Воскресенье, 23.09.2018, 13:19
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Новые материалы
Тайна одной фотографии
Дата: 03.09.2018

История фабрики "Пятиугольник"
Дата: 08.08.2018

Второй после Сталина
Дата: 05.08.2018

Н.Неженцева о нолинском поэте А.Анфилатове
Дата: 04.08.2018

Из истории Ботылей и Вятского края
Дата: 29.07.2018

Фестиваль павославной песни в Нолинске
Дата: 12.07.2018

Белая гора, Ключи и Никольский храм
Дата: 01.07.2018

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18


ЖУРНАЛИСТИКА И СПОРТ

Много сил понадобилось для выполнения серьёзного задания редактора – подготовить в газете страницу, посвящённую лучшим спортсменам Кировской области.  Я написал небольшую оду спорту, склеил около полутора десятков портретов наших чемпионов в развёрнутую шеренгу, отдельно поместил фотографию в полный рост чемпиона России по толканию ядра и метанию диска Николая Ивановича Щукина и ждал похвал. Однако восторгов не последовало. Наверное, надо было опять придумать что-то вроде дружеских шаржей с тёплыми подписями, - нечто не казённое, а сердечное, с юмором. Тем более, что все чемпионы были мне хорошо знакомы по тренировкам и соревнованиям. Со многими в составе сборной области я участвовал в товарищеском легкоатлетическом матче в Молотове (Перми). Там мы с небольшим преимуществом победили. Наибольший вклад в командную копилку очков внёс Щукин, который стал героем соревнований.  Он обратил на себя внимание не только победными результатами в ядре, диске и молоте, но и фактурой Геркулеса. На высоте были и наши бегуны: Барбашов, брат и сестра Дьячковы, Жаровцев.

Обо мне ничего похвального никто бы не сказал: я «перегорел» и выступил ниже своих возможностей.  Щукин поворчал немного, но, видя, что я сильно переживаю свою неудачу, закончил: «Бывает… За одного битого двух небитых дают».

Чтобы не мешать Гале готовиться к выпускным экзаменам, я отправлялся после рабочего дня из редакции на стадион «Динамо». А там большеголовый юркий мальчишка Валера Свинцов, будущий мастер спорта, и его сверстник и тёзка Урин, будущий игрок сборной СССР по футболу, на баскетбольной площадке демонстрировали чудеса дриблинга, бросали мяч в кольцо, не глядя, стоя спиной к щиту, а то и с отскока от земли! Затем они устраивали представление по мини-футболу – один против одного, вызывая восторг зрителей виртуозностью обводки.

Но вот кто-то приносит волейбольный мяч, и я оказываюсь в одной из «диких» команд, наскоро скомплектованных из любителей волейбола. Среди «дикарей» случались и лучшие волейболисты города: шумный, азартный, заводной низкорослый Саша Колоднер, спокойный крупный Слава Втюрин, «телеграфный столб», «колун» Кощеев и другие.

Это происходило на нижних площадках стадиона, возле парадного входа в него. В спортивном чемоданчике я носил не только примсоли для игры в волейбол, но и шиповки, чтобы тренироваться в секторах верхней части стадиона: прыгать в длину и высоту; присоединялся к метателям, барьеристам. Мне было интересно осваивать технику всех видов лёгкой атлетики, а в минуты отдыха наблюдать с трибун, как  неутомимо отмеривает круг за кругом  высокий худой мастер спорта Николай Токарев -  рабочий одного из кировских заводов, как  красиво, ритмично вымахивает шаги бегун-средневик Евгений Брагин, сын профессора пединститута, очень похожий на своего отца; как колобком катится по гаревой дорожке светловолосый  стайер Дима Зворыгин и  «облизывает»  барьеры чемпион области по барьерному бегу  высокий рыжеволосый Ростислав Ковязин.

В воскресные дни на «Динамо» проходили соревнования разных калибров и названий: ведомственные (школьные, студенческие, динамовские, спартаковские и т.д.), городские, областные, республиканские - по волейболу, баскетболу, городкам, лёгкой атлетике. Если шли соревнования легкоатлетов, записывался личником и прыгал в высоту, длину, метал копьё. Убедился: соревнования - лучшая школа; бесценный соревновательный опыт надо активно накапливать: он незаменим.

