Пятница, 18.08.2017, 10:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [81]
Культура [30]
Известные люди [51]
Поэзия [67]
Художники [10]
Проза нолинчан [25]
Публицистика [10]
Песни нолинчан [6]
Новые материалы
Художник Сергей Черёмухин
Дата: 14.08.2017

Сказки Нолинского уезда. Сказки С.М.Одегова
Дата: 14.08.2017

Из истории нолинской медицины
Дата: 12.08.2017

Крестьянство с пропиской на обочине
Дата: 25.07.2017

Нолинск мистический
Дата: 09.07.2017

Ломать шапку перед барином
Дата: 08.07.2017

Племена мари на Вятской земле
Дата: 03.07.2017

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Главная » Статьи » Из прошлого

Глава I из книги Н.И. Романова "В лесах междуречья".
Заселение земель в междуречье в Х
VII-ХIХ веках.



1

В конце XVI века территория в бассейнах рек Лудяны, Вои, Суны представлялась сплошной чащобой, с редкими прогалинками людских поселений.

На берегах Лудяны, Вои, их многочислен­ных притоках в то время исключительно жили марийцы и удмурты. При появлении русских марийцы стали постепенно удалять­ся за реку Вятку, на юг Котельнического, в Яранский и Уржумский уезды. В ХVII-ХVII веках удмурты жили на землях, рас­положенных в низовье Лудяны, ее притоках: Сургуте, Кишке, Пычуг и других реках в междуречье.

О том, в каком порядке заселялись земли современ­ных Нолинского и Сунского районов русскими до вто­рой половины XVII века, сведений не сохранилось. Из­вестно только то, что в междуречье, со своими топора­ми и сохами, в числе первых русских поселяются кре­стьяне из Березовского стана Хлыновского уезда - Епифан Федянин, Игнат Максимов, Василий Буторин.

Немного в те годы было охотников из вольных крес­тьян, осмелившихся селиться на диком раменье, где на десятки верст не было жилья.

Смелым крестьянам в 1629 году Вятские межевые писцы, Афанасий Толочанин, подьячий Андрей Иев­лев передали на 10 лет на льготных условиях земли без оплаты оброка. Выделенные земли располагались от Кырмыжского соснового болота вверх по Кырмыжу, по обе стороны речки Кырмыж до верховины, по берегам реки Ошеть, Пили, вниз до устья Суны, по рекам Лудяна, Ошлань, до верховины.

Занятые крестьянами земли до ближайших русских поселений находились на расстоянии около ста верст. Ближайшими соседями были ясачные марийцы.

Епифан Федянин и его товарищи слишком понадея­лись на свои силы, взяв большую площадь, заросшую дремучим лесом, и не справившись с обязательства­ми, через 18 лет, в 1647 году передали ее Вятскому Успенскому Трифонову монастырю, после этого сами выбыли в неизвестном направлении.

Монастырь через два года получил царскую Ввоз­ную грамоту на владение землей и стал активно пере­селять крестьян из других своих вотчин на эти земли. И застучали топоры в таежном лесу: монастырские, тяглые и беглые крестьяне заселяли землю, строили курные избы.

Как грибы, на пологих, крутых берегах извилистых рек стали расти займища и починки.

Прошло два с небольшим десятка лет, как в между­речье появляются и села. Первым, в 1649 году, осно­вывается село Вознесенское (Суна). По благословению московского патриарха Никона монахи из Успенского монастыря построили в нем деревянную церковь во имя Алексея Человека Божьего и Дмитрия Солунского. Вскоре село Вознесенское становится вотчиной, вок­руг него образуются поселения. Крестьяне к выбран­ным местам жительства передвигались в густых, ма­лопроходимых лесах, главным образом по берегам рек и речек. Наличие реки имело существенное значение. Да и проще было берегом добираться от поселения к поселению, чем пробираться через чащобу леса.

Кстати, тогда в этих краях не было телег. И летом, и зимой люди ездили на санях или верхом на лошадях.

Трудно приходилось людям в XVII веке осваивать новые земли. Леса простирались на больших простран­ствах, и многие крестьяне не знали, где они кончают­ся. Изнурительным трудом для них была раскорчевка леса под пашню, прокладка дорог к селам.

