Вторник, 17.10.2017, 05:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [86]
Культура [31]
Известные люди [55]
Поэзия [67]
Художники [10]
Проза нолинчан [26]
Публицистика [10]
Песни нолинчан [6]
Новые материалы
Экспозиции Нолинского краеведческого музея вчера и сегодня
Дата: 14.10.2017

Письмо из Нолинска в Кремль: о чём писал сыну отец Молотова
Дата: 08.10.2017

Туснолобов С.С. - Полный кавалер ордена Славы
Дата: 07.10.2017

Как отставной солдат Губин перешел в иудейскую веру
Дата: 07.10.2017

Малков Ф.М. - учитель, краевед, писатель
Дата: 30.09.2017

Богоявленская церковь. Село Татаурово
Дата: 28.09.2017

Легендарное здание в г. Нолинске
Дата: 28.09.2017

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Главная » Статьи » Из прошлого

ЭТЮДЫ УЕЗДНОЙ ЖИЗНИ: НОЛИНСКИЙ УЕЗД В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ. 

Вениамин Иванович Изместьев, краевед, п.Суна. 


 Из книги "Первая мировая война и Вятка". Министерство культуры Кировской области. Кировская ордена Почёта государственная универсальная областная научная библиотека имени А. И. Герцена. Научно-исследовательский Центр регионоведения. Издательство «Герценка», Киров, 2016. Сборник научных трудов и документов, 272 страницы с иллюстрациями. В сборник вошли исследовательские материалы и документы, по­вествующие о драматических страницах истории, связанных с Первой мировой войной. 

   
   
   Деревенским солдаткам – особую заботу


  4 февраля 1916 г. Нолинская уездная земская управа приняла доклад о помощи семействам призванных на действительную военную службу во время весенних и летних работ.
 
   Управа предлагала следующие меры помощи семьям мобилизованных:
 
   1. Привлечение труда военнопленных;
   2. Снабжение семейств призванных машинами;
   3. Организация мирской помощи;
   4. Выдача пособий на наём рабочих;
   5. Сосредоточение помощи агрономического персонала преимуще­ственно на семьях призванных.

   Управа сочла желательным установить за правило продажу сельско­хозяйственных машин и орудий преимущественно в семейства мобили­зованных. Такого же порядка, как отмечалось управою, стала придержи­ваться Нолинская уездная касса мелкого кредита.

   Управой подчёркивался тот факт, что Нолинское земство в 1915 г. израс­ходовало на помощь семьям запасных 50 тыс. руб. и притом безвозвратно. Кроме того, управа обратилась с ходатайством в Вятское губернское земство с тем, чтобы ассигновать на дело помощи семьям призванных на действи­тельную военную службу для выдачи ссуд ещё на 50 тыс. руб. (под наблюде­нием уездной управы, но с ответственностью губернского земства).*1


   Поставки в армию
 
   Нолинская земская управа в докладе от 13 октября 1916 г. сообщала о деятельности кассы за время с 1 января по 1 сентября 1916 г. и постав­ках за указанный период для нужд армии шерстяных перчаток, валенок и земленосных мешков. Так, за восемь первых месяцев 1916 г. заготовле­но валенок более 30 тыс. пар, перчаток 427 пар и земленосных мешков 4 693 штуки.

   За период с 1 сентября по 31 декабря 1916 г. правление кассы ставило своей целью отправить для армии ещё около 40 тыс. пар валенок. Оказывается, нехватка овечьей шерсти для производства валенок восполнялась привозом её из города Тюмень Тобольской губернии и из сёл Нижегородской губернии. В две поездки было куплено нолинчанами 1 020 пудов овечьей шерсти на сумму около 18 тыс. руб. Кроме того, вме­сто купоросного масла, используемого при производстве валенок, при­обретался купоросный камень, называемый «бисульфатом», которого было закуплено в количестве одной тысячи пудов.*2
 

   Ясли-приюты в сельских местностях Нолинского уезда
 
   В 1915 г. к повседневным заботам Нолинской уездной земской упра­вы прибавилось новое направление деятельности, связанное с особен­ностями военного времени. Это потребность создания приютов-яслей в сельских местностях.

