Понедельник, 21.05.2018, 10:15
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Новые материалы
Музыкальные произведения композитора Николая Нолинского (Скрябина)
Дата: 29.04.2018

Отец Иоанн Шерстенников - первый священник села Аркуль
Дата: 23.04.2018

Галерея картин кировского художника Князева А.К.
Дата: 02.04.2018

Художник А.Н.Князев
Дата: 30.03.2018

Немецкий поэт Христиан Моргенштерн в переводах Юрия Куимова
Дата: 27.03.2018

Борьба за хлеб в Нолинском уезде в 1918 году
Дата: 21.03.2018

Сборник клуба "Воскресение" - "Облава". Избранные стихи и проза.
Дата: 18.03.2018

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
НКО Фонд
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18
 
 

РАЗВОД

Одна беда не ходит в дом. Вскоре после смерти деда отец подал на развод. Маму и меня на время приютила жившая в соседней комнате одинокая - муж был на фронте – добрая, сочувствовавшая  маме и мне ещё молодая тетя Галя. Она отделила для нас ширмой малюсенький  уголок, в котором помещалась только одна кровать. Ели за общим столом.

Нельзя сказать, что отец отвернулся от нас совсем. Он устроил маму на работу в пищекомбинат, выхлопотал квартирку в девять квадратных метров, занимавшую часть нижнего  этажа полукаменного дома №9 на улице Фрунзе, - почти по соседству.

 
Дом №9 на улице Фрунзе. (В.Путинцев. К., пастель, 2004 г.)


МОЛОТОВСК – КИРОВ – МОЛОТОВСК

Я успешно закончил седьмой класс. Помню: одним из первых сдал выпускное изложение о героях-панфиловцах. Был уверен, что написал его неплохо. На улице встретил около библиотеки выпускника из соседнего седьмого - Гарика Мерзона.

 
Г.И.Мерзон. (Фото послевоенных лет)

Он тоже был в приподнятом настроении и сказал, что закончил своё изложение словами: «Кровь за кровь! Смерть за смерть!» После войны Габриэль Иосипович станет видным учёным. Он, как и Алыпов, приедет на юбилей школы. Я не раз встречусь с этим необыкновенно умным, душевно чутким, прекрасным человеком.

В ознаменование окончания учебного года группа эвакуированных и местных подростков совершила поездку на велосипедах до Кирова и обратно.

Всё было обсуждено, рассчитано и проверено до мелочей: надёжность состава команды и материальной части, минимальное, но достаточное количество продуктов в заплечных котомках, приблизительное время прохождения основных пунктов маршрута.

Был июнь с его белыми ночами. Стартовали ранним утром, в начале четвёртого. Сейчас я понимаю, что «рассчитанная до мелочей» поездка была опасной авантюрой, и удивляюсь, что всё кончилось благополучно: преодолев бесконечно длинные 150 километров за 10 часов, мы вкатились в Киров. На базарной площади, где сейчас филармония, основательно перекусили (до сих пор помню вкус купленной там кровяной котлеты с распаренными пшеничными зёрнами), поднялись к стадиону «Динамо», заглянули в фойе кинотеатра «Колизей» и – обратно, домой. Обратная дорога показалась вечностью. Вернулись на следующий день и рухнули в постели, как убитые.

Я не представляю, что было бы с нами, если бы рядом с мощёной камнем тряской дорогой не было гладко утоптанных тропок, и что было бы, если бы мы попали под ливень.



ПОРАЖЕНИЕ ОТ БУДУЩЕЙ  ЧЕМПИОНКИ  МИРА

Лето сорок третьего было разнообразно насыщенным. В памяти не только велосипедный подвиг, но и рыбалка, грибы, Пионерский сад, футбол, Лотовщина.

Культ велосипеда в городе, по-моему, никогда не был столь большим, как в то лето. Я пользовался тяжёлым, чёрной окраски велосипедом отца. Алик – зелёным лёгким дамским велосипедом матери. Мы с переменным успехом состязались в езде на скорость не только по Коммуне с гладким торцовым деревянным покрытием, но и по Слободке, где однажды оконфузились, не сумев перегнать одноклассницу Риту Попову. Она обогнала нас на подъёме возле кладбища, перед Рябиновщиной! Мы бы не столь жгуче переживали свой позор, если бы знали тогда, что Рита Попова станет чемпионкой.
 
 
Маргарита Николаевна Попова (Масленникова) – чемпионка мира по лыжным гонкам. (В.Путинцев. Б., тушь, перо, 1958 г.)

Я тогда думал: хорошо, что наша обидчица не принимает участия в велосипедных баталиях на стадионе, где мы, выбрав жертву, приближались к ней, шли параллельным курсом, вырывались вперед и, резко повернув руль в её сторону, «подрезали» своим устойчивым задним колесом неустойчивое переднее колесо «слабака», чем обрекали его на падение. Если «слабаком» в скорости оказывался ты сам, тебя ждала та же незавидная участь.

Мой велосипед-тяжеловес отлично выдерживал таранные удары и падения, а у Аликовой неженки мы то и дело выправляли «восьмёрки» на её никелированных колёсных ободьях.