Для строительства подворий вятский мужик срубал в лесу дерево, брал из него подручную среднюю часть, а вершину, комель и сучья бросал в лесу. Как видим, к лесам в то время люди относились по-варварски, и от этого они становились еще более непроходимыми.

Первым лесорубом с древних времен в междуречье по праву стал огонь. Люди, поселившись на берегах рек, для прокормления своих семей были вынуждены заниматься уничтожением леса. Они выжигали лесные участки под пашню и сенные покосы.

Так появилась подсечно-огневая система земледелия. На землях, освобожденных от леса, крестьяне сеяли несколько лет подряд рожь, ячмень, овес, а когда по­чва истощалась, то ее запускали под лес и выжигали другое место.

В конце XVII века на селе стала применяться трехполка. В ней вся посевная площадь находилась в обра­ботке: два поля отводились под посев ячменя, овса, одно засевалось рожью, третье оставалось под пар, оно служило средством борьбы с сорняками. Выжженные участки леса постоянно использовались для выращи­вания хлеба, овощей, так стали сберегаться Вятские леса. Но, все же, освобождая леса под пашню, которой у крестьян иногда не хватало, рубя лес и выжигая кор­ни столетних деревьев, часто допускались лесные по­жары на больших площадях.

Об охране лесов, какой она является в настоящее время, тогда и речи не было. В Соборном Уложении (своде законов) 1649 года упоминалось: "Охраной за­ниматься лишь в связи с необходимостью от расхище­ния частного пчеловодства (бортничества)".

Лесу крестьяне давали свои названия. В писцовых книгах XVI-XVII веков часто встречаются такие названия как «бор», «лес по болоту», «лес дровяной», «лесная поросль" и другие. Многие народные названия вош­ли в современное лесоводство (бор, дубрава и другие).

Человек в лесу с давних времен был полным хозяи­ном, и он учил его осторожности, наблюдательности и трудолюбию.

В поселке, окруженном со всех сторон лесами, кре­стьяне проходили все этапы жизни - от младенче­ства до глубокой старости.

В романе П. Леонова "Русский лес" по этому поводу есть замечательные слова: "...зыбка младенца и пер­вая обувка (лапти), орех и земляника, кубарь, банный веник и балалайка, лучина на девичьих посиделках и расписная свадебная дуга, даровые пасеки и бобровые гоны, рыбацкая шняка или воинский отряд, гриб и ла­дан, посох странника, долбленая колода мертвеца и, наконец, крест на устланной веником могиле".
 
2
 
Крестьяне на берегах Лудяны, Вои и Суны в XVII веке не любили жить большими многочисленными селения­ми, предпочитали маленькие деревни - домов по пять-семь. Версты через две образовывали починок в две-три избы, от него следующие починки, со своей паш­ней, лугами. Такое расселение было характерной чер­той всех проживающих на Вятской земле крестьян. Мно­гие из них не любили подолгу жить на одном месте, по­живут год, два, пять, не понравится - бросят дом, нахо­дят другое место и, никого не спросив, там заселяются.

При этом дома в деревнях и починках русские люди стро­или, по большей части, одноэтажные, с крышей на два ската. Избы строились "по-черному". Окна прорубали в двух соседних бревнах в половину толщины каждого дерева. В окна вставляли деревянные рамки, затянутые брюшиной животного. Одно окно располагали на ли­нии потолка, для выхода дыма, закрывали задвижкой с внутренней стороны избы. Потолки настилали на цент­ральную балку из двух рядов бревен, сверху на них на­сыпали слой утрамбованной глины. Полы устраивали из бревен, тесанных с одной стороны.

Внутренность крестьянской избы состояла из печи, лавок, нар или полатей и оставляла желать лучшего в гигиеническом отношении, особенно зимой, когда в из­бах находился скот: новорожденные телята, ягнята, до­машняя птица. В целом, жить в курных было нездоро­во: от дыма у людей часто болели глаза. Воздух в них тяжелый, повсюду сажа, нечистоты. Для домашнего скота крестьяне строили загородки и навесы из жер­дей, тогда скот содержался круглый год на улице. Как мы видим, крестьянский двор наших предков далеко не был приспособлен для нормальной жизни челове­ка. К тому же, природа в междуречье была суровая. Дре­мучие леса окружали человека со всех сторон. Зимой в засыпанных снегом курных избах крестьяне корота­ли время при слабом свете березовой лучины. Сложил тогда народ песню про лучину.
 