Стадион сделал меня неизлечимым болельщиком. Кажется, я не пропускал ни одного сколько-нибудь значительного футбольного матча и крупного соревнования.

Запомнились цирковые турниры борцов и первенство СССР по греко-римской борьбе, проходившее на арене цирка. Тогда очень успешно выступили воспитанники нашего прекрасного тренера Леонида Дьяконова.

Особенно ярко блеснул наш самородок Вяткин, молодой грузчик. Он был необычайно красиво сложен: тонкая талия, широкие плечи, хорошо обозначенная мускулатура – всё как у нашего Анатолия Савиных. Недостаток техники он компенсировал природной силой – забирал соперника в охапку, отрывал от ковра, поднимал в воздух и под рёв зрителей бросал вниз. В одной из схваток он растянул связку на ноге и проиграл по очкам. Получать бронзовую медаль вышел хромая. Больше на турнирах по борьбе я этого вятского самородка не видел.

Зато много раз любовался выступлениями Шмакова, Каткова, Ситникова, Ширшикова, Скиткова.

Огромное множество участников и зрителей собирала эстафета по улицам города. В первые послевоенные годы она постоянно обновлялась: в неё включали то этап патрулей, бежавших с винтовками и в противогазах, то этап велосипедистов, то шлюпочный этап по Вятке. В 1951 году я был не участником, а только зрителем этого грандиозного спортивного соревнования.

Много радости доставлял футбол. Мне очень нравились заводские команды города, особенно команда машиностроительного завода – «Машинка», как любовно её называли кировчане. Особенно любимы были интеллигентный, элегантный, умный, уже седеющий правый крайний Дмитриев, матёрый, обладавший точным пасом и мощным прицельнм ударом по воротам Сорокин, непроходимый защитник Борняков.

Перед матчами и в перерывах между таймами проводились показательные бои боксёров, воспитанников Троцюка, забеги легкоатлетов на побитие рекордов, выступления гиревиков и штангистов. Незабываемо ярким был рекордсмен мира по штанге Юрий Дуганов.
В этот день на стадионе было так же многолюдно, тесно, радостно и шумно, как на выпускном бале, где Галя получала диплом об окончании пединститута.

Я присутствовал на торжестве в качестве её половины. Был там и мой начальник Верхотин. Он сидел в президиуме. Позднее рассказывал, что, возвращаясь с этого выпускного, долго не мог угодить в открытую дверь ограды у своего дома и лишь с третьей попытки одолел небольшой подъёмчик перед входом в здание, где его терпеливо ждала кровать, аккуратно заправленная женой, уже ушедшей на работу.

После выпускного я и Галя продолжали усиленно искать съёмную жилплощадь. Ничего подходящего так и не нашли: то далеко от центра, то темно и сыро, то хозяйка – не мёд. Решили: если есть места для нас в родной Молотовской школе, пойдём просить ОБЛОНО направить нас в родные пенаты.

В РОДНЫХ ПЕНАТАХ

Григорий Алексеевич Шабалин принял нас с радостью: во-первых, свои, знакомые, не «коты в мешке», во-вторых, квартиру искать не надо – мы угнездились на девяти квадратных метрах маминой квартиры.  Сразу же написали заявление в горисполком на расширение жилплощади ввиду ожидаемого увеличения семьи.

Мама старалась, но не могла скрыть своего неодобрения моим выбором спутницы жизни. Она была убеждена, что её любимец достоин более солидной пары. А тут… даже второго платья у молодой нет! И мать у неё – стыдно сказать - сидит в тюрьме за растрату, допущенную по халатности во время работы продавцом в магазине.

Бесконечно доброе материнское сердце, однако, постепенно оттаяло: любовь к сыну перешла и на ту, кого любил он. «Зови меня мамой», - сказала она Гале и улыбнулась ей, когда тут же услышала от неё это слово. Мама сердиться не умела, она умела только любить.  


ВХОЖДЕНИЕ

На педсовете перед началом учебного года Григорий Алексеевич представил нас педколлективу, насчитывавшему тогда более сорока человек. Почти все были нам хорошо знакомы.

