Вторник, 17.10.2017, 05:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [86]
Культура [31]
Известные люди [55]
Поэзия [67]
Художники [10]
Проза нолинчан [26]
Публицистика [10]
Песни нолинчан [6]
Новые материалы
Экспозиции Нолинского краеведческого музея вчера и сегодня
Дата: 14.10.2017

Письмо из Нолинска в Кремль: о чём писал сыну отец Молотова
Дата: 08.10.2017

Туснолобов С.С. - Полный кавалер ордена Славы
Дата: 07.10.2017

Как отставной солдат Губин перешел в иудейскую веру
Дата: 07.10.2017

Малков Ф.М. - учитель, краевед, писатель
Дата: 30.09.2017

Богоявленская церковь. Село Татаурово
Дата: 28.09.2017

Легендарное здание в г. Нолинске
Дата: 28.09.2017

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Главная » Статьи » Известные люди


НАЕЗДНИК НОЛИНСКОЙ ГОСКОНЮШНИ В.Ф.КУЗНЕЦОВ.

ОТ ИНВАЛИДНОСТИ ДО ВСЕСОЮЗНОГО РЕКОРДА, ВНЕСЁННОГО В КНИГУ РЕКОРДОВ ГИННЕССА.

 

 Отрывок из книги Веры Ануфриевой «Ветер в гривах» (Киров. 1999г., в сокращении).

 
                                                           Как увижу коней,
Как увижу коней -
Становлюсь сам не свой.
Что с душою моей!
   (Из песни)
.                      

     
   
 
    БЕГА: КРУТЫЕ ГОРКИ

Ничто не греет так, как конская шерсть, говорят ковбои. Быть может поэтому в лютую зиму 41-го молодой солдат из вятской глубинки часто вспоминал лошадей своего детства.

    ЗАЙЧИКИ

 

   Васятка, вскарабкавшись на подоконник, смотрит в оттаявшую  лунку на заиндевелом стекле. На улице белым-бело, избы по самые крыши в сугробах, а люди – что снеговики. Но вот – словно луч солнца: это отец вывел на прогулку вороную кобылку Пташку. Как на чудо какое, на заморскую жар-птицу, глядит не наглядится мальчонка на лебяжью шею, точёные ножки. В гриве ленты пламенеют, колокольцы позвякивают, из ноздрей белый пар пышет. Точно воробушек в клетке бьётся сердце, неужто батянька забыл про него? Скрип двери, и вот он уже в сильных отцовских руках. Тот его укутает потеплее да в санки… и пошёл, пошёл… Вихрем мчатся, ледяной ветер сечёт лицо, нет сил терпеть, а Васятке ещё быстрее надо.

    Десяти лет не было, а он уже сам начал управлять лошадьми. «Посадят меня на козлы, я подаю, а отец с матерью за рубаху держат, ямщичал вовсю», - улыбается В.Ф.Кузнецов, мастер-наездник Кировской госконюшни. Недаром родился он в Лебяжском районе, и поныне славящемся своими лошадьми. В деревне Зайчики, там, где Немда с Лажем сходятся. Деревня была красоты неописуемой: у каждого дома – черёмуха, как расцветёт, аж тонет в цвету! Зажиточная, в 50 домов, многие хозяева держали лошадок. У Фёдора Кузнецова они не переводились, каждую весну – жеребята, чистопородных разводил. На племенную кобылу даже свидетельство было, красные корочки. Потом Пташку сдали в колхоз вместе со сбруей и тарантасом. а сколько сил на всё это ушло? На базар съездят -  всё блестит. По праздникам тогда в Уржуме бега устраивались, отец Васятки непременно в них участвовал и нередко бывал первым, в деревенских же состязаниях всех обгонял. Вернутся мужики с базара, «по четверти самогона заспорят», и поехали – кто кого.