Лучина, лучинушка березовая,
Что же ты лучинушка, не ясно горишь?
 
Кажется, простая вещь - лучина. Не стоило про тон­кую щепку и песню складывать. Однако песня была составлена. Много веков лучина была верным другом людей. Она одна освещала их темное жилище.

В середине XIX века поэт Никитин в своем стихот­ворении описал зимний вечер в избе.
 
Жгуч мороз трескучий.
На дворе темно;
Серебристый иней
Затушил окно.
И горит лучина.
Издавая треск.
На полати, стены
Разливая блеск.

Но и гораздо позже, в последней четверти XIX века, в поселениях на реке Лудяна, Воя и Суна, деревенские избы освещала лучина.
 
3
 
В 1661 году в верховье Лудяны, по соседству с зем­лями Успенского монастыря, самовольно селятся Агафонко Буйской, Никифор Реткин с товарищами из села Лебяжье Казанского уезда (ранее проживали в Чепецком стане). В полукилометре от Лудяны, на речке Чер­нушка, в том же году они основали село Лудянское (Лудяна-Ясашная). По благословению митрополита Казанского, Свияжского Лаврентия построили на свои средства единственную к тому времени на Лудяне де­ревянную церковь во имя Чудотворцев Зосима и Савватея Соловецких. Иконы, книги, ризы, колокола и вся­кая церковная утварь принадлежала Агафонко Буйскому и Никифору Реткину. После открытия церкви для богослужения Буйской стал служить старостой.

На новом месте беглые крестьяне заняли пашни, хмельные угодья на реке Лудяне, считая их свободны­ми. Кроме того, в богатых местах, на малых речках занялись бобровой и рыбной ловлей. Впоследствии оказалось, что занятая ими земля принадлежит марий­цам деревни Черемившиной. Они предъявили Буйскому Ввозную грамоту, за пользование пахотными зем­лями, покосами, за места ловить бобра и выдру в реке Лудяне и ее притоках, они платили оброк.

Казанский воевода не оставил Буйского и его товари­щей без земли. Им были выделены свободные земли по Суне, притокам Лудяны: Удери, Черной, Сардану (эти земли находятся между селами Лудяна-Экономическая и Татауровым). Тогда они входили в Казанский уезд.

Прошло менее двух лет после основания села Лудянского, как возле него образовались 4 деревни и 5 починков с 20 дворами. С тех пор село становится цен­тром поселений в верховье Лудяны.
В то время свободной, незанятой земли было сколь­ко угодно, и никто не требовал за нее никакого оброка. Все леса и реки были тогда открыты русскому пахарю и зверолову. И это в значительной степени сказалось на заселении земель в междуречье.

На берегах Лудяны, Вои и Суны, кроме крестьян-земледельцев селились сбежавшие от государевых служб стрельцы и солдаты. Об этом рассказывает в челобит­ной крестьянин Березовского стана Вятскому воеводе, князю Григорию Козловскому. Он обращает внимание воеводы на то, что крестьяне Успенского монастыря Шиврин и Трубицын, забросив прежние места, само­вольно заводят пашни на землях ниже устья Суны, по реке Кырчану и по обе стороны Вои, а также они при­глашают на свободные земли беглых стрельцов, солдат и выделяют им лес с расчисткой под пашню, сенные покосы, места для рыбной ловли. За эти услуги Шив­рин с Трубицыным берут с них по рублю, по два и боль­ше. Таким образом, в среднем течении Вои на свобод­ные земли поселились более 60 семей.

На Алатской дороге Хлынов-Казань, в 20 верстах от села Вознесенского, в 1663 году основывается село Бо­гоявленское (Кырчаны), в переводе с татарского озна­чает "село на горе". Первые поселенцы для постройки курных изб выбрали место на склоне, который начи­нается от пролегающей реки Кырчанки и тянется в се­веро-восточном направлении. С восточной стороны к селу примыкают луга, за ними река Воя. К югу и запа­ду прямо за селом - река Прямик.

