Вторник, 17.10.2017, 05:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Из прошлого [86]
Культура [31]
Известные люди [55]
Поэзия [67]
Художники [10]
Проза нолинчан [26]
Публицистика [10]
Песни нолинчан [6]
Новые материалы
Экспозиции Нолинского краеведческого музея вчера и сегодня
Дата: 14.10.2017

Письмо из Нолинска в Кремль: о чём писал сыну отец Молотова
Дата: 08.10.2017

Туснолобов С.С. - Полный кавалер ордена Славы
Дата: 07.10.2017

Как отставной солдат Губин перешел в иудейскую веру
Дата: 07.10.2017

Малков Ф.М. - учитель, краевед, писатель
Дата: 30.09.2017

Богоявленская церковь. Село Татаурово
Дата: 28.09.2017

Легендарное здание в г. Нолинске
Дата: 28.09.2017

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Главная » Статьи » Из прошлого

Из истории старообрядчества Вятского края.
Федосеевцы (вторая половина XVIII – начало XX вв.)



Вятская губерния традиционно принадлежала к числу российских регионов наиболее плотно заселенных старообрядцами. По данным всеобщей переписи населения 1897 г., в Вятской губернии насчитывалось 95 862 старообрядца (1), а по информации департамента духовных дел МВД, к началу 1912 г. их было 109 958, что ставило ее на третье, после Пермской и Донской губерний, место по числу старообрядцев в России (2). Понимая всю сложность учета старообрядцев и, соответственно, условность приведенной статистической информации, все же можно говорить о том, что истинное их число в Вятской губернии было не меньше указанных цифр.

Противники церковных реформ в Вятском крае проявили себя, видимо, сразу после попыток их реализации. Один из активнейших вятских миссионеров конца XIX – начала XX вв. П. Цвейтов обнаружил в архиве Орловского духовного правления указ духовной консистории от 6 марта 1785 г. № 563, из которого видно, что в Подрелье (окрестности с. Подрельского Орловского уезда Вятской губ.) сторонники старой обрядовой практики уже 125 лет пропагандировали свои взгляды в Благовещенском приходе г. Орлова (3). Указанное в документе время начала активной пропаганды идей староверия совпадает с началом деятельности на Вятке епископа Александра, который руководил новообразованной епархией до конца 1674 г.

Как известно, епископ Александр Вятский принадлежал к числу немногих иерархов Русской Церкви, которые разделяли позиции старообрядцев и выражали несогласие с церковными реформами. Епископ Александр оказывал помощь укрывавшимся от преследований старообрядцам, например игумену Московского Златоустовского монастыря Феоктисту, арестованному на Вятке в 1666 г. в результате сыска накануне собора, который должен был вынести приговор противникам церковных реформ (4). Возможно, игумен Феоктист и был первым активным пропагандистом староверия на Вятке. На соборе рассматривалось и дело епископа Александра, но он покаялся и был оставлен без наказания.

Сведений о вятских старообрядцах конца XVII – середины XVIII вв. сохранилось немного. В данном очерке мы не будем касаться этого сложного в исследовательском плане периода, оставив его для отдельного освещения в будущем, а обратимся к тому периоду истории старообрядчества Вятки, нижний хронологический рубеж которого определяется 1780 г. – годом выделения в самостоятельное административное управление (Вятское наместничество) территорий, которые с 1796 г. образовали новую Вятскую губернию, состоявшую сначала из 10, а с 1816 г. из 11 уездов: Вятского, Слободского, Орловского, Котельнического, Нолинского, Уржумского, Яранского, Малмыжского, Сарапульского, Елабужского и Глазовского. (5).


