Среда, 12.12.2018, 20:01
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Новые материалы
Моя родосдовная
Дата: 12.12.2018

Нелли Неженцева: "Была мне Музой моя мама - А. Анфилатов"
Дата: 08.10.2018

Зеленин Д.К. Народные присловья и анекдоты о русских жителях Вятской губернии
Дата: 04.10.2018

Тайна одной фотографии
Дата: 03.09.2018

История фабрики "Пятиугольник"
Дата: 08.08.2018

Второй после Сталина
Дата: 05.08.2018

Н.Неженцева о нолинском поэте А.Анфилатове
Дата: 04.08.2018

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
 

8. Анекдоты о вятчанах.

Забавные анекдоты рассказываются только о вятчанах, т. е. жителях центральных уездов, не касаясь сарапульцев, яранцев и т.п. Эти последние, вместе с казанцами и нижегородцами, и являются главными рассказчиками и распространителями наших анекдотов.

Анекдоты о вятчанах имеют уже почтенную древность, хотя вообще история их темна. Можно думать, что уже вскоре после появления гор. Хлынова к жителям его применена была известная легенда, которую древние греки рассказывали о гор. Таренте, а Герберштейн относил к Холопьему городку на реке Молог.

№ 1. По этой легенде, город основан был холопами, рабами. Последние, в отсутствие своих господ, воспользовались их супружескими правами, а по возвращении господа в страхе бежали и основали, для защиты, свой город. По крайней мере, автор «Повести о стране Вятской» уже знает эту легенду, обижен ею, и критикует ее. «Они же вятчане, бывшие новгородцы, - пишет этот автор, - называшася, по их новгородцев оставшихся названию, беглецами; в отмщении укоризны их приписаше, что будто им из Новагорода на Вятку бежавшим, сжившимся с женами их, новгородцев, и детей приживших, а им, новгородцем, будто бывшим на войне, посланным из Великаго Новаграда (на) 7 лет. - И сего во многих древних летописцах нигдеже обретается: написаша Вятчане. во отмщение укоризны новгородцем, понеже из Новагорода отлучися с согласия новгородцев, и за повелением их» (А. Спицын, Свод летописных известий о вятском крае. В. 1888. Стр. 18).

По вятскому летописцу, таким образом, выходить, что вятчане сами на себя всклепали эту небылицу, да еще всклепали, чтобы «утереть нос» новгородцам, похвастаться перед ними. Конечно, эта легенда известна была только книжным людям, но последние в то время стояли ближе к народу.

№ 2. Другой анекдот о вятчанах увековечен в лубочной картинке. Сахаров приводит присловье: Вятская баталия и поясняет: «Вятская баталия, говорят, происходила между вятичами и морским чудовищем» Неизвестно, кто эту баталию перенес на лубочные картинки.

В «Русских народных картинках» Д. Ровинского находим подробное описание этой лубочной картинки (с подлинника в Олсуфьевском собрании VI. 1178). Вверху картинки надпись: О баталии Вяцкой. – «У иноземцев о вартах описуют, подобно как о вятках повествуют, акибы встарые годы в правду некогда бывало, что вятское гражданство противу серпа воевало: сице ополчаю(т)ся против изверженой морем рыбы скоты жители города варты, люди видом телоги (?) быть малы породы, а кто муж еще знатно дураки и уроды». Самая картинка изображает какое-то чудище, в роде огромного хамелеона; на избиение его собрался вес город с вилами, лопатами, кирками, ухватами, граблями, лавками, копьями а всяким оружие. Над воителями поставлены цифры: 1 - 25, и внизу их 25 смехотворных подписей (Сборник Отдел. русск. яз. и Слов. И. Акад. Н., т. 22, стр., 409 - 412).

№ 3. Сахаров пишет: «Слепородами вятнчан прозвали после несчастной их битвы с устюжанами. Это было в 1480 году, когда к ним они пришли, как соседи, на помощь иротив татар. Вятичане открыли сражение против устюжан ночью, под предводительством Михаила Розсохина, а устюжанами управлял новгородский выходец Анеал. С рассветом дня увидали они, что били своих соседей, а не татар».