Отныне наши учителя становились нашими коллегами. Это было непривычно. Менять отношения оказалось делом довольно сложным. Легче было на первых порах общаться с влившимися в педколлектив незадолго до нас фронтовиками: Борисом Сергеевичем Покровским, Савелием Фёдоровичем Вахрушиным, Василием Михайловичем Мазеевым, Алексеем Петровичем Шульминым, Анатолием Захаровичем Степановым и представленным педколлективу вместе с нами тридцатилетним, но уже седым, как лунь, фронтовиком, с красным дипломом, окончившим истфак Горьковского пединститута Петром Демидовичем Сунцовым.

На первый год мы попросили минимальную нагрузку, чтобы было больше времени для подготовки к урокам. Я получил три шестых класса, Галя – уже Галина Ивановна - десять (!) пятых.

Пятиклассников было так много, что для них не хватило довольно вместительного здания филиала школы за Николаевским собором. Супруга делилась впечатлениями: «Первый урок веду неуверенно, ощупью, со страхом. На втором - исправляю недостатки первого.  На третьем -  закрепляю положительное. На четвёртом, пятом… девятом – дополняю, довожу до блеска.  На десятом… всё обкатано так, что уже мутит».

Свой первый урок - урок русского языка в 6 «в» - я начал с собственной сказки о медведе, который провалился в глубокую яму, вырытую для него охотниками. Медведь был умный и сильный, он выбрался из ловушки и вернулся домой, к своей семье. Охотники увидели по следам, что медведь был в яме, но вылез, и стали советоваться, что делать. Решили яму углубить и замаскировать ещё лучше. А медведь говорить не умел и не смог посоветовать медведихе с медвежатами быть осторожнее, чтобы не попасть в беду, как он. Те пошли гулять и… домой не вернулись.

- Чем человек сильнее медведя? – спросил я своих шестиклассников.
- Человек умеет говорить, - последовал ответ.
- Да! Словами, речью люди передают друг другу добытые знания. А знания делают человека всесильным.

Я начал с мысли о значимости языка и недопустимости небрежного обращения с ним, пагубности даже малейшей ошибки. Привёл знаменитое «казнить нельзя помиловать!».

Конспекты первых уроков по школьной программе всех классов разрабатывал максимально подробно, основательно. Однако смотрел на них лишь как на фундамент, а не на всё здание в окончательном, застывшем, неприкосновенном виде, допускал возможность других, в том числе экспромтных, вариантов. Последние на практике оказывались часто гораздо интереснее и реализовывались живее зафиксированного в конспектах. В дальнейшем я не стал тратить время на писание поурочных планов и конспектов…
 
ЗАЩИТА СВОИХ ПОЗИЦИЙ

- Мне поурочные конспекты не нужны. Они мне мешают. У меня всё в голове, - сказал я завучу Герману Николаевичу Калинину, когда тот пожаловался директору на меня за отказ представить для его визовой подписи конспект урока, который он собрался посетить.
-  Пусть конспекты уроков не нужны Вам – они нужны нам.  Для контроля, - ответило мне начальство.
-  Контролируйте и оценивайте, пожалуйста, мою работу по урокам, а не по конспектам. Не по планам, а по результатам. Конспект может быть отличным, урок -  плохим. Вам нужна хорошая «бумага» или хорошая работа? Претензии к качеству моих уроков и к результатам работы есть?
- Но инспекторы ОБЛОНО за отсутствие у Вас планов-конспектов нас всех по головке не погладят, - нашёл ещё один резон в защиту своей позиции завуч.
- А Вы напишите мне в приказе выговор – и работникам ОБЛОНО станет ясно, что с Вашей стороны были приняты должные меры.

Григорий Алексеевич улыбнулся, Герман Николаевич нахмурился.

Приказа не последовало.  Не было больше и требований предъявить какие-либо планы, в том числе планы классного руководителя. И правильно. Воспитывают не запланированные «воспитательные мероприятия», а человеческие качества педагога, его пример, его реакция на происходящие события.  А как их планировать? Разве можно предвидеть, что Ваня во время перемены поскандалит с Петей?

Первые же дни работы в школе убедили меня: учительский труд – экспромт художника, творца, постоянное напряжение-поиск.  Годы работы укрепили это убеждение.

 
Перед моим лицом сто лиц,
И это всё не просто лица, -
Они – грядущего столица,
Важнейшая из всех столиц.

Здесь на себя лишь можешь злиться,
Когда сыграть не в силах блиц.
Сыграл – какая радость слиться
С бездонным миром детских лиц.