Судя по документам, на Вятке в той или иной степени были представлены все согласия, но доминировали беспоповские. В источниках, сформированных государственными структурами, приверженцев этих согласий обычно именуют поморцами, и только иногда из речей подследственных или описания некоторых обрядовых особенностей можно уточнить их принадлежность к тому или иному течению беспоповщины. На основании такого рода анализа выявленных документов удалось установить, что эпицентром наиболее многочисленного из беспоповских, даниловского согласия был Орловский уезд, т. н. Подрелье, федосеевского – Нолинский, часть Уржумского и Малмыжского уездов по течению р. Вятки. Сами старообрядцы говорят о восприятии своего вероучения с Поморья, Данилова монастыря, а также из Казанских земель и средневолжских (последнее особенно характерно для федосеевцев).
 
* * *
  Начало федосеевскому согласию положил в конце XVII в. новгородский старообрядец Феодосий Васильев, создавший общину, которая в своем вероучении и обрядности имела некоторые отличия от идеологии поморских беспоповцев, объединенных Данилом Викулиным и Андреем Данисовым.
Одной из основных и наиболее сложно решаемых проблем у беспоповцев был вопрос о возможности заключения браков и образования семьи. Он стал предметом острейшей полемики как между согласиями, так и внутри них. Феодосий Васильев соглашался с поморцами в том, что ввиду отсутствия истинного священства таинство брака не может совершаться. Следствием этого утверждения стало требование идеологов движения к своим единоверцам соблюдать "девство". Но Феодосий, в отличие от поморцев, считал браки, заключенные православными до перехода в старообрядчество, законными и не видел необходимости их расторгать. После смерти Феодосия его последователи отказались от этой идеи. Однако в дальнейшем поморцы под воздействием реалий жизни, пришли к необходимости признания браков, нашли способы его оформления, федосеевцы же остались непримиримыми в этом вопросе. Свое окончательное оформление идеология федосеевцев нашла в учениях И. А. Ковылина, основателя Преображенского кладбища, центра федосеевщины в Москве, и его более радикального последователя С. С. Гнусина.
* * *
Первые старообрядцы, официально зарегистрированные и положенные в двойной подушный оклад, появились в Нолинском уезде в 1765 г.

В сентябре 1764 г. в Вятскую духовную консисторию крестьянином Ошетской вотчины Симоном Фефиловым, выборным от крестьян Куменской, Ошетской, Курчумской, Сунской и Кырчанской вотчин, а также Лудянской и Нолинской пятидесятин, было подано прошение причислить их к раскольникам и записать в двойной подушный оклад на основании указа от 3 марта 1764 г. Всего в ведомости значилось 690 человек. Духовными властями была проведена проверка, допрошены представители указанных семей, в результате чего выяснилось, что "они состоят в расколе с разных прошлых годов". Некоторые из них сами, у других "отцы и родственники научились расколу в бытность их для продажи хлеба и по другой надобности Казанского уезда в Керженской и др. волостях, а также в Нижегородской и Симбирской губерниях в разных уездах у тамошних жителей". При проверке списков людей, не ходивших на исповедь, представителей семей, от имени которых выступал Фефилов, в них не обнаружили, и этим семьям было отказано в зачислении в раскол. Однако крестьяне продолжали настаивать на своем, и в 1765 г. местные власти вынуждены были составить раскольничьи ведомости, в которые, наряду с представленными в списке Фефилова, вошли новые старообрядцы, и их общее число составило 955 человек.

Наибольшее количество внесенных в ведомость крестьян проживало в Сунском и Верхне-Cунском приходах Нолинского уезда (7).

8 января 1781 г. из Казанской губернской канцелярии в Вятскую казенную палату поступила информация еще о 910 старообрядцах, положенных в двойной оклад, из числа проживавших на других территориях, вошедших в состав Вятской губернии. Таким образом, в начале 1780-х гг. общее количество зарегистрированных в губернии старообрядцев составило 1865 человек (8).

К какому согласию принадлежали старообрядцы, просившие включить их в двойной оклад в 1764 г., документы не сообщают. Однако, учитывая район их расселения и ссылки на усвоение основ вероучения от поволжских старообрядцев, можно предположить, что это были федосеевцы.