Здесь Сахаров заимствует вероятно. из «Повести о стране вятской», где приводится рассказ о подобном событии под 1418 г. (А. Спицын, Свод летоп, изв. 19 - 21), рассказ, в котором правда перемешана с выдумками. В других летописях имеется под 1418 г. только краткое указание, что «Анеал Никитич убиен быст на Вятке и сынъ его Нестер, от Михаила Розсохина, июня в 12 день». Рычков сообщает об этом событии еще подробнее (Журнал или дневныя записки путешествия 1770 - 72).

С этим событием связывают обыкновенный вятский праздник свистунью.

№ 4. Вятичи - ротозеи «Новгородцы подпустили под Болвановский городок (село Никулицыно) болванов на плотах, Вятичи зазывались на них, а Новгородцы с другой стороны взяли городок». Даль, Послов. 357.

Тоже из летописных баснословных сказаний.

№ 5. «Вятчане, где-то недалеко от гор, Котельнича, хлебали на р. Вятке толокно. Дело было так. Шел зимою по р. Вятке прохожий Хлын, в cером азяме. Шел он из гор. Вятки. А было это в то время, когда гор. Вятка назывался Хлыновым. И вот вздумал Хлын пообедать. Для этого он тут же на льду, вблизи проруби, выдолбил ножом ямку (колужинку), на подобие чашки, и своей «рукавичей зачерпнул из проруби водичи», которою и наполнил ямку; всыпал затем «толоконча», разболтал и, прикусывая ярушником, хлебал толокно.

О ту заору ехали мимо мужики, везли толокно. Завидев земляка, извозчики остановились.

- «Щё, дядя, поделываешь?..   Ликося,   толокончё хлебаешь? Хлеб да соль»!

- «Милости прошаем», - ответил серый азям, а сам знай ложкой только «зафуфыривает».

Разманил азям извозчиков, сняли они свои «малахаи» и почесали затылка. Им тоже захотелось толоконча. Но их была целая артель, а, стало быть, и чашка должна быть большая; однако они не задумались. Не долго думая, они всыпали в прорубь целый мешок толокна, благо ложки у каждого были, разболтали кнутовищем и попробовали хлебнуть, но хлебать было нечего: толокно пошло ко дну. Тогда они всыпали другой мешок, который также пошел ко дну. А Хлын в азяме в это время покончил с своим толокном, снял шапку и помолился на восток.

- «Кма ли высыпали»? спрашивает он.

- «Два мешка», - ответили мужики, почесывая затылки.

- «Ликося, какова мерека ухлопали» - сказал азям и пошел своей дорогой.

Долго толковали извозчики, как быть и один из них, не долго думая, взявши ложку, нырнул в прорубь.

- «А ведь он один там толокно-то слачет», - решили мужики и, взяв ложки, один за другим нырнули в прорубь.

По справке будто бы оказалось, что все извозчики были Иваны – Ванчи.

Однако и до сих пор славится вятское толокно, а отсюда и прозвище: «толоконники» (А. Грудцын).

О том же коротко у Можаровского. Я слышал подобный рассказ не раз в Яранском уезде. Гр. Н. Потанин записал тоже в Никольском уезде, Вологодской губернии (Живая Старина 1899, IV, стр. 525).

№ 6. Вятчане поросёнка на наседала сажали: «чепйсь -  чепись, не то падёшь; курича о двух ногах, да чёпиччя». (Слышал я в Яранском у.). - Можаровский относит этот анекдот, вместе с присловьем по поводу его: свиносады, к «уржумцам», что нужно понимать: к уржумским починовцам. - Другой раз я слышал тот же рассказ и, по поводу его, присловье: поросятники в применении к слобожанам.

№ 7. Колокол из лык плели. «Щё это он не звонит: шлык да шлык?!" - А он сшит из лык. - В заключение, «колокол с колокольни упал, да на крапиве повис» (Слышано мною в Яранском уезде).

№ 8. Онучи на воде сушили. (Слышано мною там же).

№ 9. «Новину чистили два брата; один-то сидел по средине. День быль жаркой. Ель упала на него. «Вань-мо! Как меня охолонуло! Садись-ка на мое место». Товарищ сел, а тот начал ронит ель прямо на него; упала ель и зажала его тут. «Вань-мо! охолонуло-ли тебя!» спрашивает, а тот уже молчит» (Записал Гр. Н. Потанин в Никольском у.: Живая Старина 1899, IV, 525).