На новом месте жители построили деревянную цер­ковь во имя архистратига Михаила. В 1664 году Вятские писцы приписали к селу 6 починков, в которых находи­лось 23 двора вместе с селом. Вскоре село становится центром Кырчанской вотчины Успенскою монастыря.

Постепенно холмистая и овражистая местность ста­новится постоянным местом жительства многих сотен людей.

Беспокойный Агафонко Буйской, прожив в селе Лудянском 4 года, неожиданно заявляет Казанскому вое­воде, князю Григорию Козловскому, о нахождении им на берегах Суны более 50 дворов. По его словам крес­тьяне, поселились самовольно и не платят ясак в Ка­занский уезд. Для проверки полученных сведений во­евода в 1665 году направляет из "съезжей избы" пис­ца Змеева и подьячего Немирова с заданием - перепи­сать всех вновь поселившихся крестьян на берегах Суны и выяснить, откуда они прибыли в эту местность.

Писцы в воеводском управлении занимались земельны­ми делами и были весьма грамотными людьми. Им прихо­дилось по роду службы находиться вдали от дома, в посе­лениях, раскиданных в дремучих лесах, общаться с наро­дом, в большинстве своем, "полудиким" и неграмотным (до начала XVIII века на Вятке не было школ, детей учили только на дому). Во вновь образованных сельских поселе­ниях писцы замеряли у крестьян леса, пашни, луга и все записывали в межевые книги. После этого накладывали на каждый двор налог. На землях Казанского уезда он на­зывался ясак, на землях Вятского - оброк. Воевода также давал право писцам приписывать крестьян к уездам.

Так Змеев и Немиров, прибыв на северо-западные земли Сунского края, вначале приписали к Казанскому уезду село Вознесенское, кроме церкви, церковных и монастырских слуг. В лесной полосе, растянувшейся на 50 верст, они обнаружили 53 крестьянских двора.

Поселения располагались по берегам Суны от исто­ка до устья и притокам – Непоновой, Ванчазу, Вобловке, Нерчме.

В нескольких верстах от реки Суны, вдоль оживлен­ной Хлыновской дороги, располагались 93 двора. В этих поселениях, кроме крестьян Успенского монас­тыря, в 20 дворах жили крестьяне, прибывшие из Тро­ицкого монастыря города Елабуги, Богоявленского - Слободского.

Змеев и Немиров межевые и ревизорские докумен­ты доставили в "съезжую избу". Воевода в 1665 году их направляет в Москву, в Приказ Казанского Дворца, для отнесения села Вознесенского и других поселений по реке Суне к Казанскому уезду. Остается неясным, на каком основании воевода приписал к Казанскому уезду поселения, находящиеся во владении Успенско­го монастыря...
 
4
 
Крестьяне в междуречье, кроме ведения земледелия, скотоводства занимались бортничеством, рыболовством и ловлей зверей. Пушной промысел, по свидетельству различных исторических материалов, был одним из ос­новных занятий Вятского населения в XVII веке.

В сочинении из "Истории о великом княжестве Мос­ковском" известного в Москве посла Петра Петрея де-Ерлезунда говорится: "Княжество Вятка - большая стра­на, очень изобильная медом, дичью и рыбой; можно по­ставить ее наряду с самыми лучшими краями. Но там не очень хлебородная земля, потому что она мшиста и бо­лотиста, орошается множеством рек и речек и поросла густым кустарником и лесом. Жители области платят ве­ликому князю дань, большей частью - мехами". Действи­тельно, в XVII веке, в малонаселенных лесах, в северной и средней части Вятки обитали медведи, рыси, куницы, норки и другие. В лесах, притоках Вятки водились боб­ры, выдры. Богатые места пушных зверей находились в верховье Лудяны и на притоках Суны. Среди пушных зверей особенно ценился речной бобр - самый крупный грызун - один из главных промысловых пушных видов в России. Цена меха бобра на Нижегородской ярмарке была дороже соболя более чем в два раза. Вероятно, поэтому Агафонко Буйской, Никифор Реткин самовольно хотели занять богатые места нахождения бобра и выдры в севе­ро-западной части междуречья.

Местные крестьяне тогда охотой занимались круг­лый год, больше - после окончания уборки урожая и в зимний период. Законов, регулирующих охотничье дело, в то время не было, лишь издавались Указы царя о запрещении охоты в определенных местах. Огне­стрельного оружия было очень мало, считанные единицы. В основном охотники применяли различные виды ловли: силками отлавливали рябчиков, зайцев капканами и петлями, белку плашками-давилками. Охотились также с применением лука и стрел.
 
