Среда, 13.12.2017, 06:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [85]
Культура [31]
Известные люди [56]
Поэзия [67]
Художники [10]
Проза нолинчан [26]
Публицистика [10]
Песни нолинчан [6]
Годы революции и гражданской войны [4]
Новые материалы
Вятский Пришвин из Кырчан В.Морозов
Дата: 20.11.2017

Историко-демографическая характеристика сёл Нолинского уезда Вятской губернии XVIII – XX веков
Дата: 17.11.2017

Нолинская уездная ЧК в 1918 году
Дата: 04.11.2017

Завещание купца Суслопарова
Дата: 02.11.2017

Экспозиции Нолинского краеведческого музея вчера и сегодня
Дата: 14.10.2017

Письмо из Нолинска в Кремль: о чём писал сыну отец Молотова
Дата: 08.10.2017

Туснолобов С.С. - Полный кавалер ордена Славы
Дата: 07.10.2017

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Главная » Статьи » Из прошлого


Табачник Феликс Дзержинский.
 
  Несколько лет назад дела службы занесли меня в отдаленный уголок Вятского края. Затерянный в лесах город Нолинск оказался уютным и на редкость живописным. Над рекой возвышались старинные церкви. А главную улицу города составляли огромные купеческие особняки. Их архитектура выразительно говорила о былых претензиях владельцев на столичный шик и размах. Свидетелями тех времен были и старые корпуса ремонтного завода, куда лежал мой путь. Заинтересовала мемориальная доска на заводской проходной. Надпись гласила, что до революции в этом здании располагалась табачная фабрика, на которой работал, находясь в ссылке, революционер Ф.Э. Дзержинский.

В ответ на мое любопытство заводчане охотно поведали романтическую историю о страстной любви будущего железного наркома к ссыльной красавице. Тогда я воспринял их слова с изрядной долей иронии. Рассказы о любовных похождениях вождей революции были в большой моде и грешили недостоверностью. Да и сами рассказчики не лишены были доброй хитринки, столь знакомой по кино-образам их земляка – известного актера Бориса Чиркова.

Однако, как оказалось, эта легенда имеет основания. Историки, описывая пребывание Дзержинского в первой ссылке, упоминают имя его близкой подруги Маргариты Федоровны Николаевой. Родилась она в семье священника села Безлесное Балашовского уезда Саратовской губернии. Отец, будучи просвещенным человеком, решил дать дочери хорошее образование. При родительской поддержке Маргарита поступила на Бестужевские курсы в Петербурге. В северной столице она, умница и красавица, стала желанной гостьей в блестящих домах аристократических сокурсниц. Теплые отношения сложились у нее с семьей писателя Короленко. Однако, на третьем году обучения Маргарита примкнула к кружку молодых марксистов. Вскоре она была арестована полицией за антиправительственную пропаганду, осуждена и отправлена в ссылку.

21-летний Дзержинский познакомился с Николаевой летом 1898 года. Тогда он вместе с партией ссыльных плыл на пароходе в Вятку. Во время одной из прогулок на палубе внимание Феликса привлекла молодая красивая женщина. Взаимный интерес молодых людей быстро перерос в сильную привязанность. В конце этапа, в Вятке, их пути временно разошлись. Но Феликс настойчиво обращался к губернским властям с прошениями направить его к месту ссылки Маргариты Николаевой – в уездный город Нолинск. Его просьба была удовлетворена в августе 1898 г.

В Нолинске молодые поселились в небольшом доме, который вскоре стал своеобразным «клубом» здешних политических ссыльных. По вечерам у Феликса и Маргариты часто бывали гости. Вместе читали «Фауста» Гете и российских писателей-демократов. Спорили о трудах английского философа Стюарта Миля и «Капитале» Маркса. Традиционным стало небольшое застолье. Одни приносили чаю, другие фунт колбасы или кулек конфет. Иногда появлялась на столе и бутылка вина. Однако, семейный быт и положение «старейшины» ссыльного общества требовали от Дзержинского дополнительных расходов. Месячного пособия размером в 1,5 рубля, выделявшегося «политическим» на пропитание, да 4-х рублей «квартирных» на жизнь явно не хватало. Сетуя, Феликс писал своей сестре Альдоне Булгак : «Работу найти здесь почти невозможно, если не считать здешней махорочной фабрики, на которой можно заработать 7 рублей в месяц». Нужда не оставляла времени для раздумий. И вскоре на Нолинскую табачно-махорочную фабрику на должность набойщика был принят ссыльный «из поляков» Феликс Дзержинский.