В рамках Нолинского уезда, возле сел Ситьма, Боровское, Слудка (под Слудкой одновременно существовали две часовни, одна федосеевская, другая беглопоповская (9) и деревни Таратихинской, в конце XVIII – начале XIX вв. были созданы крупные моленные (часовни), вокруг которых устроены кельи, и эти точки стали местами особого сосредоточения старообрядцев федосеевского согласия. Именно там периодически скрывались руководители местной федосеевщины. В 1838 г. в рапорте Синоду епископ Вятский и Слободской Неофит писал, что “сим часовням в простом народе усвояется имя монастырей” (10).

Судя по документам, ведущую роль играла Ситьминская часовня и, вероятно, она была одной из наиболее ранних.

Ситьма находилась довольно близко от Кукарки, где существовала пустынь еще в XVII в. Во второй половине XVIII в. федосеевские общины Кукарки, Ситьмы и Лудянского были тесно связаны между собой, поскольку распространителем учения здесь являлся бывший помещичий крестьянин, позднее ставший казанским 2-й гильдии купцом, Алексей Семенович Кожевников (11). Среди первых обращенных им в старообрядчество оказались семьи Епимаха Черезова, Исаака Лямина, Кирилла Горошникова, Трофима Горошникова, Петра Горбунова, Афанасия Колупаева, Иосифа Безносикова, Прасковьи Негановой. Ведущую роль среди последователей Кожевникова изначально играли И. Лямин и Е. Черезов, ставшие наставниками. Несколько позднее в число лидеров федосеевцев выдвинулся И. Безносиков.

И. Лямин – крестьянин д. Крутая Веретея Ситьминской волости. В ходе следствия 1783 г. Лямин заявил, что он записан в раскол, в "поповщину", еще во время 3-й ревизии, а около 1770 г. был перекрещен в поморский толк крестьянином Варнавской округи Устинской волости д. Худобабковы расколоучителем Степаном Егоровым.

О Е. Черезове известно только, что он экономический крестьянин д.Верхопольской, бывший мирской писарь.

Во время увещевания старообрядцев 24 ноября 1783 г. Черезов, Лямин и другие их сторонники заявили: "…речей де ваших мы не слушаем и вашей вере не веруем, а веруем поморской вере, что федосеевского толку…". Вновь переселившиеся в починки Патраковский и Крутая Гора Ситьминского прихода семьи говорили, что они держатся согласия Е. Черезова и И. Лямина (12).

Ситьминская часовня возникла в конце XVIII в. В одном из документов, вышедших из старообрядческой среды в середине XIX в. в качестве официальной даты разрешения часовни назван 1792 г., в другом – 1796. Первым ее наставником, как следует из родословия федосеевского согласия, составленного на Вятке, был некий Андрей Михайлович, прибывший из  Москвы. Он был благословлен духовным отцом Преображенского кладбища Трофимом Ивановичем кинешемским. Вторым наставником (после смерти Андрея Михайловича) был Иосиф Артамонович ситьминский, как его называет автор родословия. Нет сомнения в том, что это черносошный крестьянин починка Патраковского Ситьминского прихода Иосиф Артамонович Безносиков, из числа первых последователей упоминавшегося выше миссионера федосеевцев А. C. Кожевникова. По данным следственных дел 40х–50х гг. XIX в. именно он является основателем Ситьминской часовни. Как утверждает автор родословия, И. А. Безносиков умер 4 июля 1818 г. Его место занял Гаврила Петрович, который поставил первых федосеевских наставников в деревнях Тушке, Боровской, Русском Туреке. Умер он 12 марта 1841 г.