   Некоторые жёны и матери запасных и ополченцев, оставивших свои сёла и деревни в связи с отправкой в армию, не имели возможности дать своим детям пропитание, одежду, обувь. Уходя на работы в поля, матери и сёстры вынуждены были оставлять своих детей без всякого присмотра.
 
   Вызванные военным временем обстоятельства заставили Нолинскую уездную земскую управу поспешить образовать в уезде особые благо­творительные организации – приютенные советы. При материальном содействии земства эти советы способствовали учреждению на местах всевозможных видов детского призрения, как-то: приютов-яслей, пита­тельных пунктов, детских садов и т. п.

   В докладе от 26 марта 1916 г. о просветительно-воспитательных меро­приятиях, вызванных военными обстоятельствами, Нолинская уездная земская управа сообщала: «По имеющимся в управе сведениям число приютов-яслей, функционировавших в летние месяцы 1915 г., равнялось 14-ти; количество находившихся в них детей достигло 259-ти, а всего было проведено детьми в яслях-приютах 4 207 дней.

   Несмотря на то что учреждение в сельских местностях яслей-приютов является, можно ска­зать, ещё явлением новым, однако там, где эти организации образовы­вались, встречали полное сочувствие со стороны местного населения».*3

   Первые приюты-ясли оказались наиболее экономичными и выгод­ными для крестьянского сословия Нолинского уезда. За детей, нахо­дящихся под кровом приютов-яслей, матери и другие взрослые члены семей воинов и ополченцев были спокойны, получив возможность от зари до зари работать на сенокосе, вязке снопов озимой ржи и яровых зерновых и других видах работ.

   Как подчёркивалось в дальнейшем в указанном выше докладе: «Цель насаждения в уезде подобных организаций, бесспорно, должна быть признана вполне своевременною и заслуживающею полного внимания, и как таковая стоит того, чтобы уездное собрание, в целях расширения дела призрения детей, возбудило перед министерством народного про­свещения ходатайство об отпуске на это дело пособия в размере 1 000 (од­ной тысячи) рублей».*4
 

   О проблемах устройства зданий приютов в г. Нолинске
 
   21 октября 1916 г. Нолинская уездная земская управа рассмотрела до­клад о призрении сирот и детей воинов в земледельческих приютах. Из доклада узнаем, что Нолинский уезд с первых месяцев военного времени стал испытывать финансовые затруднения. Так, ещё на 1 января 1915 г. имелся дефицит более чем в 66 тыс. руб. Все специальные капита­лы на сумму в более чем 250 тыс. руб. позаимствованы в уездный сбор. Управа испросила от земского собрания разрешения на устройство займов в 150 тыс. руб.

   Мало того, сознавая необходимость облегчения участи детей-сирот, Нолинская уездная управа решается обратиться в адрес Вятской губернской управы с ходатайством об устройстве зданий приюта в городе Нолинске.

   Уездная управа рассчитывала, что и город Нолинск придёт на помощь этого благого дела уступкой земли в количестве пяти десятин (одна десятина под сад, одна – под огород, три десятины – под поля для злаковых культур).

   При устройстве зданий для приюта был возможен отпуск казённого леса на основании циркуляра совета по делам земледельческих приютов от 15 сентября 1916 г. Как полагала управа, исчисления сметы на построй­ку зданий приюта в случае отпуска леса будут значительно меньше. В та­ком порядке может отпускаться лес и для отопления приютских зданий.

   К указанному докладу уездная управа приложила сметы плана постро­ек главного корпуса – общежитие для мальчиков, столовая, зал, кухня, ма­стерская, две квартиры: для заведующего и мастера. Планировалось так­же построить баню с прачечной, погреб, амбар, сарай, хлев и птичник. Всего на сумму 27 тыс. руб.*5

   Целью своей управа считала: устроить в Нолинске такой сиротский дом, который был бы по всем правилам равен тому, что находился в го­роде Вятке и содержался на средства губернского земства.
 

   Использование труда военнопленных
 
   В середине июля 1915 г. Нолинский уезд принял 160 военнопленных. Военнопленные были размещены по крестьянским хозяйствам, преиму­щественно в семьи, где имелись призванные в царскую армию.