    Без лошадей дом осиротел, да и как было прокормить восьмерых (!) ребятишек без главной тягловой силы? Пусто стало без Пташки, нерадостно, но Вася пристрастился бегать к ней на колхозную конюшню. Хлебушка принесет, приласкает, а чуть подрос, стал навоз на ней возить, трудодни зарабатывать. Конюх, вроде нет прозаичнее работы, а на самом деле…

    Ночное. Перекинут мальчишки куртку вместо седла, вскочат на коня, большие пальцы ног в карманы, как в стремена, вставят – и галопом к реке, грядки и канавы перепрыгивая. Накупаются вдоволь вместе с лошадьми, а чуть стемнеет – и костёр разведут и сидят, картошку пекут, звёзды упавшие считают, о будущем загадывают. И невдомёк им, насколько хрупок и невозвратен этот сказочный, тихо уснувший мир. Лишь всплеск рыбы из речных глубин да всхрап вдруг всполохнувшегося коня. Отсвет костра лицах мальчишек, как дыхание близкой войны. 


    РАЗВЕДЧИК КУЗНЕЦОВ
 
    Заберётся Васятка на полати, глаза зажмурит и мечтает. Будто едут солдаты на лошадях, в будёновках, и он с ними на Пташке скачет, сабелькой помахивает. Потом война вмиг разрушила песочные замки детства, надолго разлучив с родным домом и лошадьми.

    В «учёбке» Василий Кузнецов сдал все экзамены на «отлично» и попал в 26-ю Златоустовскую Краснознамённую, ордена Суворова II степени стрелковую дивизию, в полковую разведку. Правда, узнав, что он до войны был помощником наездника, ему предложили дело при штабе возле лошадей офицеров, но он упросил оставить его в разведке.
     
    - Мы были глаза и уши полка, без нас ни один бой не начинали, вспоминает Василий Фёдорович. – Приходилось и «языков» брать, и вызывать огонь на себя… А какая зима лютая была. Хлеб привезут, буханки круглые были, так сапёрные топорики не брали, большущим топором разрубали или пилкой распиливали. И вот мёрзлые куски эти супом из американских консервов (чечевица с мясом) смешаешь, оттают немного – и грызёшь.

    - Перешли мы как-то линию фронта. Подобрались к фашистскому штабу, часовых сняли.. А в штабе окна большие были, они ж не по-нашему воевали. Это мы в землянках, как кроты в норах, сидели, а немец удобства уважал. Чего только с собой не таскали, даже духи были. И вдруг один из наших, не предупредив, метнул в окно гранату, осколки так и брызнули, стёкла впились в ноги и в живот… Глядим, штабные у стола лежат, а охрана уже стреляет. Еле ноги унесли, лог спас. Документы всё же прихватили. Боевое крещение тогда принял. 


    Есть у ветерана и орден Отечественной войны, и медали. Он очень дорожит ими. «В начале войны орденами не раскидывались, это потом уже за каждый населённый пункт награды стали давать».

    В 1942 году, возвращаясь с задания, взвод полковой разведки попал под ураганный огонь вражеской артиллерии.

    - Выползали всё же к своим, но отдыхать не пришлось. В роте, на которую наткнулись, всего уже человек двенадцать было. Приказали с ними остаться на подмогу. Как сейчас вижу огромный тополь, руками не обхватишь, рядом окоп с водой – весной дело было. И вот смотрю, отколь трассирующие пули погуще идут (ночью они светились), туда и палю. Диск выпустил, второй зарядил, только очередь сделал – бах! Аж от земли подбросило. Ноги сразу же замозжило, ровно отсидел. Глянул, а там всё разворочено… Упал в окоп, руки о стенки распялил, чтобы водой не захлебнуться. Потом всё же остаток сил собрал, кое-как выполз. Что делать? Подобрал палки вместо костылей и поковылял в санчасть. А бои шли под Старой Русской, там болота чертовские, вывозился весь в грязи… Чувствую, не могу больше, крови много потерял. 