Когда «дама» у Алика была в порядке, мы красовались, подобно циркачам: ездили, не держась за рули.

ДОН КИХОТ И САНЧО ПАНСА.

Мы были с Аликом «иголка с ниткой», Дон Кихот и Санчо Панса. Он отправлялся ловить мух для рыбалки, и я за ним со спичечным коробком в руках. Он медленно приближал к осторожному насекомому ладонь, затем резко махнув ею, зажимал любимое лакомство ельцов в кулаке. Я делал то же самое, только с меньшим успехом, и у меня чаще, чем у Алика, мухи, очень желавшие жить, вырывались из кулака, когда их извлекали оттуда, чтобы поместить в спичечный коробок.

Рыбачили на ближнем перекате Вои, стоя по колени, а то и глубже, в воде. Коробок с мухами или обезноженными кузнечиками - в грудном кармане рубашки. Повешенный на шею кошель для рыбы – чуть ниже грудного кармана. Вода холодит кожу ног.  Их щекочут мальки, которые копошатся на дне. А ты забрасываешь свой шелеп поперёк течения, чтобы оно понесло насадку, и ждёшь поклёвки. Вот леса уже вытянулась вдоль течения, а поклёвки всё нет, выдёргиваешь крючок с приманкой из воды и заученным виртуозным взмахом гибкого на конце удилища снова бросаешь его далеко от себя.

Алик был куда успешнее меня в доставке рыбной продукции для домашней кухни, но в такой же мере проигрывал на охоте грибной.

Единственное, что доставляло мне в лесу неприятности - так это острые сучки и сосновые шишки, на которые трудно было не наступить босыми ногами. Алик предпочитал ходить в лес обутым, но это не помогало ему набирать грибов больше.

Так же часто, как в лес, вместе мы заглядывали в бильярдную, которая находилась в одноэтажке на Коммуне между Ленина и Карла Маркса.  Если там никого не оказывалось, маркёр позволял нам гонять большие жёлтые шары из слоновой кости по зелёному столу.
Обычно играли на пиво комиссованные фронтовики. «Американка», «Вологёр», - слышали мы названия игр и старались понять, чем они отличаются одна от другой.

АНТОНИО, ПАС!

Без Алика я наведывался только в Пионерский сад. Мой Дон Кихот не любил «гиганты» и футбол. А мне они нравились. Однажды две босоногие команды, играя здесь с утра до вечера на не очень большой вытоптанной до голой земли площадке, разошлись со счётом 75 : 73 !

С испанцами играли на стадионе.  Они уверенно побеждали: у них был постоянный состав, у нас - кто случится. Они - в ботинках, одинаковых синих трусах и белых полурукавках, мы – босиком и кто в чём, они сытые, мы – я бы не сказал. Мы не завидовали испанским сверстникам, скорее – любовались ими и гордились своей страной, которая сумела в тяжелейшее время, не додавая своим детям, с иголочки одевать приёмных, выделять им на питание каждый день сливочное масло.

- Фернандо! Антонио! - слышались голоса на футбольном поле. - Пас!

Испанцы комбинировали, забивали   голы. И делали это красиво.


В ЛОТОВЩИНЕ

А сколько красоты   я видел вокруг, когда, по совету матери, отмеривал босиком вёрсты полевых и лесных дорог и троп, которые вели через Сухарево, Лузино, Шуран и Волков Починок в Лотовщину. Я видел сначала необозримое холмистое полевое раздолье, затем, после моста через неширокую Лудяну, - тенистый духовитый бор с уходящими в небо кронами золотоствольных сосен. Осторожно перешагивал змеящиеся серые их корни, выпиравшие из супесчаной земли, горячей на солнце и прохладной в тени.

Выйдя из дома рано утром, к полудню я добирался до затерявшейся в лесном океане деревеньки из восьми изб, с назанием Волков Починок.

Останавливаюсь, как наказывала мама, во втором с краю доме дальнего нашего родственника Касьяна. Услышав от меня, чей я, моя крестная Лёля охает, ахает и угощает неприхотливым крестьянским припасом:
- На-ко вот, бажёной, сырые яички. На-ко хлебушка, молочка со сметанкой.

А пока я управляюсь со всем этим, Лёля достаёт из подполья замоченную на ручьевой воде с мёдом бруснику.

 - Брусники, черники, малины - всякой ягоды у нас, шаг от дому шагни, - морё,- говорит  бодрая движениями и голосом крёстная, которой  далеко за девяносто,  а сколько далеко, она сама не знает.
Лёля рассказала мне, как не заблудиться, идя по лесным и луговым дорогам в Лотовщину, до которой отсюда вёрст семь-восемь.

Миновав бор, я попал в окружение цветущих луговых трав, долго шагал мимо сказочно красивого озера, которое крестная, объясняя дорогу, называла то Светлым, то Голубым. Нельзя не удивляться тому, с какой точностью даёт народ имена всему.  Чудо, мимо которого я шёл, точно соответствовало двум своим названиям, одного из которых было бы мало для его характеристики.