По архивным документам удалось установить, что в начале XIX в. в Нолинском уезде активно занимался распространением федосеевского учения наставник Гаврила Ожегов, умерший в 1841 г. Вероятно, Гаврила Ожегов и третий наставник Ситьминской часовни Гаврила Петрович – одно и то же лицо. Г. П. Ожегов не очень долго возглавлял Ситьминскую часовню, или же одновременно окормлял две часовни. В материалах следствия 1837 г. он назван наставником Слудской часовни, где проживал в это время с “девкою Устиньею Ефимовою Козловою”. А по сведениям, хранящимся в фондах канцелярии Вятского губернатора, дело И. Безносикова наследовали его сыновья: Климонт и Михаил. Однако, исходя из того, что их имена не попали на страницы родословия, есть основания считать, что они не были благословленными отцами.

По поводу Ситьминской часовни в 1830 – 50-е гг. неоднократно проводились следствия. В 1835 г. дело было возбуждено в связи с тем, что там был построен двухэтажный каменный дом, в который старообрядцы пытались перенести моленную из ветхого помещения, что им было запрещено. Только по распоряжению губернатора разрешено было разместить там призираемых больных и стариков на основании особых правил, которые не распространялись на другие часовни.

В 1837 г. у часовни были отобраны колокола и утверждены правила для богадельни.

В 1840 г. решался вопрос о превращении всех пяти федосеевских часовен Нолинского уезда в единоверческие церкви. Относительно Ситьминской часовни было принято решение оставить ее без изменений, поскольку она “существует с давнего времени без всяких починок” и весьма ветха. В 1847 г., в ходе вновь возбужденного дела был, наконец, найден повод для закрытия часовни. Правила 1835 г. об устройстве при ней богадельни предписывали “не иметь никаких внешних признаков, а только для внутреннего употребления и существовать при жизни ее основателя”, каковым, как установило следствие, являлся И. Безносиков. К 1847 г. умерли прямые его наследники: сыновья Климонт и Михаил. Последний из них скончался в 1846 г., завещав все Устину Крысову, который был признан неправомочным наследовать Безносиковым. К тому же было отмечено, поскольку “раскольники” собираются на моление в этом месте, то богадельня стала “некоторым образом публичной”. В 1848 г. часовня была запечатана. И несмотря на сопротивление старообрядцев, неоднократные прошения на Высочайшее имя разрешить моленную, на нелегальные попытки продолжить там богослужение, в 1859 г. она все же была перестроена в единоверческую церковь.

Примерно в одно время с Ситьминской возникла Боровская часовня. Уже в 1803 г. старообрядцы ходатайствовали перед властями о разрешении перестроить ее из-за ветхости. Их просьба была удовлетворена. Несмотря на существовавшее запрещение, старообрядцы устроили на ней купол с главою и крестом, что вскоре стало известно властям, и крест был снят, но купол остался. После 1826 г. производился ремонт часовни и были устроены кельи. Из-за этого в результате следствия 1842 г. часовню запечатали. В сентябре 1843 г. было решено обратить ее в единоверческую церковь, но старообрядцы отказывались переходить в единоверие и отдавать часовню. Тогда Секретный совещательный комитет по делам раскола принял решение ее разобрать, а кельи уничтожить. Однако до 1849 г. власти не решались на этот шаг, ведя активную переписку по этому вопросу и занимаясь увещеванием старообрядцев, которое так и не привело к желаемым результатам. В итоге в начале 1849 г. часовня была разрушена.

В числе первых наставников Боровской часовни документы называют имена Филиппа Першина, Елисея Чиркова, Исаака Дрягина, Осипа Перескокова. Однако в родословии федосеевского согласия первым духовным отцом в д. Боровской назван Исаак Дрягин (это его настоящее имя, а среди старообрядцев в свое время он был известен как Матфей Кондратьевич. Под этим именем он и вошел в родословие). И. Дрягин был благословлен на отечество Г. Ожеговым.