5
 
В середине семидесятых годов XVII века Вятский Успенский Трифонов монастырь обладал обширными землями в Вятском крае. Значительная территория зе­мель находилась по рекам Воя и Суна. Успенский мо­настырь на Вятской земле появился в конце XVI века. Основателем его был Трифон Вятский (Трофим Дмит­риевич Поздеев - 1546-1612 г. г.). В 1580 году препо­добный Трифон в возрасте 36 лет прибыл в Хлынов из Пермского края и по челобитной в Москве от митро­полита Антония, получил хромозданную грамоту на право строительства монастыря. Царем Иоанном IV (Грозным) было выдано разрешение на землю под зас­тройку зданий. В том же году, в сане иеромонаха, он приступил к строительству мужского монастыря на южном берегу Засорного оврага в городе Хлынове. Строительство велось успешно, и в 1585 году была построена шатровая церковь во имя Успения Пресвя­той Богородицы на пожертвования жителей Вятских городов: Хлынова, Котельнича, Слободского, Уржума и Шестокова. После чего монастырь стал называться Успенским и, с первых лет своего существования, при­нимал усиленные меры к сосредоточению в своем рас­поряжении Вятских земель.

Не прошло и шести лет после начала строительства монастыря, как Трифон приобретает в 1586 году три деревни. В 1595 году получает от правительства стра­ны Вобловицкую волость (территория современных Нагорского, частично Слободского, Белохолуницкого и Юрьянского районов).

Заселение людьми в ХVII-ХVIII веках значительной части территории современных Нолинского и Сунского районов во многом обязано Успенскому монасты­рю. А началось заселение, как уже известно читателю, после передачи земель по рекам Воя и Суна от Епифана Федянина и его друзей.

Служители монастыря проявляли большую настой­чивость, пробираясь по берегам рек и речек, отыски­вали удобные места для оснований будущих сел и цен­тров вотчин.

Как уже известно читателю, первым таким селом Успенского монастыря в междуречье становится Суна. Следом за ней, на небольшой реке Верхосунье, прито­ке Суны, монахи облюбовали высокий холм и, расчис­тив необходимую территорию от леса, в 1654 году по­строили деревянную церковь, основали село Верхосу­нье. В 1661 году в 28 верстах от села Суна, на высоком берегу реки Курчум, притоке Вои, монастырские люди образовывают деревню Пасеговскую, где построили большую деревянную церковь. Со временем деревню переименовывают в село Екатерининское, затем в село Курчум. Так, в течение 12 лет, на карте Успенского монастыря после села Суна и Верхосунье значится село Курчум, ставшее не только монастырской вотчиной, волостью, но и родиной васнецовского рода, извест­ных художников В. М. и А. М. Васнецовых.

В конце XVI века монастырь образует новую, пос­леднюю на Сунской земле вотчину. В 1690 году он ос­новывает село Ошеть, на реке Ошеть, притоке Суны, где в 1692 году монахи построили деревянную церковь во имя Спаса Нерукотворного. В поселении, кроме церкви, были построены курные избы для служителей, амбары и монастырская "съезжая изба". Монастырь активно переселял людей из других поселений на но­вое место жительства.

Через несколько лет после основания в селе Ошеть находилось 18 дворов, в которых проживали служите­ли церкви, монахи, крестьяне и бобыли.

К началу XVIII века на берегах Лудяны, Вои и их притоках Успенский монастырь имел вотчины: Сунскую, Кырчанскую, Ошетскую. Окраиной обширной территории в низовье Вои считалась земля, где теперь находится город Нолинск.

Со временем села в междуречье стали небольшими центрами - торговыми, административными, кроме того, религиозными.

Лудяно-войская земля постепенно заселялась всяким людом. Кроме беглых и тяглых людей монастырь при­влекал на свои земли крестьян из других волостей земельными льготами. Так как свободной земли было много, а одна земля, без крестьян, не имела никакой цены, то он на эти земли переселял крестьян из других вотчин. Монастырь делал одновременно благое дело: с одной стороны, заселял пустующие земли, с другой - крестьяне платили оброк, отрабатывали барщину на полях и скотных дворах. Оброк крестьяне платили вы­ращенной продукцией со своих участков: рожью, яч­менем, льном и коноплей. Также они вносили мясо, масло, яйца. Для отопления приказных изб, церквей, принадлежавших монастырю, поставляли дрова, для строительства подворий - строевой лес.