На фабрике его рабочие обязанности заключались в резке табачного листа. Условия труда показались Феликсу тяжелыми. Он жаловался Маргарите, что глаза постоянно чешутся от табачной пыли. Однако, Дзержинский находил и преимущества в своем новом положении: «Во-первых, надо где-то на хлеб зарабатывать. Во-вторых, там я среди рабочих и могу хоть чем-нибудь быть им полезен». Эта «полезность» не укрылась от всевидящего ока полиции. Нолинский исправник с тревогой докладывал губернскому начальству, что «ссыльный Дзержинский успел произвести влияние на некоторых лиц, бывших ранее вполне благонадежными».

Быт ссыльной пары понемногу налаживался. Деньги особенно понадобились, когда у подруги Маргариты – Екатерины Дьяконовой – родился ребенок. Однако семейной идиллии не суждено было продолжаться долго. Обстоятельства вынужденной разлуки Дзержинского и Николаевой темны и противоречивы в деталях. Польский биограф революционера утверждает, что в кружке нолинских ссыльных созрел заговор с целью убийства вятского губернатора Клингенберга. Во время визита сановника в Нолинск роковой выстрел должен был сделать сам Дзержинский. Однако план этого покушения провалился, поскольку стал известен полиции. Далее иностранный автор полагает, что заговорщиков выдала охранке «авантюристка» Маргарита Николаева.

Наши историки считают такую версию ложной. Скорее всего, никакого заговора не существовало. Просто местные власти сочли нолинских ссыльных слишком уж «спевшимися». И на всякий случай решили расселить их в разные места. В подтверждение приводится весомый аргумент – Николаева никогда не подвергалась в Советском Союзе репрессиям. Она благополучно дожила до 1957 года. Преподавала в Ленинграде, затем долго работала научным сотрудником музея Лермонтова в Пятигорске. Невероятно, чтобы все было прощено провокатору, выдавшему полиции будущего начальника ОГПУ. Но до самой кончины Николаева хранила тайну. И никогда ни словом не обмолвилась о своем близком знакомстве с Дзержинским.

Так или иначе, новый 1899 год Дзержинский встретил уже в глухом селе Кайгородское на севере Вятской губернии. Оттуда он писал трогательные письма Николаевой, оказавшейся в городе Слободском. В Кайгородском состоялась их последняя встреча. К этому времени мысли Феликса были заняты не только Маргаритой. Дзержинский готовил, на сей раз реальный, план побега из ссылки. Этот замысел был успешно осуществлен, но без участия красавицы Николаевой.

О Нолинской табачно-махорочной фабрике удалось узнать следующее. Известно, что она была построена в конце XIX века и принадлежала местным купцам Небогатиковым. С петровских времен главной статьей бизнеса этой династии была торговля льняными холстами. Она позволила Небогатиковым сколотить миллионное состояние.

Реализация продукции Нолинской табачной фабрики осуществлялась через торговый дом «Небогатиков и сыновья». На фирменной упаковке был изображен вятский мужичок в красной косоворотке с самокруткой во рту. Эта торговая марка пользовалась известностью далеко за пределами Вятского края. Один из своих табачных магазинов Небогатиковы открыли даже в китайском городе Харбине (материал о русских табачниках в Китае читайте в следующем номере ТМ).