№ 10. «Больно колокольнича-та высока! как это хрёст'от и воткнули»?! недоумевал вятчанин, смотря на высокую колокольню в гор. Казани. Другой земляк разрешил его недоумение: «а колокольничу-то - нагнули, да хрёст'от и воткнули; отпустили, она и збрындила!» (Слышано мною в с. Люки Сарапульск. у.).

№ 11. Был Вятчанин в Казани. Захотелось ему купить сахару. Зашел в лавку, а как сахар-то звать, и забыл. Объяснял, объяснял, но всё-таки его поняли неладно, и дали, вместо сахара, стеариновую свечу. Мужик думает, что это и есть сахар, - грызет, грызет: «мяхко, а не кусацця"?! После наш Ванчё всё и вспомнил про Казань: «Да ещё это у них, в Казани-ту, и сахар! Ись ево не ловко, в серодках веровка!» (Мною – там же).

№12. Пролила вячкая баба чугун кипятку. Заревела, да и давай причитать: «ой, кабы у меня был сын, да у сына-ту ошшо сын, да кабы я ево заварила, да куды бы я девалась!» (Мною – там же).

№13. Купила вячкая баба на базаре новые ночовки, да и велит мужику-торговцу расколоть их: «расколи, да и сшей: у меня нету мужика-та – опосля расколюцца и сшить некому!» (Мною – там же).

№14. «Ваньчё! Скажи моей кобыле: тпру!» - «А сам от щё?» – «Да у меня в роту-то кроха!» – «Так положи в шляпу!» – «Да не полезет!» (Мною – там же).

№ 15 - 16. «Приехал в Казан из Вятки извозчик Ерема Сухопарый. На постоялом дворе он поймал за рога козу и давай ее «драть арапником». Коза мечется, реветь, а Ерема знай ее дерет. Увидел это дворник и говорит:

- «Ты что, «толокно», делаешь? ведь коза-то хозяйская!».

- «А мне щё», - отвечает Ерёма, - «она у меня в Котельниче овёс съела».

- «Ах ты, толокно безтолковое», - горячится дворник, - «да ведь коза то у нас доморощенная, как она могла быть в вашем Котельниче, слепород?».

- «Да эта, чуешь, самая и была: и рога и борода экие-же... Эта самая, пучеглазая… а овес дорогой».

- «Вот доложу хозяину, - не разделаешься!».

- «А мне щё ваш хозяин!» - сказал, отпрягая лошадь, Ерема.

- «Толокно!» - обругал дворник и ушел. за ним утряслась и вспоротая коза...

Наступила ночь. Ерема, вместе с другими извозчиками, залез на верхние нары, где улегся на краю. Извозчики стали его толкать и прижали почти к самой стене. Ерема все подвигался, а потом остановился и сказал: «хоть убейте, а не двинусь».

- «Подвинься!» - говорить ему вязниковский извозчик.

- «Кто? я-ту?» - спрашивает невинным голосом Ерема.

- «Да, ты-ту, вятское толокно»,

 «Ни за щё»

- «Почему?»

- «А потому, - тутота не постлано».

- «Вот ещё что придумал! В гостях, да ещё хорошую постелю требуешь… Здесь ведь твоей бабы нет, чтоб те постель послала; такая-же, поди, толоконница!».

 -«Кто, баба-ту?»

- «Да, баба-ту»

- «Нича, шапкой не сшибешь»…

- «Не послано» - ворчал Вязниковец, и забрав своё изголовье, перевалился через Ерему к стене. Но не успел и ахнуть как упал на нижние нары, так как верхние до стены не досланы были.

- «Обманул, слепород!» - ругался опомнившийся Вязниковец.

- «Я щё, я говорил, что до стены не послано, а ты не поверил». (А.Грудцын).

А. Можаровский заканчивает свои заметки о вятских присловьях следующими словами: «Вообще про жителей Вятской губернии - Вятчан ходит множество юмористических рассказов, точно также как про Пошехонцев. О Вятчанах мне известны анекдоты о том, как они корову на баню тащили; как медведя из берлоги тащили; как ездили в Москву смотреть; как царя поздравляли; как лычный колокол сплели (№ 7); как серп топили (№ 2); как сальные свечи ели (№ 11); как через реку на бревне переправлялись и проч. Некоторые анекдоты про Вятчан сходны с анекдотами про Пошехонцев».

