповедует рыбам


Щук наставлял святой Антоний.
Они признали, что резонней
им впредь с сугубым постоянством
заняться  вегетарианством.

И вот, паря мечтой высокой,
глотали лишь песок с осокой.
Но ужас! Что входило за день,
без пользы вытекало сзади…

Стал пруд опружен и загажен, -
полтыщи рыб издохли даже!
"Нас, - плачут щуки, - мучил зря ты!»
А он в ответ  им: "Святы! Святы!»

***


Тканьё тумана

Одета в плащ из тканой мглы
тумана томная жена:
берёзкой стройною она
стоит в расселине скалы.

Под ветром рвётся, трепеща
листвы смарагдовая прядь:
готов он силой жертву взять, -
а ткач всё ткёт туман плаща...

***


Начало грозы

Прыснул крупный жемчуг смело,
Сыпанул сквозь сети сита…

Жесть на крышах загремела,
Улицы сверкают сыто…

То ли капли, то ли пули
По листве пустили строчки?

Вспышка! – молнии сверкнули,
Хлынул ливень, как из бочки.

***


Журчит лесной ручей...

Журчит лесной ручей воспоминанья…
Его полночный разговор вновь возвращает
в те  милые места, где жизнь моя текла.

Пока сижу вот так, поникнув головой,
источник слёз вскрывается во мне,
и так всю ночь журчит безперерывно.

***


Голос Ночи

Я был с собою не в ладу.
Был опрокинут Ночи чан.
Я закричал
Сквозь мрака чёрную слюду.

Услышал голос я тотчас:
«Чего ты ждешь и что с тобой?!
Что счастье для тебя? Что боль? -
От света звёзд ослеп мой глаз.

Расти, пока придёт твой срок.
Увянув, скажешь: «все умрём».
Жизнь – лишь в сознании твоём.
Но вечна я, как вечен рок».

***


Ноябрьский день     
    
Дом в тумане, как в дыму,
В двери рвётся ветер;
Без лишений никому
Не прожить на свете.

Скован рот, безмолвней дом.
Птицы день не будят.
Скрытно, как на дне морском,
Грезят мир и люди.


***

Скамья

Сонет

Так нежно ночь манит меня на башню,
что ввысь взметнулась над моим посёлком:
внизу ручей растёкся скользким шёлком,
я сквозь бойницы вижу лес и пашню.

В листве дерев трепещет  свет всегдашний:
горит луна сияющим осколком.
И фонари, подобные иголкам,
лучами колют  ночь, мечей бесстрашней.

Но мне одна скамья всего важнее:
сюда приходит милая так часто,
чтоб рядом провести часы ночные.

Мы часто плеску вод  внимаем с нею,
желая сердцем  вечно здесь встречаться
и видеть звёзд мерцанья  неземные.

***


Пустота

Во тьме душа…
Любовь ушла,
опустоша.

Кричу сквозь боль:
Наполни, свет,
меня собой.

Любовь, вернись,
Приди во сне, -
скорей склонись
ко мне!

Любимой – будь!
Надеждой жить
наполни грудь!

В тревоге дней
любовь к тебе
всего сильней.

***
 
Доброй ночи

Над землёй туман, как загадка, -
в шелестящих деревьях мы тонем.
«Доброй ночи» - шепнула ты  сладко,
прикоснувшись к моим ладоням.

Возвращался  в тумане я словно, -
лес листвою мне мысли ерошил.
И, дрожа – озяб безусловно, -
называл я  весь мир хорошим.


***

Как человек...

Как человек, который в хмурый день о солнце
забывает, -
которое меж тем сияет беспрерывно, -
так пусть забудем в хмурый день Тебя, -
чтоб вдруг однажды - снова и опять -
быть потрясёнными нам в слепоте своей:
о, как неисчерпаемо сияет  
твой солнечный, твой чистый Дух
нам, странникам полночным!