Пересматривая материалы о Нолинске, я немного посмеивался над незатейливым каламбуром, вытекающем из фамилии уездного магната: «Миллионер, и надо же – Небогатиков»! Но очередной документ привел меня в изумление. И я, уже без улыбки, перечитал его дважды. Оказывается, эта купеческая фамилия имела собственный вес и значение в круге «сильных мира сего». Владелец Нолинской фабрики Яков Небогатиков был дедом одного из высших «иерархов» Советского государства - Вячеслава Михайловича Молотова (Скрябина)! А родная мать будущего председателя СНК СССР, творца легендарного пакта «Молотова-Риббентропа» - Анна Яковлевна Скрябина - была дочерью хозяина фабрики, урожденной Небогатиковой! В Советской России именем её сына называли города, заводы и линейные корабли. В немалом раздумье я ещё раз отыскал на карте затерянный в лесах Нолинск. Прикинул расстояние до Москвы, затем, почему-то, до Берлина. Да, велика Россия. Но как все переплетено – судьба к судьбе – почти как у Пастернака.

Сам же Молотов скромно указывал, что родился в 1890 г. в городе Нолинске «в семье приказчика».То есть , ко времени прибытия в город известных нам ссыльных маленькому Славе едва минуло восемь лет. Достигнув вершин власти, Молотов малодушно избегал напоминаний о нежелательном родстве.

Так, в 1946 г. родной дядя Молотова – бывший русский офицер и эмигрант Сергей Яковлевич Небогатиков (один из тех, что «…сыновья») обратился к высокопоставленному племяннику с просьбой помочь возвратиться из Харбина на Родину. Но Молотов ответил презрительным отказом.

Главный корпус Нолинской табачной фабрики неплохо сохранился и сегодня входит в свод памятников истории местного значения. По внешнему виду он напомнил мне строения других наших исторических табачных фабрик : Ярославской «Балканской звезды», Саратовской, Пермской.

Однако вернемся к Дзержинскому. В двадцатые годы краткий эпизод работы на Нолинской «табачке» сослужил ему добрую службу. Тогда в плане «слияния с рабочей массой» большевистские идеологи начали составлять своеобразные «святцы» пролетарских вождей. В специальную анкету требовалось внести данные «о работе на фабриках» или «другие факты участия в пролетарском труде». Эта традиция сохранялась до последних лет. Партийные биографы зачастую ломали голову, разыскивая «шахту» или «комбайн» очередного генсека. В отличие от многих других коммунистических начальников, Дзержинскому не пришлось лукавить. Твердой рукой вписал он в нужную графу, что «в течение трех месяцев работал набойщиком на табачно-махорочной фабрике». Вся рабочая биография наркома уместилась в одной строчке. Других примеров участия в пролетарском труде за Феликсом Эдмундовичем не числилось.

Споры вокруг личности Дзержинского не утихают по сей день. Оценки высказываются диаметрально противоположные – от «красного палача» до «благородного рыцаря революции». Я, скорее, склоняюсь к последнему. Чего стоит, например, решение Дзержинского отпустить из московских тюрем мятежных анархистов на похороны их идейного вождя, князя П.А. Кропоткина. Под честное слово вернуться. Все они возвратились обратно к назначенному времени.

Право нашей совести - избрать собственный знаковый символ для крупной фигуры Ф.Э. Дзержинского. Но в любом случае, его недолгое участие в делах нашего табачного цеха – факт сам по себе примечательный и достойный внимания.

Газета «Табачный магазин»

Категория: Из прошлого | Добавил: nolya66 (31.03.2015)
Просмотров: 828 | Теги: дзержинский
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Истории о купечестве
Просмотров: 1020

Сретенская церковь. Село Верхоишеть
Просмотров: 132

Как Нолинск Молотовском был
Просмотров: 423

Новое на форуме
Фотохудожник А.Ведерников
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 01.12.2017
Ответов: 0
Купель в Нолинске на Возжайке (видео).
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 22.11.2017
Ответов: 0
Нолинск (аэросъёмка). Видео.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 14.11.2017
Ответов: 1
Поэзия нолинчан
О ком стихотворение поэта Л.Хаустова "Рожь Вятка"
Просмотров: 472

Валерия Ситникова. Последние стихи
Просмотров: 424

Стихи Ратканова А.
Просмотров: 939

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2017