В журнале «Природа и Люди» 1903 г печатался роман Н. Н. Соколова «Золотая республика». Роман имеет некоторый этнографический интерес. Действие происходит в Сибири, на золотых приисках. Один из героев романа, рабочий Степан, живший одно время в Вятской губернии, так рассказывает про вятчан своим товарищам:

«Чудной это народ, вятичи, - заключил Степан, и принялся рассказывать о них потешные анекдоты, как они в трех соснах заблудились; как всемером стреляли из ружья, купленного в складчину, при чем один из них, которому не хватило места держаться за ружье во время выстрела, промолвил: «чать, и моя денежка не щербата» и засунул в дуло ружья палец; как, попавши в Москву, они задумали перетянуть себе в деревню колокольню Ивана Великого, обмотали её канатами и потащили, ы когда при этом лапти у них скользили по льду Москвы-реки, они покрикивали весело:»подайтча, братчи, подайтча! Понатуж крепчае!» Рассказал Степан и о том, как, проходя по Волге артелью, они в проруби толокно по очереди мешали и при этом все «с рукам и ногам» перетонули (срв. № 5); как они спорили о том, каким способом не высокие колокольни кресты втыкают, пока один из них не догадался, что это делается очень просто: колокольню нагнули и воткнули (срв. № 10). «Природа и люди» 1908, № 37, стр. 607.
 

9. Из литературной истории вятских присловий.

Разыскания в области литературной истории народно-поэтических мотивов вообще крайне трудны. К присловьям это замечание относится еще в большей степени нежели к какому-либо иному виду народного творчества.

Мотивы присловий сравнительно мало развиты; в них обыкновенно мало подробностей; а ведь только по деталям и можно решить удовлетворительно вопрос о заимствовании. Кроме того, присловья всего менее отразились в книжной письменности, в виду чего прошлое присловий для нас еще темнее, нежели прошлое народной песни, сказки и былины.

А. Потебня занимался разысканиями относительно присловья: слепороды. В своей статье по этому вопросу (Русский Филологически Вестник, т. IV, 168 - 183) он дал богатый сравнительный материал, но к окончательному выводу не пришел, закончив свой очерк словами: «в подобных вопросах лучше нейти далее голого и неудовлетворительного «сравни», чем вдаться в шаблонные объяснения по теории исконной туземности сказок, или по теории их заимствования литературным путем от Буддистов через Монголов иди Арабов и Турок».

Мы последуем в осторожности знаменитому ученому. Не будем гадать о заимствованиях или исконности мотивов, а укажем только на напрашивающиеся на сравнение варианты. К сожалению, и в этом последнем отношении мы пока не можем претендовать на полноту: собирание русских прислови й нами еще далеко не закончено; особенно мало сделано по мало- и бело-русским присловьям. Присловий не русских я пока ещё не изучал совсем.

Изучая великорусские присловья, мы прежде всего замечаем, что одно и то же присловье нередко применяется к. нескольким этнографическим группам. Так, толоконниками, помимо наших вятчан (гл. VI), называют еще: вологодцев (Сахаров; Даль 356), костромских галичан (idem) и пошехонцев (Даль 351). О всех их рассказываются также и очень похожие анекдоты о том, как они мешали толокно в реке (срв.выше гл. VIII, №5). Толокно употребляется на всём севере Poссии. Великоруссы вообще любители толокна, что выразилось и народной поговорке: «все хорошо, да не как толокно» (Даль, Послов. 903).

Ершееды, кроме наших орловцев (гл. YI), также осташи (Сахаров), селигерцы (Даль Послов. 349), белозерцы и псковичи (Даль, Словарь, s. v.).

Слепороды, кроме вятчан, пошехонцы (Сахаров; Даль), а вне пределов русской земли: в Польше – мазуры, в Германии - гессенцы и швабы (Цитаты у Потебни).

Название вятчан слепородами распространено очень широко, хотя толкуется различно. Вятский старожил К. И. Клепиков рассказывает, как он был в Москве в 1857 году и вел там разговор с московскими купцами. Последние «боялись» ездить по «чугунке», и ездили в Питер по шоссе; «в какой стороне» находится Вятка, они совсем не знали, однако знали, что вятчане слепороды. Московские старики-купцы спрашивают меня: «в которой стороне Вятка?» Сказал и рассказал. «Мы слыхали, - вятчан называют слепородами?» - «Да, называют». (Воспоминания вятского старожила. В. 1899 стр, 8).