   Как отмечалось в докладе от 4 февраля 1916 г., в Нолинскую уездную земскую управу ежедневно обращались главы крестьянских хозяйств с просьбами оказания помощи трудом военнопленных. В результате управа вынуждена была прибегать к частой перегруппировке военно­пленных и перемещению их от одного работодателя к другому.

   Заслуживает внимания такой фрагмент из указанного выше докла­да: «О многих военнопленных работодатели дают хорошие отзывы как по отношению к их трудоспособности, так и нравственным качествам; особенно хорошие отзывы даны о военнопленных славянах, румынах и итальянцах».*6

   Применение труда военнопленных явилось одним из лучших видов оказания помощи семьям запасных (участников Первой мировой войны). Так как при настоящих условиях деревенской жизни найти наём­ных рабочих было невозможно ни за какие деньги, в особенности же во время сенокоса, уборки урожая и сева озимой ржи. Таким был общий вывод управы об использовании труда военноплен­ных в Нолинском уезде летом и осенью 1915 г.

   Далее из доклада следовало, что спрос на рабочие руки летом 1916 г. ещё более возрастёт по следующим причинам:

– наиболее молодое, работоспособное мужское население призвано в армию;
– количество семей, оставшихся без трудоспособных работников, силь­но увеличится в зависимости от неоднократных призывов новобранцев и мобилизации работников первого и второго разрядов осенью 1915 г. и в начале зимы 1916 г.

   Уездная управа ставила перед собой на 1916 г. две главные задачи:

– как провести посев яровых и озимых, не уменьшая площади посева и как своевременно снять урожай;
– где взять рабочие руки, цены на которые поднимутся ещё больше, чем летом и осенью 1915 г.

   Верной и надёжной помощью в этом отношении явилась бы помощь натурой в виде труда военнопленных – так полагала управа, считая не­обходимым запросить у военного начальства на летний период 1916 г. партию военнопленных числом не менее 2 тыс. человек.

   Однако препятствие направления в уезд военнопленных состояло в том, что те должны были:

– содержаться в казармах, недостаток которых был очевиден;
– работать отдельно от обывателей;
– находиться всё время под караулом особо нанятых вооружённых сторожей.

   Но такой порядок мог быть применим только в крупных помещичьих экономиях. В условиях же Нолинского уезда, где в крестьянских хозяй­ствах существовала чересполосица, при ширине полос в 2–3 аршина не редкость – могли работать пленные только по 3–5 человек. Сами по себе напрашивались вопросы:

– Каким образом для каждой партии военнопленных нанять отдель­ного сторожа?
– Где взять сторожей и средства по найму?

   Опыт же 1915 г. показал, что «угнетаемые казарменным строем» военно­пленные становились безразличными к количеству и качеству исполненной работы. А вот находясь постоянно с хозяином, имея в нём пример непоклад­ного труда, военнопленные испытывали желание – скорее довести работу до конца и не чувствовали себя чужими в далёкой от родины стороне.

   Нолинская уездная управа полагала запросить на каждую из 25 во­лостей по 80 военнопленных с тем, чтобы «заведывать ими во всё время нахождения на работах, самостоятельно распределяя по хозяевам, пред­почтительно в семьи, где есть призванные в армию».*7

   Каждому волостному правлению вменялось в обязанности:

– иметь квитанционную книгу для получения денег за работу воен­нопленных; книгу лицевых счетов работодателей и точно обозначать на регистрационных карточках каждое передвижение военнопленного от одного хозяина к другому;
– снабдить всех военнопленных особыми значками с изображением номера своей регистрационной карточки.

   Заболевшие на работах военнопленные должны быть помещены на из­лечение в земские больницы Нолинского уезда. Расходы на лечение боль­ных военнопленных должны были возмещаться из сумм, собранных во­лостными правлениями.

   Военнопленные должны были получать продовольствие натурой от ра­ботодателей, так как организация продовольствия посредством устрой­ства своих столовых сопрягалась с весьма значительными расходами по обо­рудованию их, найму кухарок, наблюдению за качеством пищи и т. п.