***


Пастух Агасфер

Недавно я увидел сон, мне снилось,
что мне приснилось, будто сон я вижу,
как Агасфер (с ним дважды семь коров –
семь тощих и семь тучных), - в лунном свете
проходит через мрачную трясину.
«Эй, добрый вечер, мастер Агасфер!» -
я крикнул лихо, так, что тощий скот
отпрянул  в сторону в испуге. – «Что такое?
Вы собрались коров прогнать по свету?»
Презрительно старик свой бросил взгляд
и посохом, гневливо бормоча,
по жирной ляжке вытянул скотину.
-А ну, пошла! – корова подскочила,
за ней проворной рысью припустили,
тряся отвислым брюхом, и другие,
пока их сумерки не поглотили, -
и лишь седая борода скитальца,
мерцая,  развевалась в отдаленье…
Затем сместилось всё в моём сознанье
и в море сновиденья стаял парус…

***


Садовник

Я наблюдаю снова,
когда спешу домой,
безумного Толстого
с седою бородой.

Листву сгребая, так он
серьёзно морщит лоб!
Рукав его закатан, -
в руках лопата, чтоб

вносить навоз под грядки –
пустяк тогда мороз!
Его мозги в порядке, –
в них -Сын земли - Христос…

Велик был чином, ростом
и землю злом терзал…
теперь – садовник просто
и пост его – курзал.

Бормочет, - на лопату
всей мощью оперся.
Ему – ума палата! -
подвластна мудрость вся!

Он птицам сыплет крошки,
учтив с ростком травы,
с землёй не понарошку
он с нежностью - на «Вы».

Согреть её навозом -
пустяк тогда мороз.
В его мозгу серьёзном
Сын Матери - Христос.


Курзал (уст. курхауз, кургауз) —
помещение на курорте, предназначенное для
отдыха ипроведения культурно-развлекательных мероприятий.


***

Зима

Нереальный образ, - бело-розов
Дух сиянья солнца и морозов.
Льётся глыба облачной вуали, -
В первый день зимы окрасив дали.

***


Сон

Сон отправляет в ночь свою орду, -
Чудовищ, легион за легионом…
Они крадутся к жертве со спины,
на лёгких лапах,  обнимают крепко,
бесшумно, неизбежно, - как медведи, -
пока все мышцы не обмякнут, - после
на землю тело оседает молча…
И вот, когда всё тихо улеглось, -
спешат покорной рысью к господину, -
лишь их ворчанье  громом полнит глухо
угрюмые леса его владений.

***


Лес грёз

Сомкнуты сном глаза дрозда:
притих в густых ветвях берёзы.
Лес утопает в царстве грёзы,
дары торжественно раздав.

Возносится в тиши луна.
Петь горло звонкое устало.
Листва в лесу трепещет вяло
и звёздным гимном ночь полна.

***


О, Ночь...

В Ночи - глухом колодце -
купаю плоти пух:
свет сотен солнц смеётся –

огонь твой не потух,
так пусть во мне зажжётся
твоих открытий дух!

О, Ночь! – О, глубь Колодца!..

***


Она говорит

 «Твоё письмо я к сердцу прижимаю, -
так, словно вдруг ты очутился рядом:
мне чудится, лаская нежным взглядом,
меня в объятьях держишь в солнце мая…

Прохладным лбом, горячими устами,
чей трепет прежде я не ощущала,
ты к сердцу приникаешь, чтоб вещала
во мне любовь прикосновений стами.

Грозясь, ветра  гудят протяжным воем, -
но маятник в старательном размахе
сопровождает ночь спокойным боем.

Он тишину тянул пальцами пряхи,
когда грозу встречали мы с тобою…
Так ты теперь мои уносишь страхи».

***


Ласточки. Вольный перевод

Ласточки, взрезая вечер,
вьются в небе без усилья:
ввысь вычерчивают свечи,
золотом мерцают крылья.

Устремились в небе стаять
солнцерозовые спины! -
Словно брызги лёгких стаек
на эмали света стынут.

***


Листопад

Сухой листвою лес шуршит –
Осений океан прошит
Ветвей искристой сетью.
Но ты, печальная душа,
Скорбям сочувствовать  спеша,
Крепись, молчи, не сетуй!

Учись смеяться, вопреки
Тому, что ветер на куски
Добычу рвёт и мечет.
Пусть прошлым и не пренебречь, -
Дух Времени поднимет меч
И боль твою излечит.

***


Первый снег

Первый оттиск - нивой белоснежной, -
пенный пух прошил твой  тайный след.
Первая тропа – стопою  нежной –
через поле девственное – в свет.

Тонко и ребячливо начало, -
роща тихо шепчет над челом, -
и душа  приветом отвечала
льду, сверкающему серебром.