Сахаров, приводя это присловье, объясняет его несчастною битвою с устюжанами в 1480 г.; после этой битвы вятчан будто бы и прозвали слепородами (см. выше VIII, № 3).

Даль повторяет коротко тоже объяснение, а рядом приводит и другое, «рационалистическое» (по выражению А.Потебни): «у Вотяков подслеповатые глаза, у новорожденных же они очень малы» (Послов. 357)

В народе теперь слепороды понимается в смысле: «зеворотые; ротозеи» (см. выше, гл. VII).

Потебнч считает первоначальным значением слова слепород: «Слепорожденный» (стр. 170). О мазовщанах и швабах рассказывают, что они, как щенята, родятся слепыми и прозревают только позднее.

Перейдём к народным анекдотам о вятчанах. Относительно анекдотов о толокне в проруби мы уже говорили. Из других, наш № 12 (глава VIII) рассказывается и в курской губернии, вне применения к какой-либо этнографической группе. «Адна баба тапила избу. На ету пору и упади с печи палена; она глядела - глядела, да. уш как взривет ва всю правду. Збеглась семья: «што ты, што ты, матушка?» успрашивают у ней дети. «Што кабы я свою Донюшку аддала замуш, она п родила сыночка Ивашечку, ён там та сидел ба, иде палена-та упала, вить ано п яго на смирть убила» (Курский Сборник IV, 107).

Наш № 14 известен и в Воронежской губернии. «Скажы майэй кабыли: тпру! ато у мине краха ва рту! - Да ты палажы йийо ф шапку! - Ни влезить» (Дикарев 215). Тоже у Даля (Словарь, 3 изд., s. v. зануздать). В том и другом случае анекдот рассказывается без применения к какой-либо этнографической группе.

Наш № 11 известен у малорусских ремесленников, О последних В. Иванов пишет (Северный Вестник 1887, VII, 70), что у них «существует масса рассказов, где осмеивается «мугиряка» (т. е. простой мужик), традиционно сохранивший завет старинных взглядов и отношений, рассказов, рассчитанных на рисовку, хвастовство культурными привычками и понятиями. «Входе мугирь в лавку и каже: «продай панюче сахмарю!» Вин дав свечек полфунта. Иде мужик и ист, а солдат встрывсь и каже: «чи ловко?" – «Ловко то ловко, да по середки веревка». Бачь, гнит мима, а то иде плавка».

Наконец, почти все анекдоты о вятчанах рассказываются также и (даже еще прежде) о пошехонцах. Это отмечено и А. Можаровским (стр. 94).

Степан из «Золотой республики». г. Соколова (см. выше, конец гл. VIII) относит к вятчанам анекдоты, всеми и давно относимые к пошехонцам. О последних еще в 1798 г. Была издана особая книжка «Анекдоты древних пошехонцев. Соч. Василия Березайского. Сабю1798» цитую по Сахарову). У меня под руками второе издание этой книги, под заглавием: «Анекдоты или весёлые похождения старинных пошехонцев. Издание новое, попревленное, с прибавлением повестей о Щуке и о походе на Медведя, и с присовокуплением забавного словаря. Сочинение В.Березайского. Спб.1821». Здесь мы, между прочим, находим анекдоты о том, как пошехонцы хлебали толокно в реке и перетонули там (стр. 65 – 67; срв. Наш №5) и как топили серп (стр. 115 – 119; срв. Наш №2).

Перейдём к народным анекдотам о вятчанах. Относительно анекдотов о толокне в проруби мы уже говорили. Из других, наш № 12 (глава VIII) рассказывается и в курской губернии, вне применения к какой-либо этнографической группе. «Адна баба тапила избу. На ету пору и упади с печи палена; она глядела - глядела, да. уш как взривет ва всю правду. Збеглась семья: «што ты, што ты, матушка?» успрашивают у ней дети. «Што кабы я свою Донюшку аддала замуш, она п родила сыночка Ивашечку, ён там та сидел ба, иде палена-та упала, вить ано п яго на смирть убила» (Курский Сборник IV, 107).