   Для того чтобы ходатайство Нолинского земства об отпуске воен­нопленных было удовлетворено, требовалось дать заверение в адрес Казанского военного округа, что по окончании полевых работ чистый остаток денег, собранных за работу военнопленных, был бы обращён на об­новление их одежды и обуви.*8

   Вырученные за военнопленных деньги волостные правления должны были представить управе. На военнопленных заводились регистрационные карточки, книги лицевых счетов работодателей, квитанционные книги.

   Было установлено также, что всё продовольствие военнопленные должны получать натурой от работодателей. Управа сама определяла каковым должен быть размер оплаты труда военнопленных.*9
 

   О работах военнопленных на Вятско-Казанском тракте в Нолинском уезде в 1915 году.*10
 
   Вятская губерния в числе десяти губерний и двух областей в годы Первой мировой войны входила в состав Казанского тылового округа с центром в г. Казань. Четверть всех лагерей для военнопленных России (113 из 400 соответственно) была размещена на территории Казанского округа. В 113 лагерях было размещено почти 300 тыс. военнопленных.

   Рядовые военнопленные представляли значительный резерв дешёвой рабочей силы. Их труд оплате деньгами не подлежал. Расходы на трёх­разовые горячие ежедневные завтраки, обеды и ужины, рабочую одеж­ду и обувь, оказание медицинской помощи, оплату труда вооруженных охранников и т. п. компенсировались полностью и окупались с лихвой.

   19 марта 1915 г. чиновники Нолинской уездной земской управы на очередном заседании приняли и направили в адрес 49-й сессии уезд­ного земского собрания доклад о применении бесплатного труда воен­нопленных при дорожных работах по Вятско-Казанскому губернскому тракту в Нолинском уезде.
 
   Этот доклад начинался обнадёживающим известием: «Господин вят­ский губернатор циркуляром от 20 октября 1914 года за № 4279 уведомил уездную управу для сведения и руководства, что вопрос о применении бесплатного труда военнопленных при работах по земскому и городско­му хозяйству может ныне уже получить осуществление».

   Руководствуясь означенным циркуляром вятского губернатора, Нолинская уездная управа возбудила ходатайство о предоставлении ей 500 военнопленных в связи с настоятельной необходимостью производ­ства дорожных работ по Вятско-Казанскому губернскому тракту, а именно:

а) от г. Нолинска к границе Вятского уезда (ныне к границе между Куменским и Сунским районами):

1) на 2, 3 и 4-й верстах от Нолинска в направлении к г. Вятке – образо­вание правильного поперечного профиля полотна дороги с выправкой и планированием обочин тракта;
2) на 15-й версте – устройство земляной насыпи для шоссе с бойкою заготовленного для шоссе камня;
3) на 18-й версте – подготовительные работы по переустройству шос­се с образованием правильного поперечного профиля полотна дороги;
4) на 44-й версте у деревни Ожеговской Сунской волости – срытие верха горы, устройство земляной дамбы и выработка в этой горе камня для замощения новоустроенного спуска;
5) на 52, 55 и 57-й верстах, соответственно, у деревень Осиновица, Камешница и Дворища Дворищенской волости – срытие крутых подъ­ёмов и образование правильного поперечного профиля полотна, с за­готовкой материалов для каменной одежды;

б) от г. Нолинска к границе Уржумского уезда:

1) на 2-й версте – заравнивание ям и обрывов и образование пра­вильного поперечного профиля полотна дороги;
2) на 9, 10 и 11-й верстах – подготовительные работы по ремонту шоссе, по замощению водоотводных канав.

   Представляя на усмотрение уездного земского собрания настоящий доклад, уездная управа ссылалась на те обстоятельства, что все означенные работы вызваны настоятельной необходимостью. Оказывается, прошлые уездные земские собрания со своей стороны уполномочивали управу на возбуждение ходатайства перед губернскими земскими собраниями об ассигновании исчисленных по техническим сметам кредитов.