Из грамот и актов, относящихся к Успенскому мо­настырю, не видно, чтобы крестьяне жаловались на притеснения со стороны монастырских властей, кро­ме жалоб крестьян Сунской и Кырчанской вотчин за жестокую неоднократную расправу с ними архиманд­рита Сергия (за упорное сопротивление власти Успен­ского монастыря и желание перейти во владение Ка­занского уезда).
В Сунской, Кырчанской и других вотчинах религи­озные люди - монахи организовывали хозяйства, обус­траивали земли по берегам Вои, Суны и их притокам - Ошети, Курчум, Пили. Монахи, поселившись в почин­ках, деревнях и селах, жили там до конца своей жизни. Они добросовестно выращивали хлеб, помогали мес­тным жителям прокладывать дороги в густых лесах, строить мельницы и мосты через реки.
 
6
 
Вызывает интерес заселения земель на берегах Лу­дяны, Вои и Суны, связанных с задолженностью стре­лецких денег Вятским уездом государственной казне.

События происходили во время царствования Алек­сея Михайловича, тогда русское государство вело за­тяжную войну с католической Польшей за владение землями в среднем левобережье Днепра, которые на­зывались Малороссией. Война длилась с 1653 по 1667 год и значительно истощила государственную казну. Особенно ощущалась нехватка стрелецких денег, ко­торые шли на содержание войска и другие военные расходы. Многие уезды и города в государстве тогда задолжали большие суммы стрелецких денег. Недоим­ка их возникла и в Вятском уезде. Из Москвы воеводе была направлена царская грамота с требованием: со­брать с населения 1064 рубля стрелецких денег.

На содержание войска в русском государстве каж­дый двор в стране должен был вносить в казну опреде­ленную сумму денег. В Вятском уезде она составляла по 25 копеек на двор. Тысячи посадских и уездных крестьян на Вятке из-за своей бедности эти, и другие налоги, не могли своевременно уплачивать.

При царствовании Алексея Михайловича уездным воеводам давалась полная власть над жителями. Он собирал подати и при этом мог чинить расправу над народом.

В марте 1667 года Вятский воевода князь Григорий Коз­ловский решил воспользоваться властью, данной царем. При сборе стрелецких денег за прошлые годы он приме­нил суровое публичное наказание-правеж. Людей, не уп­лативших деньги, на площади города Вятки под надзо­ром пристава и других стражей порядка били по ногам деревянными палками. От жестокого наказания городс­кие жители, сельские крестьяне семьями бежали из Вятс­кого уезда в Казанский, Яранский, Уржумский уезды и на земли, принадлежащие Успенскому монастырю - на Лудяну, в верховье Суны, вниз по Вое, до реки Кырчанки.
 
7
 
Заселение земель в нижнем течении Лудяны, Вои русскими людьми в XVII-ХVIII веках проходило спо­койнее, без вооруженных конфликтов, разбойных дей­ствий, как в верховье Лудяны и бассейне Суны.

Русские люди, поселившись на берегах Лудяны, вы­тесняли местных жителей звероловов и рыболовов вотяков (удмуртов) и черемис (марийцев) на другие земли, за реку Вятку. В то время берега Лудяны и ее притоков Сургут, Кишка, Пычуг активно заселялись людьми из разных мест. На берега реки Сургут сели­лись русские крестьяне по принуждению Успенского монастыря и беглые люди из костромских, новгородс­ких земель, среди которых были старообрядцы, скры­вающиеся от преследования правительства за отрица­ние официальной Никоновской церкви.