    Немного погодя пришли за мной, отнесли в санчасть. Кровь остановили, рану прочистили, вместо наркоза – спирту влили, ну и уснул. Проснулся уже в машине. Раненые, как поленья, наложены… Трясёт, а тут ещё в затор попали, немец бомбить стал. Ну, дума. там не добили – так здесь, но пронесло. В поезде месяц ехали, в одном городе половину раненых всё же выгрузили, в бывшей школе положили на топчаны, один конец одеяла под себя, другим закрываться надо. Но мне места не хватило, и опять вагон. Рана моя нагноилась, черви развелись, горстями из под гипса вытягивал… Наконец до Златоустовского госпиталя добрались.

    
 
    В 20 лет он стал калекой. Сустав раздроблен, передвигался только на костылях. Врачи не верили, что сможет когда-то без них обойтись. А он домой вернулся и бросил костыли под лавку. Стал заново учиться ходить. Бывало, до соседа сам доберётся, а обратно уже на руках несут.
    
    К жизни его вернули лошади. Возле них, вдохнув с детства родной запах опилок, конского пота, забывал он и войну, и ранение. Хотелось ветра на беговой дорожке, скорости! В 44-м его направили в школу коневодства при Зуевском конном заводе. После окончания её восстанавливал конефермы в Лебяжском районе. В 47-м провёл свои первые межрайонные бега в Мысах, и его тут же пригласили в Нолинскую ГЗК.
 
   
  
    РЕКОРД ГИННЕССА

 
    Бешено мчится тройка, в санях – трое наездников, коренником правит Василий Кузнецов. Эх, залётные! Сколько удали, размаха в этом полёте… Остановись, мгновение, ты прекрасно! – мог бы сказать Василий Фёдорович словами Фауста. За него это сделал художник-любитель и подарил холст мастеру троечной езды. С тех пор висит он над диваном в уютной комнатке, как бы раздвигая её пределы и призывая на беговую дорожку.

    Седьмой десяток уже разменял, а не может оставить любимое дело. Всю жизнь с лошадьми, как изменить им? Сколько сил, таланта, любви в них вложено. Ведь это только кажется, что сел да поехал.

    Лошадь возит того, с кем нашла общий язык. Каждый наездник по-своему к животному подходит: кто через гастроном, кто с плёткой, а кто с любовью и лаской. Василий Фёдорович «сговаривается» с лошадьми. Пошепчет что-то на ухо, потреплет нежно гриву, глядишь, снова его кони впереди всех. Думал ли Фёдор Кузнецов, что его Васятка до таких вершин доберётся: научится тройки слаживать, да так, что прогремят они по всей стране? Вряд ли. Видел, конечно, его тягу к лошадям, но одной любви мало. Двадцать с лишним лет шёл Василий Кузнецов к своим первым рекордам.

    - Черновую работу наездника, - говорит Василий Фёдорович, - как и артиста за кулисами, никто не видит, только результат. А достигается он упорным трудом, надо любить своё дело и работать, не жалея себя.

    Недаром он Козерог по гороскопу, а значит, если что задумал, обязательно добьётся. В 1965 год в Алма-Ате на тройке с коренником Дроздом установил Всесоюзный рекорд на 1600м – 1мин. 58,9сек. А пять лет спустя сам же побил его на Сибиряке – 1мин. 58сек. Эта победа В.Ф.Кузнецова даже записана в Книгу рекордов Гиннесса!

    Бывало, ещё и лошадей не разгрузят, а наездники уже встревожено бегают по вагонам: приехал ли на соревнования Кузнецов? «Кого привёз?» - спрашивают. – «Да так себе, - говорю. – а потом как нашарахаешь… Наводили блеск». – смеётся Василий Фёдорович. Победы шли чередой. Сибиряк не знал поражений. А попал к Кузнецову доходягой, кожа да кости. Спина и бока потёрты, смотрит волком. Но он сумел подобрать к нему ключик. «Хлыстом не задел ни разу, с голосу и с вожжой спелись…» Два года отдыхал Сибиряк, набираясь сил, сменил масть, исчезли проплешины на боках и седелке, шерсть потемнела, проступили яблоки. Не конь – мечта. И отблагодарил он своего друга преданностью без предела.