***


Время и Вечность

На крыльях ветра
голос ручья…
Разговор волн
в дыхании ночи…

И тикает мой маленький будильник…

О, Время... О, Вечность!

***


Лунная ночь

Вал холмов чернеет  глухо .
Мгла над ним стоит стеною, -
Плещут траурной волною
В лунном свете крылья  духа…

Соткан образ предо мною:
Затхлость мира - небо рая.
Там, внизу, лишь тьма сплошная,
Но сиянье душ – над тьмою.

***


Аллея

Люблю прямые аллеи
с их стрелами анфилад:
в  небесную бухту  рея,
их рек утекает ряд.

Там Вечность с её причалом:
я  тоже в конце пути.
Легендою  отзвучало
Время: прощай-прости!

Сильней человечьей силы
мощь моего крыла, -
и Бесконечность красиво
зарёй небосвод зажгла.

***


На лесном концерте

Хор ветров в  лесном концерте! -
Сосны в соло-круговерти,
ели  в молчаливой пляске,
хоровод берёз, как в сказке,

болтовня кустов с травою,
листья реют ржавым роем, -
всё бы слушать мне до смерти
хор ветров в лесном концерте!

***


Наяривает ветер...

Наяривает ветер не шутя.
Что свищет он, дурацки-несуразен?
Ревет в трубе, проносится свистя, -
то взвоет, то утихнет разом.

Ночь с ветром разрыдаются вдвоём
тяжёлым ливнем сонным, -
им вторит чёрная пустыня за окном
со стоном монотонным.

Пронзительный, всё стонет да ревёт, -
собаки в подворотне воют вместе.
Плюёт на мир весь вечер напролёт:
философ он, по чести.

***
 

Пёсик и киска

Дым-дом-карлик-нос,
Где тут киска, где тут пёс?
Чёрный пинчер шмыг за печь –
Лижет лапы, хочет лечь.
Киска на окно, кокетка, -
Моет мягкую жакетку.
Слышен грохот-шорох-гром –
То зашла хозяйка в дом.
Что несёт хозяйка киске? –
Что! Клубок – не кашу в миске,
Серенький клубок, малышка! -
Очень он похож на мышку.
Что несёт она собачке?
Что! Ошейник – не иначе:
Со словами – вот так да! -
«Пинчер Шнауц-Борода».
Дым-дом-вот-те раз:
Быстро кончился рассказ!

***


Лесное безмолвие

Я шёл по лесу в  час дневной, -
так был он полон тишиной,
что в час такой
я захотел
воскликнуть: «о, какой покой!» -
и шёпот с уст моих слетел.

***


Эстетичная ласка

Загадка-сказка:
на гальке у ручья так баско
зачем сидела ласка?

Ответ –
пустяк:

Один простак
открыл секрет
не глядя:

Зверёк замет-
но хитрый эт-
о делал рифмы ради.

 
Баско (молодёжный сленг) - хорошо, классно.
 
***

Три воробья

Сидели однажды на голом кусту
Три воробья, живот к животу.

Эрих справа, а слева Франц,
А между ними нахальный Ханс.

Глаза закрыты, лишь слышен вздох,
А сверху снег осыпается, ох!

Прижали теснее друг к дружке крыло, -
Особенно Хансу было тепло.

Все трое сердечек слушали стук, -
Сидели б еще, да вспорхнули вдруг.

***
Категория: Поэзия | Добавил: nolya66 (27.03.2018)
Просмотров: 529
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Нолинская библиотека.
Просмотров: 1098

"Цветы коммунизма" в Нолинске. 1918г.
Просмотров: 1034

Сказки Нолинского уезда. Записи М.А.Колосова
Просмотров: 1314

Новое на форуме
Вятский фотохудожник А.М.Перевощиков
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 08.10.2018
Ответов: 1
Нелли Неженцева. Олеся и два художника
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 05.10.2018
Ответов: 0
Киров в х/ф "Временные трудности"
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 22.09.2018
Ответов: 1
Поэзия нолинчан
Стихи Любови Мартемьяновой
Просмотров: 1236

Александр Анфилатов. Ах, как давно всё это было... Стихи
Просмотров: 1090

Стихи Будилова Александра
Просмотров: 1202

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2018