Но блиц всего мгновенье длится.
На смену тут же новый блиц.
Горит и плавится – не тлится
Моё лицо и с ним сто лиц.


 


Литература и живопись – сёстры. (Фото Е.А.Якимова. 1963 г.)
 

ЧТОБЫ УЧИТЬ, НАДО УЧИТЬСЯ

Моё лицо… Чтобы оно отличалось от лиц других педагогов, я стал ходить на уроки тех, о ком слышал хорошие отзывы. Больше всего восторгов раздавалось в адрес Покровскаго. На переменах он, как правило, проверял тетради.  Это позволило мне нарисовать его карандашный портрет, с которого смотрит симпатичный автору классический интеллигент.
То, что я увидел и услышал на его уроках, превзошло все ожидания. Лучшие учителя и лекторы, каких я встречал ранее, померкли. Ни одного лишнего слова. Мысли глубокие, неожиданные, свои. Борис Сергеевич выстраивал их в красивую, логически неразрывную цепь, которая врезывалась в сознание сразу и навсегда.

 
Борис Сергеевич Покровский. (В.Путинцев.Б., тушь, перо, 1952 г.)

Этому способствовали неповторимый приятный тембр голоса и его эмоциональная окраска, менявшаяся в точном соответствии с содержанием речи.

Обаяние Бориса Сергеевича было настолько велико, что я невольно начал подражать ему во всем. Пётр Демидович Сунцов, посетив мой урок в классе, где он был классным руководителем, сразу обратил на это внимание. Умный коллега тактично высказал неодобрение такому внешнему подражательству. Мне стало стыдно.  Я постарался, чтобы в дальнейшем у Петра Демидовича не было поводов повторить свой упрёк.

 

Пётр Демидович Сунцов. (В. Путинцев. К., м., 1995 г.)      

Посетил я и его уроки. Близко к Борису Сергеевичу - масштабом таланта. Но «почерк» совершенно иной. Сунцов, как Сперанская, умел словами рисовать живые картины прошлого, делать учеников как бы их свидетелями и участниками, а затем вопросами помогал находить причины и поучительный смысл минувших событий.

Пётр Демидович вызывал глубочайшее уважение к себе скромностью, железной волей, принципиальностью, прямотой. Вместе с тем он обладал чувством юмора и азартом страстного шахматиста и рыболова.

Он не читал нравоучений. Всё написано было в его взгляде.

Картинка с натуры.  В филиале пятиклассников перемена. Мальчишки и девчонки, насидевшись сорок пять минут за партами, удовлетворяют непреодолимое требование своих растущих организмов – ходят на головах. Пётр Демидович спокойно движется среди них, как дредноут по бушующему морю. Но вот учитель останавливается. Берёт здоровой левой рукой чересчур разошедшегося Ванятку под руку и, приподняв, лёгким встряхиванием приводит его в чувство. Пришедший в себя читает в строгих и одновременно добрых глазах гораздо более сильного, чем он, человека: «Я тебя понимаю – сам таким же был. Бегать, прыгать, кричать, толкаться на перемене можно и нужно, однако, надо меру знать. Притормози!»

Увидев, что Ванятка всё это понял, Пётр Демидович идёт дальше.

У меня написалось о нём:

 
Друг юнцов и враг ельцов –
Пётр Демидович Сунцов.

 

 Я благодарен судьбе за то, что она подарила мне счастье работать рядом с такими людьми и учиться у них.

ХОРОШИЕ И РАЗНЫЕ

В 50-е годы в педколлективе школы работало много мужчин, в большинстве своём фронтовиков. И все – яркие, неповторимые личности.

Завхоз Степан Степаныч ходил в военной гимнастёрке и шинели, прямой и строгий, как Дзержинский. Рукой в белой перчатке проверял чистоту стекол в окнах, досок и парт в классах. Нерадивым техслужащим было не место в его команде. Доставалось и учителям. Когда Степан Степаныч выступал на педсоветах, он приводил факты нарушений правил бережного отношения к школьному имуществу, говорил умно, дельно, доказательно. Это был завхоз-педагог, второй директор в школе. Иногда казалось, что он не второй, а первый.

Рисование вёл Василий Михайлович Манылов. Он, как мой богородский учитель рисования, почти не говорил на уроках - он показывал, как надо рисовать. Показывал хорошо. Этого было достаточно: лучше один раз увидеть, чем сто услышать.