Среди поселений на реке Сургут самым старым и сохранившимся до наших дней считается село Зыково (образовано в 1650 году). Занимая выгодное географи­ческое положение, на возвышенном плато, в устье реки, село развивается более ускоренными темпами, чем дру­гие поселения, и к началу XVIII века становится са­мым значимым на реке Лудяне. Вниз по течению Лу­дяны, в семи верстах от села Зыково, на возвышеннос­ти, окруженной со всех сторон оврагами, в 1670 году образовывается починок Сваров. В дальнейшем, назва­ние поселения неоднократно менялось: была деревня Швариха - село Шварихинское - село Б. Перелаз - село Новоспасское - село Швариха. Что интересно, в ок­руге больше не было поселений, где жители так часто меняли названия.

Местность, на которой находится нынешний Нолинск, в XVII веке была частью дремучего бора, назы­ваемого "диким раменьем". Эта обширная территория описывалась Вятскими писцами так: "От первого Кармыжского соснового болота да вверх по Кармыжу, по обе стороны речки Кармыжа до верховины и сверх ре­чек Ошеть и Пили, по обе стороны, вниз до устья Сунского, до речки Суны, и по Суне вниз, до устья Сунского до речки Вои, да по речке Лудяне, от Ошлани-речки до верховины, а там бор по обе стороны речек".

В середине XVII века на окраину "дикого раменья" с топорами приходят монахи и "работные монастырские люди" для обживания этой дремучей местности. И, об­любовав живописное место на берегу реки Вои, в 12 верстах от устья, в 1653 году основывают погост, дав­ший основу нашему городу Нолинску. Там монастырс­кие люди стали возводить деревянный храм, построили курные избы язя строителей и служителей храма, "съез­жую избу", хлебные амбары и монастырский двор. Стро­ительство храма велось долго и трудно - целых 15 лет и свершилось благополучно в 1668 году. Церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая стала первой в низо­вье Вои, и только в 1682 году была окончательно при­знана вотчиной Вятского Успенского монастыря и ста­ла именоваться: "Хлыновскому уезду, Успенского мона­стыря вотчиной, Кырчанской волости, села Нолей, Ни­колаевская церковь".

В конце XVII - начале XVIII веков Успенский мона­стырь переселял в эти незаселенные места, богатые пушным зверем и рыбой, крестьян из Слободского уезда, из окрестностей Хлынова (Вятки) и из поселе­ний возле реки Чепцы. Так началось освоение земель в низовье реки Вои.

Как уже известно читателю, село Ноли основалось позднее Суны, Зыкова, Лудянского, Кырчан, Курчума и поэтому некоторое время отставало и росте. Но, начи­ная с первой половины XVIII века, оно стало заявлять о себе. Этому послужило строительство первой каменной церкви в округе. Строительство храма во имя святителя Николая Чудотворца началось в 1714 и благополучно завершилось в 1724 году. В 1725 году церковь была ос­вещена, и в ней начались службы.

В 30-х - 90-х годах XVIII века в храме продолжа­лись работы по пристройке теплого придела к холод­ному, велось строительство каменной колокольни, ог­рады вокруг церкви. В 1785 году на храме были уста­новлены два световых барабана, поставленные друг на друга. Главу церкви покрыли червонным золотом. В. Васильев в книге "Нолинск православный" пишет: "Указом Консистории от 3 января 1786 года Нолинская церковь становится собором. Этому способствова­ло перемещение в Нолинск Кукарского Правления".

Основную же роль в росте села имела река Воя, ко­торая в то время была полноводной и судоходной, от села до впадения в реку Вятку. В связи с рубкой лесов в бассейнах крупных притоков Вои, Ошлани, Курчума, Опана, Суны, река Воя постепенно стала мелеть и к середине XIX века судоходство в нижнем течении прекратилось. Но это особо не повлияло на развитие торговли. Центром торговых отношений с селом по водному пути стала пристань Медведок на реке Вятке. Ускоренному росту села способствовала, так называе­мая, "Алатская дорога", соединяющая город Вятку с Казанью, по которой в село доставлялись строитель­ные материалы, товары быта, соль. В селе тогда име­лись соляные амбары купцов Строгановых. Соль про­давалась жителям села и крестьянам из ближних деревень. Кроме того. Ноли находилось на границе между Вятскими и Казанскими землями.

Большая дорога и река Воя привлекали сюда из дру­гих местностей массу беглых предпринимателей, за­нимающихся различными промыслами, что и послу­жило началу торговли и становлению промышленнос­ти. Всего этого было достаточно для того, чтобы село Ноли стало городом.