    В Пятигорске был очень трудный заезд. Соперники не давали кировской тройке вырваться вперёд, вынуждая сходить с дорожки и бежать по топкому, вязкому грунту. Коренник потерял много сил, а финиш был уже в нескольких метрах. Тогда Василий Фёдорович встал с козел и не хлыстом, не вожжами – голосом подстегнул лошадь: «Эй, Сибирячок, не подведи!» И вырвал победу.

    Этот-то момент и запечатлел художник. До сих пор бежит нарисованный Сибиряк, хотя давно уже нет его в живых. Погиб трагически и нелепо. В недобром предчувствии сжималось сердце у Василия Фёдоровича, когда он отдавал жеребца в совхоз на случку. Там и пал Сибиряк. Вышел по недосмотру из денника и столкнулся в коридоре конюшни с другим жеребцом, получив смертельный удар копытом в голову.

    Целый табун, наверное, прошёл через руки В.Ф.Кузнецова, но такого коренника, как Сибиряк, больше не было.

    «Порядок класс бьёт» - любимая поговорка у В.Ф.Кузнецова. Одна лошадь резвая от природы, а другую, чтобы в такую же резвость пришла, надо сначала хорошенько подготовить.

    - Всю жизнь на браке ездили, - пошутила Н.Н.Ветошкина, ученица Василия Фёдоровича, гл.зоотехник Кировской ГЗК.  – Денег на покупку лошадей нам не давали. Элита была, конечно, но средней паршивости. Однако даже на второсортных лошадях мы умудрялись у крэков выигрывать.

    Многие спортсменки занимаются верховой ездой, но чтобы женщина в качалке ездила, а тем более тройкой управляла, - большая редкость. В.Ф.Кузнецов доверил способной ученице сначала пристяжку, а потом и коренника. Почти весь Союз втроём (вместе с наездником А.А.Катаевым) объехали, покоряя сердца болельщиков.
   
    - Чтобы тройка пришла первой к финишному столбу, нужно, чтобы шесть голов слились в едином порыве, чтобы люди понимали друг друга, а кони – их, замечает Н.Н.Ветошкина.
   
    - Ну а лошадям безразлично разве, с кем в одной упряжке бежать?

    - Нет, конечно. Для этого из съезживать приходится, смотреть чтобы не только масть была одна, но чтобы и по характеру друг другу подходили. Китежа взять, он совсем по-разному к своим пристяжкам относился. Бороса любил, сена клочок в рот возьмёт и ему принесёт, угощает, а Бирска ненавидел. Но терпел вынужденное соседство, уши приложит и бежит. А так тройка замечательная была.

    Удивительные люди всё же работают здесь. Платят гроши, а они с 6 утра до позднего вечера и в будни, и в праздники с лошадьми.
    - Бывало расстроишься, - замечает Василий Фёдорович, а выедешь на дорожку – и обо всём забудешь. Только ты и лошадь. Душа поёт!

    Его стихия здесь, на ипподроме.
    - Я доволен судьбой. Всяко бывало. И жил бедно, и голодал, но работа, которую с детства полюбил, спасала. И до сих пор, как бы трудно ни было, выедешь на дорожку, и всё как рукой снимет.

    В троечный экипаж берёт Василий Фёдорович только тех, с кем, не задумываясь в далёком 41-м пошёл бы в разведку. Они не подведут.
    Огонь войны, медные трубы славы – всё испытал на своём веку, всё преодолел. И не изменил, не очерствел душой. Всё так же, как в детстве может часами любоваться на прекраснейшее творение природы – лошадей. Пронесли его залётные по крутым горкам жизни, а он и не заметил. (Апрель, 1995г.).                                                                                                            
      

Тройка под управлением В.Ф.Кузнецова. Коренник - Лемех.   В.Ф.Кузнецов. Фото газеты "Знамя Октября".