Манылов совсем неплохо украсил двумя большими копиями с картин советских художников танцевальный зал Дома культуры, который размещался в стенах Николаевского собора.

Черчению учил Виктор Захарович Степанов, вместе с Маныловым оформлявший огромные праздничные колонны школы бесчисленными лозунгами, плакатами и транспарантами. Бывший армейский трубач, маленький Анатолий Захарович с другим трубачом-фронтовиком, военруком Гречкой, создал в школе духовой оркестр, хорошо справлявшийся с исполнением марша «Прощание славянки» и «Выходного марша фараона» из оперы «Аида» Верди.  Школа с духовым оркестром и школа без такового – две огромные разницы.

Умело владеть столярными и слесарными инструментами учили ребят аккуратный Виктор Михайлович Ложкин и эрудированный – золотая голова и золотые руки - Олег Леонидович Денисов. В секреты электротехники посвящал юношей дотошный Мстислав Владимирович Агафонцев, кабинет машиноведения возглавлял расторопный Михаил Павлович Малинин.

Уроки физкультуры вёл легендарный Евгений Петрович Штин, который не мыслил для своей школы в спортивных соревнованиях никакого другого места, кроме первого, а своих успешных воспитанников (их у него было немало) характеризовал: «Первый в мире, второй в Молотовске… после меня». В помощь и на смену ему пришли талантливые во многих отношениях выпускники спортфака Кировского пединститута - красавцы Алексей Павлович Герасимов и Александр Ростиславович Ковязин. Оба обладали отличными голосами, великолепно аккомпанировали себе и другим на гитаре, были душой компании. Акробатическое трио, подготовленное Герасимовым, было включено в апофеозный финал заключительного концерта областного смотра художественной самодеятельности школьников, посвящённого 50-летию Советской власти и проходившего в Кировском облдрамтеатре. А подготовленная им волейбольная команда юношей дважды становилась серебряным призёром областных первенств среди школьников. Ковязин воспитал несколько чемпионов областных школьных первенств по лёгкой атлетике.

Физику, кроме строгого, требовательного Мазеева, вёл «фокусник» Русских, тот самый, который обучал нас во время войны в педучилище. Географию преподавали громкоголосый Алексей Петрович Шульмин и тихоголосый Николай Николаевич Грибанов (Никлухо-Никлай), под руководством которого отряд туристов нашей школы представлял Кировскую область на всероссийском турслёте школьников, проходившем на Кавказе. Из педучилища приглашался давать уроки математики очень похожий на Чапаева Шулятьев, во время перемен предлагавший нам разгадывать шахматные головоломки, которых знал великое множество.

Среди словесников большинство тоже составляли мужчины. Вернулся из госпиталя без ноги, на костылях, высокий, седой, сильно картавивший, ироничный муж Лидии Алексеевны Воробьёвой Глеб Александрович Чертенков. Он держался с достоинством. Жаль, однако, что был мелочно придирчив и холодно педантичен. Калинин тоже сильно картавил. Но на этом сходство заканчивалось: низенький, подвижный, Герман Николаевич был то слащав, то восторженно патетичен. Александра Илларионовна Зяблицева держала порядок на уроках армейскими методами. Безгранично мягкая супруга Бориса Сергеевича Покровского не владела ими, и безжалостные дети пользовались её слабовольной добротой, отчего в конечном итоге проигрывали сами. Умная, артистичная Людмила Ивановна Ситникова была, как Полевая, близка к идеалу: всё гармонично, всё в меру.

Скромно, однако, с достоинством держали себя две словесницы с дореволюционным стажем. Им не хотелось уходить на пенсию, и из уважения к их прежним заслугам им давали немного часов.  Кстати, одна из них – Липяцких Елизавета Дмитриевна - являлась учительницей Бориса Петровича Чиркова и хранила его письма со словами благодарности любящего ученика своей первой наставнице.

 

Педколлектив школы начала 50-х годов. Директор Григорий Алексеевич Шабалин и завуч Герман Николаевич Калинин - в четвёртом ряду сверху, четвёртый и третий слева. Внизу – Б.С.Покровский и В.С.Путинцев.