Наш № 14 известен и в Воронежской губернии. «Скажы майэй кабыли: тпру! ато у мине краха ва рту! - Да ты палажы йийо ф шапку! - Ни влезить» (Дикарев 215). Тоже у Даля (Словарь, 3 изд., s. v. зануздать). В том и другом случае анекдот рассказывается без применения к какой-либо этнографической группе.

Нашъ № 11 известен у малорусских ремесленников, О последних В. Иванов пишет (Северный Вестник 1887, VII, 70), что у них «существует масса рассказов, где осмеивается «мугиряка» (т. е. простой мужик), традиционно сохранивший завет старинных взглядов и отношений, рассказов, рассчитанных на рисовку, хвастовство культурными привычками и понятиями. «Входе мугирь в лавку и каже: «продай панюче сахмарю!» Вин дав свечек полфунта. Иде мужик и ист, а солдат встрывсь и каже: «чи ловко?" – «Ловко то ловко, да по середки веревка». Бачь, гнит мима, а то иде плавка».

Наконец, почти все анекдоты о вятчанах рассказываются также и (даже еще прежде) о пошехонцах. Это отмечено и А. Можаровским (стр. 94).

Степан из «Золотой республики». г. Соколова (см. выше, конец гл. VIII) относит к вятчанам анекдоты, всеми и давно относимые к пошехонцам. О последних еще в 1798 г. Была издана особая книжка «Анекдоты древних пошехонцев. Соч. Василия Березайского. Сабю1798» цитую по Сахарову). У меня под руками второе издание этой книги, под заглавием: «Анекдоты или весёлые похождения старинных пошехонцев. Издание новое, попревленное, с прибавлением повестей о Щуке и о походе на Медведя, и с присовокуплением забавного словаря. Сочинение В.Березайского. Спб.1821». Здесь мы, между прочим, находим анекдоты о том, как пошехонцы хлебали толокно в реке и перетонули там (стр. 65 – 67; срв. Наш №5) и как топили серп (стр. 115 – 119; срв. Наш №2).

 

10. История.

Отделенная непроходимыми лесами, заселенная воинственными черемисами и другими инородцами-финнами, Вятка поздно сделалась известною русскому народу, да и теперь плохо знакома жителям центральных губерний. Дороги на Вятку были трудно-проходимы, крайне опасны и слишком мало известны. Тогда расстояние от Москвы до Вятки, теперь представляющееся нам сравнительно небольшим. естественно могло войти в поговорку. Бабка от бабки, как от Москвы до Вятки. (Даль, Послов. 1012).

Вятка была некогда такою-же сказочною страною, как после Сибирь, «Самара», «Таврия», „Дарья – река» и т. п.: с кисельными берегами и молочными реками. О ней ходили разные слухи, подобные тем, Какие и теперь у старообрядцев о «Беловодском царстве». Говорили: Вятка всему богатству матка (Снегирев 62; Сахаров; в Северн. Вести. 1887, I, 90 даже: «Вятка - всему Mиpy матка»). Живет на Вятке, да ходит в однорядке (Снегирев 123). - Так после стали говорить: «Сибирь - золотое дно» и т. п.

Ещё теперь жива поговорка: Лекма (село Слободского у.), где денег кма (т.е. тьма), хотя денег там далеко уже до «кмы».

Тогда на Вятку шли одни смелые искатели приключений и богатства, которым снились во сне золотые горы. В виду дальности и опасности пути, шли однако немногие. Идти бы на Вятку, да в карманах гладко (Снегирев 159) или: идти бы{ло) на Вятку, да лаптей нет (idem; Даль 75).

Для «шестников» и «бродников», для новгородских «ушкуйников» здесь был большой простор. Они свили здесь прочное гнездо, основав независимую республику. «Вятка - одна из всех русских земель управлялась без князей; одна сохраняла чистое народоправство, и не нуждалась в княжеской власти» (Костомаров). Вятчане оказались «русскими норманами» (Карамзин). Древние вятчане, эти «злы и кровопролитны человеки» не признавали даже духовной власти. Митрополит Геронтий писал вятчанам в I486 - 1489 г.: «тамо ваши духовныи дети незаконно женятся, в роду и в сватовстве и в кумовстве поимаются, а иныи де и пятым и шестым и до седмого брака совокупляются» (по списку XVI в. в «Актах Историч.» I, № 98). Не даром до сих пор здесь говорится: «у нас на Вятке, свои порядки!»