 
      Из заметки Галины Мартышевой, газета «Знамя Октября» за 18.08.2005г.:
 
     « В.Ф.Кузнецов родился 11.01.1922г. в д.Зайчики Лебяжского района. Ушёл из жизни на 84-м году в 2005г.
   До последних дней он был верен любимому делу. Его очень беспокоила судьба вятского коневодства, былой гордости области – тройки. Своё мастерство он передавал молодым коллегам. Вот его слова: «Я доволен судьбой. Всяко бывало. И жил бедно, и голодал, но работа, которую с детства полюбил, спасала. И до сих пор, как бы трудно ни было, выедешь на дорожку, и всё как рукой снимет. Правда, силы уже не те…»
     «И в свой последний путь Василий Фёдорович отправился на лошадке…» - написали в «Вятском крае» его коллеги по ГЗК «Кировская с ипподромом».  Светлую память об этом замечательном человеке сохраним и мы, его земляки».
     Источник: Знамя Октября.


       

       Из главы «Ноля вострокопытая».
 
    Прозвали так когда-то г.Нолинск, славящийся своими резвачами. Три «рысистых» района области – Нолинский, Лебяжский и Уржумский – издавна состязались между собой на бегах. В Лебяжье они проводились зимой прямо на льду Вятки, а в Нолинске у въезда в город был беговой круг.

    «Мимо пронеслась тачанка. Припав к «Максиму» строчил из пулемёта Петька, а рядом стоял сам Чапаев, легендарный герой гражданской войны. Много интересного было ещё здесь: катание на тройках с бубенцами, гонки лыжников за лошадью. Но больше всего зрителей собрали испытания рысистых лошадей. Кто станет обладателем бронзовой фигуры лошади – переходящего приза областного управления сельского хозяйства?» - так описывал праздник конников, состоявшийся в Нолинске в 1958г., Н.М.Тимофеев («Кировская правда»).

    В начале 50-х директором Нолинской ГЗК был его брат – Георгий Михайлович. Кстати, при нём удалось построить новую конюшню. Даже письмо Будёному писал, но денег не строительство не дали… И тогда он приспособил под конюшню освободившееся помещение автотранспортного предприятия. Были построены деревянная конюшня и станция искусственного осеменения. Воздвигли здание для лаборатории и аптеки. Правда, оказались эти постройки в центре города. и позже лошадей всё же вытеснили на задворки на окраине Нолинска.
 
    - Виталий Павлович (Меринов, наездник Нолинской конефермы птицесовхоза «Новый» - прим. Anna), а в Нолинске с чего коневодство началось?
    - Со сводных лошадей и племферм. Они стали организовываться в 1932г. А с 1 января 1936г. здесь был открыт филиал Кировской госконюшни. Жеребцов –производителей перевозили из деревни в деревню. Искусственное осеменение только в 40м году начали вводить. в Шурминской зоне было три пункта, в войну они ликвидировались и только после Победы вновь заработали.

    - А расцвет коневодства, если так можно выразиться, когда был?
   - Самое большое поголовье (советского периода – А.А.) было в 53-м году. Вскоре после войны Сталин издал указ, чтобы «ни одной головы не пропало»… А сколько народу пересидело в ГУЛаге из-за лошадей. У нас только взять – Зуевский 121-й конный завод. Динабурга (директора), Зыкина (ветврача) посадили. Конь с анемией поступил, и им сразу по 25 лет без суда и следствия. Алексей Иванович Зыкин 17 лет отсидел, в Шурме ветврачом потом работал. 

 


Категория: Известные люди | Добавил: Анна (18.02.2016)
Просмотров: 609 | Теги: Кузнецов
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Нолинский политехнический техникум
Просмотров: 608

Открытие мемориальной доски Маландину Г.К.
Просмотров: 817

В.А.Ситникова. Рассказы "Про измену", "Царские чашки", "Бориско", "Про войну".
Просмотров: 401

Новое на форуме
Спектакль "Мюнхгаузен" кировского Театра на Спасской (видео)
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 01.10.2017
Ответов: 0
Москва и Питер Нолинского района
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 20.09.2017
Ответов: 0
Э.Штина (училась в Нолинске) в книге Почетные гр-не Кирова
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 14.09.2017
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Стихи Валерии Ситниковой
Просмотров: 1273

Стихи Валерии Ситниковой
Просмотров: 836

Стихи Лобановой Галины
Просмотров: 810

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2017