О Слудской и Таратихинской часовнях сохранилось меньше информации. По сведениям вятского гражданского губернатора, представленным в 1840 г. в ответ на предложение духовного ведомства обратить старообрядческие часовни в единоверческие церкви, “слудские часовни очень ветхие и от обращения их и одной из других трех вряд ли можно ожидать благоприятных последствий, так как они находятся в местах населенных преимущественно раскольниками, в которых незаметно ни малейшей наклонности к сближению с святой церковью”. Однако в 1842 г. все же были предприняты попытки обратить слудские часовни в единоверческие церкви, что встретило сопротивление старообрядцев, и часовни были запечатаны, а кельи уничтожены. В дальнейшем, видимо, были разрушены и сами часовни. К моменту закрытия часовни поселение при ней состояло из 13 домов-келий и двух зданий, называемых “общей трапезной”.

В следственных делах 30-х гг. XIX в. указывается, что Таратихинская часовня существовала с 1804 г. Первыми ее наставниками были Чулкины и Ветошкины. Однако, вероятнее всего, в 1804 г. часовня получила разрешение на ремонт, как и некоторые другие культовые здания старообрядцев того времени, а возникновение ее относится к концу XVIII в.: о деятельности Чулкиных и Ветошкиных по распространению учений староверов в районе с. Кырчанского, возле которого и находилась часовня, существуют документы, относящиеся к началу 80-х гг. XVIII в.

Таратихинская часовня была ликвидирована по высочайшему повелению в апреле 1840 г.

 
* * *
Значимые для федосеевцев центры в XIX в. располагались также в соседнем с Нолинским Уржумском уезде. По данным 1835 г., сообщенным миссионером Караваевым, "раскольники, состоящие в Уржумском благочинии, вообще содержат секту поморскую, называемую беспоповскою, даниловского, федосеевского, филипповского и рябиновского согласия, коих число в 12 селениях, рассеянных в немалом одно от другого расстоянии, простирается кроме колеблющихся до 1330 душ мужчин и 1500 женщин. При 5 из сих селений, а именно, Подгорне-Цепочкинской волости при деревне Туреке и Горюновской Петровской волости, при деревне Комаровской Буйской волости, при деревне Косолаповой Биляморской волости, при починке Казанцовском, имеются старообрядческие часовни и моленные… а при 2-х – Турекской и Комаровской часовнях – устроены и кельи наподобие скитов, называемые ими богадельнями". Старообрядцам каких согласий принадлежали все эти часовни, пока сказать сложно, но то, что Турекская и Комаровская были федосеевскими, не вызывает никаких сомнений.

Комаровская часовня, находящаяся у д. Комаровой Петровского прихода на самой границе с Нолинским уездом, недалеко от Ситьминской и Таратихинской часовен, возникла примерно в то же время, что и нолинские. По розыску начала 40-х гг. XIX в. было установлено, что “выстроена моленная в давних годах задолго до 1826 г.”, а кладбище при ней существует с 1802 г.

В 1841 г. часовня была запечатана, и дело о ней передано в Уржумский уездный суд на доследование. Суд принял решение моленную и кладбище при ней оставить как устроенные до 1826 г. с разрешения начальства. Наставники ее, крестьяне Сысой Шамов и Алексей Лукин, а также насельники келий, заслужившие наказание за поправку крыши моленной, заготовку материалов для ремонта здания и проживание без документов, были амнистированы по манифесту от  апреля 1841 г.