Как на зло, главный город Вятской страны получил имя Хлынов («реки ради Хлыновицы», пишет. летописец). Хлын в народном языке означает «плут, воришко» (Даль, Толковый словарь), и русские люди не замедлили столковать это имя в смысле: «город воров, плутов». Книжные люди отнесли к Хлынову старую легенду о беглых холопах (см. выше, гл. VIII, № 1). В народе говорили: (Хлыновские бояре (Сахаров; Даль, Послов. 357), что было равносильно с выражением: Хлыновские. воры (Даль, idid.). Хлын взял (т. е. пропало; Даль, ibid.). Хлыновцы корову в сапоги обули (краденую, чтобы следа не было. Даль, ibid.). Вятчане на руку не чисты: вчера с нами ночевали, онучку украли (Даль, ibid).

В частности, Слобожане – грободёры (Можаровский 94) или жидокопы (Даль): слобожанин, будто бы, откопал труп еврея, полагая, что евреев хоронят с деньгами (Даль). Они же мертвокрады. Это последнее присловье слышал я в гор. Слободском с таким объяснением: будто бы не так давно, лет 30 – 50тому назад, в городе этом произошел такой случай. Л ограде Екатерининской церкви была привязана лошадь с санями. Это подгородный крестьянин и привёз хоронить маленького покойника, гроб с которым и находился в санях под рогожей. Местный конокрад думал, что тут лежит добро получше и, пока мужичек ходил по духовным, недолго думая, сел в сани и был таков. Пришли хоронить покойника, - ан его и след простыл… Только на другой день нашли где-то на дороге гроб с покойником, а лошадь с санями так и не нашли. -  Существует и другое объяснение. Мултановский пишет: «один священник передавал мне, что в Слободском вор обобрал одежду с покойника, но был обличен обрезками, положенными портным в карман покойницкой одежды, которую вор, случайно, отдал для переделки тому же портному» (Прилож. К Вятск. Губ. Вед.1904, №9). – Если всё это правда, то она доказывала бы, что дети похожи на отцов.

Прошло время. Вятку узнали ближе и увидали, что она богата действительно, но богата не деньгами, а хлебом. Вятка долгое время служила житницей нашего сивера. Тогда поправили старую поговорку («Вятка всему богатству матка»), и стали говорить: «Вятка хлебу матка» (срв. Мултановский). В это-то благословенное время, вероятно, сложились поговорки: в Орлове - калачи по корове, ерушник на копейку, да два в придачу, а в Котсльниче пироги по мельнчиче (Мултановсий; срв. выше, гл. VI).

Непременьшина, - так называют до днесь жителей сел и деревень около Ижевского и Камско-Воткинского завода Сарапульского уезда (наприм. жителей с. Люка): во время крепостного права они обязаны были непременною службою на заводе.

Котельнич на трех Иванах стоить, как земля на трех китах.

-----------------------------------------

Прочитывая вновь свой очерк, я вижу его неполноту, хотя ради некоторой цельности, я включил в него немало своих наблюдений, не имеющего непосредственного отношения к присловьям. Вижу шаткость некоторых своих объяснений и предположений, неточность других… Всё это побуждает меня вновь обратиться к читателям с покорнейшею просьбою о присылке дополнений и поправок. Всякие сообщения будут принимаемы с глубокой благодарностью.

5 августа 1904 года
Юрьев (Дерпт)

Стр. 1, 2, 3

Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Молотов и Нолинск
Просмотров: 1437

"Но мы живём, чтобы оставить след...". Памяти депутата М.Лихачёва.
Просмотров: 989

Судьбу Вячеслава Молотова предсказала вятская гадалка
Просмотров: 639

Новое на форуме
Обращение НКО Фонд «Возрождение» г. Нолинска
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 18.11.2018
Ответов: 0
Вятский фотохудожник А.М.Перевощиков
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 08.10.2018
Ответов: 1
Нелли Неженцева. Олеся и два художника
Автор: nolya66
Форум: Обовсем
Дата: 05.10.2018
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Путинцев В.С. Наш путь (Сказка-быль)
Просмотров: 1121

Александр Анфилатов. Ах, как давно всё это было... Стихи
Просмотров: 1178

Дайлидович С.
Просмотров: 1285

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2018