   «Губернское собрание, в принципе, признавало означенные работы необходимыми, но, имея в виду, что они потребуют значительных ассиг­нований со стороны земства и, принимая во внимание ограниченность средств специального дорожного капитала, из сумм которого могли бы быть произведены работы, в ассигновании испрашиваемых сумм на про­изводство их отказывало до более благоприятного времени».*11

   Принимая во внимание выгодность бесплатного труда военноплен­ных при производстве проектируемых дорожных работ, кроме расходов, необходимых на заготовку инструментов до 5,5 тыс. руб., Нолинская уезд­ная управа приложила технические сметы. Управа обратилась в уездное земское собрание с ходатайством о разрешении уездной управе произ­вести вышепоименованные работы в 1915 году по губернскому тракту в Нолинском уезде. В октябре 1915 г. Нолинская земская уездная управа заслушала и обсудила доклад о дорожных и прочих работах, произве­дённых силами военнопленных в 1915 г.
 
   Как следовало из сообщения управы, в июне-июле 1915 г. Нолинское земство получило в своё распоряжение 500 военнопленных для испол­нения предположенных им дорожных работ. К началу октября эти рабо­ты близились к завершению, в связи с чем управа подвела приблизитель­ные итоги сделанного:
 
   1) На третьей версте от села Суна в направлении на север к деревне Дворища по Вятско-Казанскому тракту срыта Ожеговская гора с устрой­ством дамбы у её подошвы длиной 150 погонных сажен, шириной 10 ар­шин по верху, по низу 20 аршин, высотой в среднем одна треть сажени. Всего одна тысяча кубических саженей на сумму 4 тыс. руб. Выемка вер­ха горы глубиной 0,66 сажени в среднем, длиной 150 погонных саженей, шириною пять саженей в среднем.

   Всего вынуто 500 кубических саженей грунта верха Ожеговской горы на сумму 2,5 тыс. руб. с засыпкой битым камнем полосой ширины две сажени с плотной утрамбовкой на протяжении 200 погонных саженей. Замощены боковые водоотводные канавы крупным камнем с установкой тумб на дамбе на сумму 500 руб. Всего произведено работ на Ожеговской горе на сумму 7 тыс. руб.
 
   2) Следующей крупной работой являлось срытие Камешницкой горы на 14-й версте от села Суна в направлении на деревню Дворища. На Камешницкой горе произведены работы:

   а) с дамбой 120 погонных саженей, высотой одна сажень, шириной по верху четыре сажени, внизу шесть саженей – всего 600 кубических саженей на 2 400 руб.;
   б) выемкой горы вверху 100 погонных саженей глубиной в два с по­ловиной аршина в среднем, шириной шесть саженей всего 500 кубиче­ских саженей на 2 500 руб.;
   в) с постановкой тумб, с засыпкой дамбы мелким камнем, переклад­кой открылка у трубы № 98, всего на сумму 300 руб.
   Все произведённые работы на Камешницкой горе оценивались на сум­му 5 200 руб.
 
3) В деревне Дворища, на 16-й версте от села Суна Нолинского уезда, замощена мостовая на топком месте на протяжении 80 погонных саже­ней шириной 2,1 сажени на сумму 100 руб.

4) На 12-й версте того же участка, идущего от Суны по направлению к г. Вятке, срыт верх Осиновской горы, где выемка была произведена на протяжении 50 саженей шириной восемь саженей, высотой в половину сажени, в среднем всего 200 кубических саженей на сумму 100 руб.

5) В селе Суна возведён вновь разрушенный весенним половодьем мост на каменных устоях с перекладкой их с средины бута. Мост имел высоту 6 аршин с двумя насыпями для взъездов. Выполнено было 50 по­денщин на сумму 800 руб.

6) В селе Кырчаны военнопленными было замощено 100 погонных сажен водоотводной канавы и уширена мостовая на 1 сажень ширины до канавы. Разбито камня 30 кубических саженей; под деревней Черезы на протяжении 300 погонных саженей сделано шоссе шириною 5 аршин. Всего выполнено работ на сумму 2 тыс. руб.

7) В деревне Вострижанье Путинской волости разбито 50 кубических саженей камня, проведены дренажные шириною в 1 сажень канавы на протяжении 1 000 погонных саженей, замощена мостовая на 80 погон­ных саженей. Всего выполнено работ на сумму 1 400 руб.

8) Итого исполненных крупных работ на Вятско-Казанском губерн­ском тракте за 1915 г. составило 17 500 руб.