Вятская палата уголовного суда это решение утвердила. Однако губернатор не согласился с таким результатом дела, и следствие было продолжено. Тем временем моленная оставалась запечатанной, но это не прекратило собраний старообрядцев в ските. В 1856 г. благочинный доносил об этом епископу Вятскому, а в 1857 г., по сообщению уездного исправника, посетившего скит, близ запечатанной моленной он обнаружил “деревянный дом, довольно старый”, в котором застал 60 человек молящихся, а рядом с нею и другие избы, в которых проживают старообрядцы. Исправник отметил, что во вновь устроенной моленной староверы собираются со времени запечатания часовни. Материалы очередного следствия, вызванного этой информацией, были переданы на рассмотрение Секретного совещательного комитета, принявшего решение уничтожить скит, что и было сделано в 1859 г.
  * * *

Примечания:
 
1 Извлечение из отчета Вятской епархии противораскольничьего миссионера Николая Ергина за 1908 г. // ВЕВ. 1910. № 28. Неофиц. ч. С. 822. По данным синодальной статистики, к 1898 г. в Вятской епархии насчитывалось 82 922 старообрядца, что ставило ее на седьмое место в России по числу старообрядцев. Об этом см.: Раскол и сектантство // ВЕВ. 1898. № 21. Неофиц. ч. С. 1101. Необходимо заметить, что сами сотрудники духовного ведомства отмечали, что их статистика никогда не отличалась большой точностью. Об этом см.: Извлечение из отчета… С. 821
2 Статистические сведения о старообрядцах (к 1 января 1912 г.). Издание департамента духовных дел МВД. Б. м., б. г. С. 1
3 Цвейтов П. Описание Подрельского раскола. История его от возникновения и до настоящего времени. 1906 г. Вятка, 1908. С. 3
4 Народное антицерковное движение в России XVII века. Документы Приказа тайных дел о раскольниках 1665 – 1667 гг. / Сост. В. С. Румянцева. М., 1986. С. 47, 209–211; Бубнов Н. Ю. Александр, епископ Вятский и Великопермский // Словарь книжников и книжности Древней Руси. М., 1992. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 1. А–3. С. 55–56
5 Подробнее об изменениях административно-территориального деления в рамках Вятского наместничества и Вятской губернии в конце XVIII в. см. в кн.: Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. Вятка, 1912. С. 14
6 Это район наибольшего сосредоточения федосеевцев не только в рамках Вятской губернии, но и всего уральского региона
7 Фармаковский И. Ф. О первоначальном проявлении раскола в Вятской епархии // ВЕВ. 1868. № 5. Неофиц. ч. С. 76–82
8 Фармаковский И. Ф. О первоначальном проявлении раскола в Вятской епархии // ВЕВ. 1868. № 5. Неофиц. ч. С. 108; Одоев П. Реферат, читанный в общем собрании Вятского братства святителя-чудотворца Николая. 22.12.1896 // ВЕВ. 1897. № 2. С. 47
9К-в И. Слудские часовни // ВЕВ. 1871, № 2. С. 39–40
10 РГИА. Ф. 796. Оп. 119. Д. 1370. Л. 18
11 Фармаковский И. Ф. О первоначальном проявлении раскола в Вятской епархии // ВЕВ. 1868. № 5. Неофиц. ч. С. 99–100
12 РГИА. Ф. 796. Оп. 65. Д. 379. Л. 11–11 об.; Фармаковский И. Ф. О первоначальном проявлении раскола в Вятской епархии // ВЕВ. 1868. № 5. Неофиц. ч. С. 102–106



И.В. Починская

Категория: Из прошлого | Добавил: nolya66 (30.04.2016)
Просмотров: 855 | Теги: старообрядчество, прошлое
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Картофельный бунт в Нолинском уезде
Просмотров: 989

Перевозская ГЭС
Просмотров: 886

Сказки Нолинского уезда. Сказки Е.М.Климовой
Просмотров: 791

Новое на форуме
Спектакль "Мюнхгаузен" кировского Театра на Спасской (видео)
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 01.10.2017
Ответов: 0
Москва и Питер Нолинского района
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 20.09.2017
Ответов: 0
Э.Штина (училась в Нолинске) в книге Почетные гр-не Кирова
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 14.09.2017
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Стихи Куимовой Татьяны
Просмотров: 852

Песни на стихи Галины Минченковой
Просмотров: 709

Стихи Владислава Шихова
Просмотров: 841

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2017