Наблюдение за коллегами, посещение их уроков, чтение журналов «Литература в школе», «Русский язык в школе», новинок методической литературы помогали   мне в поисках собственных позиций. Готовясь к уроку, я ставил себя на место школьников и спрашивал: нужно ли, понятно ли, интересно ли им будет то, что я собираюсь говорить и делать?  А во время урока следил, горят ли глаза у сидящих передо мной.  Если хоть у одного они безразличные, решал: надо что-то менять!

ВОСПИТЫВАЕТ ПРИМЕР. «ДА ЗДРАВСТВУЕТ ТВОРЧЕСТВО!»

Неуклонно крепло убеждение: воспитывает прежде всего пример педагога: если я хочу воспитать Человека, я обязан сам быть им. А что такое Человек? Это творец по законам красоты, художник в широком смысле слова. Стало быть, содержанием, сущностью моей работы должно быть творчество и организация творческой деятельности учеников, максимальное раскрытие их творческих возможностей.
 

На занятиях в изостудии Дома пионеров. (Фото 1960 –х годов).

Это и на уроках, и во внеклассной работе – везде, всюду, во всём. Воспитывает всё!

Я сказал директору школы, что готов вести кружки литературного творчества, изобразительного искусства и секцию спортивной гимнастики. Получив его «добро», повёл занятия не только как руководитель, но и как рядовой, стараясь выполнить всё наилучшим образом. Соревнование друг с другом и с руководителем помогало творческому росту всех. Успехи в нём окрыляли, делали нас счастливыми. «Чего же боле?». «Человек создан для счастья, как птица для полёта».

Творческий рост в литературном кружке обеспечивался не только соревнованием, но и систематической литературной учёбой, вооружением теоретическими знаниями. Кружковцы выступали с докладами об особенностях прозаической и стихотворной речи, о стихотворных ритмах и размерах, рифме, сравнении, метафоре, эпитете. Староста кружка Виктор Беляев (он же – староста секции гимнастики) сделал, например, доклад о гиперболе и её противоположности литоте.

Увлекательно проходили учебные литературные игры «Найди рифмы к данному слову», «Напиши четверостишие по заданным рифмам», «Придумай эпитет не хуже, чем у Лермонтова, Маяковского, Тургенева, Шолохова, Ильфа и Петрова…» (соревнование с писателем) и т. п.

Большую творческую активность вызывала коллективная работа по сочинению подписей к карикатурам и дружеским шаржам   для общешкольной сатирической стенгазеты «Ёж». В этой работе быстро совершенствовали свои творческие способности Виктор Беляев, Лев Кардашин, Виктор Суслов, Александр Ширяев. Валерия Ситникова, Нина Мокрецова. Вот подписи к дружеским шаржам, созданные Виктором Беляевым:

 
ЛЮДА ШИРЯЕВА
Девичья память коротка.
А вот Ширяева, к примеру,
Вы умываетесь пока,
Дословно выучит Гомера.


ГЕША КОТЕЛЬНИКОВ
За него мильон порук –
В мире нет искусней рук:
Сколотил однажды он
Из полена патефон.
Из ведра загнул часы
Просто сказочной красы.
Может он, сомненья прочь,
Воду в ступе растолочь.

 

В.Беляев (Фото 1953 года)

«Ежом» заинтересовалось «Комсомольское племя» и опубликовало целиком два номера стенгазеты. Заинтересовался также областной институт усовершенствования учителей. Его работник, известный кировский поэт Алексей Мильчаков, проводивший в нашей школе инспекторскую проверку, предложил мне написать брошюру «Сатирическая стенная газета в школе». Просьба была выполнена. В 1953 году Кировский ИУУ опубликовал её под рубрикой «В помощь учителю». Говорят: «Первый блин комом», и «лиха беда – начало». Старт взят. Надо «набирать обороты».
 


 
Стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Нолинский пивоваренный завод
Просмотров: 1111

Нолинск - город спортивный
Просмотров: 1090

Вятские корни Александра Покрышкина
Просмотров: 955

Новое на форуме
Киров в х/ф "Временные трудности"
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 22.09.2018
Ответов: 1
Нолинск. Видео ВятГУ
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 01.09.2018
Ответов: 0
Фильм о Нолинске на ТРК "Вятка".
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 27.08.2018
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Стихи Будилова Александра
Просмотров: 1168

Стихи Виктора Кокорина
Просмотров: 1193

Песни Дениса Блинова
Просмотров: 2695

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2018