   Нолинская уездная земская управа отметила важность значения вы­полненных дорожных работ: «Уже давно в Нолинском земстве проектиро­валось срытие Ожеговской, Камешницкой и Осиновской гор и покрытие каменной одеждой топких мест под деревнями Черезы и Вострижанье на Вятско-Казанском тракте. Но все эти бывшие работы требовали за­трат значительных средств и поэтому отлагались губернским земством в силу ограниченности дорожных кредитов. Ныне благодаря настойчи­вости земства и вследствие применения труда военнопленных содержа­ние всецело отнесено на государственные средства, получено осущест­вление – давнишнее намерение земства произвести вышеуказанные улучшения полотна дороги».*12
 

   Пристань Медведок и деревня Дворища Нолинского уезда как медицинские наблюдательные пункты для военнопленных
 
   19 марта 1915 г. на заседании Нолинского уездного земского собра­ния заслушивался доклад управы о противоэпидемических меропри­ятиях.*13

   В докладе по пункту пятому подчёркивалась важность обустройства временных медицинских наблюдательных пунктов в двух пограничных пунктах Нолинского уезда:

   а) деревня Дворища (ныне Сунский район – в 78 км по тракту Киров – Вятские Поляны);
   б) пристань Медведок на р. Вятке (ныне Нолинский район).

   Эти пункты стали представлять из себя изоляционные покои на 2–3 кровати. На Медведской пристани, как того требовала земская управа, фельдшерский пункт открылся на всё время навигации и стал представ­лять из себя жилой дом, приобретённый земством за 375 руб.

   Далее сообщалось в докладе, что в деревню Дворища, которая явля­лась центром Дворищенской волости, откомандировывался фельдшер Сунской земской больницы ко времени прохода через деревню Дворища партий военнопленных.
 
   Таковы были реалии военного времени…
 
   Примечания
 
1 Журналы Нолинского уездного земского собрания 50-й очередной сессии 1916 г. и чрезвычайных сессий 4–5 февр., 26 марта, 26 мая, 26 авг. Нолинск, 1917. С. 356, 357.
2 Там же. С. 302.
3 Там же. С. 428–432.
4 Там же.
5 Там же.
6 Там же. С. 350.
7 Там же. С. 352.
8 Там же. С. 351–354.
9 Там же. С. 355.
10 Дорога 1915 г., на которой вели работы военнопленные в июне-октябре, – это тот самый отрезок от 76 км до 132 км, т. е. от деревни Дворища Сунского района и до деревни Перевоз Нолинского района. Внимательные читатели, кото­рые не раз проезжали по этому участку тракта Киров – Вятские Поляны, отметят для себя, каковой была 100 лет назад старая Вятско-Казанская конная дорога, представят тот огромный объём работ по выемке и перемещению грунта, вы­полненный военнопленными в течение июня-октября 1915 г. На вопрос: что же такое 1 кубическая сажень? – ответ прост – это больше девяти кубических ме­тров (точнее 9,17 м3). Расчёты сделать можно без труда.
11 Журналы Нолинского уездного земского собрания 49-ой очередной сессии 1915 г. Нолинск, 1916. С. 874–875.
12 Там же. С. 241–243.
13 Там же. С. 853–854, 885.

   Источник: Библиотека им.Герцена. 


Категория: Из прошлого | Добавил: Анна (04.08.2016)
Просмотров: 565 | Теги: война, история, Нолинский уезд
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Когда образовалось поселение Суна
Просмотров: 767

Перевозская ГЭС
Просмотров: 886

Архитектура Нолинска
Просмотров: 1325

Новое на форуме
Спектакль "Мюнхгаузен" кировского Театра на Спасской (видео)
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 01.10.2017
Ответов: 0
Москва и Питер Нолинского района
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 20.09.2017
Ответов: 0
Э.Штина (училась в Нолинске) в книге Почетные гр-не Кирова
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 14.09.2017
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Сергей Мохов. Озеро детства
Просмотров: 967

Стихи Субботина В.Е.
Просмотров: 1021

О ком стихотворение поэта Л.Хаустова "Рожь Вятка"
Просмотров: 403

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2017