В 1780 году, при утверждении Вятского наместни­чества, по указу Екатерины II село Ноли становится юродом под названием Нолинск, округ Нолинским уез­дом. Кроме Нолинска в составе Вятского наместниче­ства находились вновь образованные города: Сарапул, Глазов, Елабуга.

По годовому купеческому капиталу, полученному от торговли и создаваемых промышленных предприятий, Нолинск с капиталом 78715 рублей был вторым после Сарапула (85188 рублей).

В конце семидесятых годов XVII века заселение зе­мель русскими людьми по берегам Лудяны и ее прито­кам в среднем течении имело оживленный характер. Крестьяне заселяли берега притоков Лудяны - Удери и Сардана. Кстати, на языке Коми Лудяна звучит, как Лудяю, что означает "Луговая река", а Сардан - речка, "протекающая по роще", Удерь - "старая, дивная, дав­но известная". В этих местах крестьян привлекали многочисленные покосы по берегам рек и богатые ме­ста для ловли бобра и выдры. В лесах водилось много диких пчел, можно было заниматься бортничеством. Среди селившихся людей были тяглые и беглые крес­тьяне с реки Чепца, солдаты, скрывающиеся от рек­рутской службы и другие.

До 1678 года в правобережье Лудяны, на реке Сардан, в пяти верстах вверх по реке от села Лудянского (Лудяна-Ясашная) образовалось село Монастырское (Лудяна-Экономическая). Село входило в состав Кыр­чанской вотчины Успенского монастыря. В 1763 году все вотчинные крестьяне были отобраны от Успенско­го монастыря и переданы в ведение государственной экономической коллегии. После этого село стало на­зываться Лудяна-Экономическая.

В 1793 году на Сунской земле, в безлесной холмис­той местности, на высокой горе, возле реки Опан, при­токе Вои, основывается деревня Ивана Мальцева. Че­рез два года после основания в поселении была пост­роена деревянная церковь. Через некоторое время де­ревню переименовывают в село Плелое.
 
8
 
Самым молодым селом на реке Лудяне считается Татаурово. История его появления в верховье реки, на воз­вышенной части Вятского увала начиналась таким об­разом: "В конце XVII века часть прихожан из отдален­ных деревень, прихода Лудяны-Экономической, обра­тились в Вятскую консисторию по вопросу открытия отдельного церковного прихода и образования нового села в их округе по причине отдаленности и малой вместительности деревянной Преображенской церкви".

К тому времени на берегах Лудяны и ее притоках об­разовалось несколько десятков починков. Крестьяне из далеких от Лудяны-Экономической селений проявили инициативу - стали заниматься сбором средств на строи­тельство нового храма. В октябре 1802 года с просьбой о разрешении строительства церкви вблизи починков Субботинского и Голодаевского обратился выборный Трехсвятского прихода Трофим Воронин к архиерею Вятско­му и Слободскому Амвросию Первому. 17 декабря 1803 года Указом Священного Синода было дано разрешение открыть отдельный церковный приход из деревень, рас­положенных от одной до десяти верст от новой церкви.

В январе 1804 года, архиереем Амвросием I была вы­дана хромозданная грамота на постройку в починке Татауровской каменной церкви во имя Богоявления Господ­ня с приделами Первоверховных апостолов Петра и Пав­ла Каменную церковь построили и освятили в 1806 году и именовали Богоявленская. Основателем села Татаурово считается ссыльный купец Терентий Татауров, пост­роивший в починке первый каменный дом, сохранивший­ся до настоящего времени. Вероятно, село стало носить название по его фамилии. Таким образом, на карте Нолинского уезда появилось новое село Татаурово.

 

Категория: Из прошлого | Добавил: nolya66 (19.06.2016)
Просмотров: 652 | Теги: романов, проза
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Картины художника Гущина Н.М.
Просмотров: 1526

Нолинск на Сабантуе и Ярмарке Казанской
Просмотров: 598

О Нолинском доме культуры
Просмотров: 1520

Новое на форуме
Шар голубой 2017
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 17.08.2017
Ответов: 0
Соревнования рыболовов на Кырчанском пруду. Фоторепортаж.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 14.08.2017
Ответов: 2
Нолинские дворики
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 14.08.2017
Ответов: 1
Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал
Поиск
Статистика

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2017