Любуясь серебристой поверхностью озёрной глади, я вдруг услышал: «Бух!.. Бух!.. Бух!» -  посмотрел в сторону звука и увидел трёх лосей, плывших от моего берега к противоположному. Может быть, лесные великаны прыгнули в воду, услышав, увидев и испугавшись человека.

Огибая большие и малые озёра, луговая дорога привела меня, наконец, к Вятке. С песчаной косы открывался вид на далёкий противоположный берег с селом Красным справа, деревней Мальковщиной слева и лотовским лодочным приколом между ними. У лодок я разглядел парнишку и закричал: «Перевезите!» Долго ждал, пока мой перевозчик выгребал своё судно, борясь с течением.

Обратно взялся грести я.  Это было непросто: тяжёлые вёсла не хотели подчиняться начинающему гребцу.  Сели рядом, взяли по веслу на каждого, - дело пошло.

Я приспел как раз к ужину. Высокая, стройная тётя Наташа, жена брата моей мамы Дмитрия, воевавшего на фронте, усадила меня за длинный стол, облепленный со всех сторон едоками, среди которых были сестра Наташи, молчаливая сухощавая Надя, мои двоюродные братья Саша, Серёжа, Женя, Витя, Боря и их сестра Рая. За этим столом я в первый раз сидел ещё до войны, когда мама вместе со мной была в гостях у брата. Тогда за столом сидел ещё и старший сын Наташи – Пётр. Он в эти дни был в армии, в войсках связи.
 
         
     
 Наталья Григорьевна Новосёлова (В.Путинцев. Б., кар., 1951 г.)

ТО С БРЕДЕШКОМ, ТО С МОРДАМИ

На другой день, с утра до обеда, общими усилиями приводили в порядок недотку – небольшой бредень. А после обеда мы с Сашей отправились через Вятку на озёра ловить карасей и щурят. Саша был старше меня и носил    намотанную на крайние колья намокшую тяжёлую сеть, я – ведро с пойманной рыбой. Мы выбирали неглубокие водоёмы и «прочёсывали» их в одну, две тони. К вечеру заполнили ведро до краёв карасями и щурятами. Самым «урожайным» оказалось высыхающее озерцо. Мы замутили до предела мелкий «рукав», - щурята стали всплывать к поверхности воды и высовывать свои крокодильи мордочки. Тут хватай их руками и -  на берег. Потом – в ведро.

Чистили добычу всей семьёй. Пир был сначала у куриц: им предложили потроха. Затем - у кошки: её обрадовали   мелкими рыбёшками.  Нам достались ароматная уха и большое блюдо с карасями и щучками, разварившееся мясо которых легко отделялось от больших и мелких костей.

Следующий день – новый вид и новое место рыбалки. Саша и я приволокли к холодной Кремёнке две большие «морды» - сплетённые из ивовых прутьев снасти-самоловы. Пройдя через широкое, а затем узкое их горло, ельцы и голавли попадали в отсек-ловушку, выбраться из которой им было непросто. Саша двумя «мордами» с открылками перегораживал речку в нешироких местах, после чего мы, спустившись по берегу далеко вниз, заходили в воду и шли к нашей запруде из «морд», стараясь при этом шуметь всеми возможными способами, чтобы ни одному ельцу  или  голавлю  и  в голову  не пришло  плыть  не туда, куда мы их гнали.

Это была героическая рыбалка. В старые ботинки-ошмотки, надетые для защиты ног, набивались мелкие ракушки и камешки, от которых можно было освободиться, только сняв обувь. И мы предпочли ходить босиком по где-то илистому с корягами, где-то каменистому (Кремёнка!) дну. Но коряги и острые камни досаждали гораздо меньше, чем гнусы. У крылатых кровопийц не было ни капли жалости. Многие из них нашли бесславный конец от наших рук: «одним махом семерых побивахом!»  Но численное превосходство было на их стороне.

Несмотря на это, мы всё-таки наполнили белью – так называют на Вятке рыбу со светлой, серебристой окраской чешуи -  бельевую (невольный каламбур) корзину.

ВСЕМ НАЛИМАМ НАЛИМ

Мне сказали, что в холодной воде Кремёнки водятся не только ельцы и голавли, но и налимы. Я решил в связи с этим сообщением привязать к прибрежному стволу ольхи суровую нитку с большим крючком на конце, спрятанным в теле жирнющего дождевого червя-выползка. Утром решил проверить спущенную на ночь в воду снасть. И от испуга чуть не выпустил из рук толстую суровую нить: на меня мутными глазами смотрела большая, похожая на лягушачью, морда с зажавшим нитку ртом. «Налим!.. Налимище!!!» - понял я и потянул рыбину на берег.

Отвязав толстую нить от ствола, я намотал её на кулак и поволок добычу домой. В деревне за мной увязались мальчишки, удивлённые размером рыбины, хвост которой тащился по земле.
В дом я заходил с видом полководца, вступающего в покорённый  им город.

НА СПОР

С таким же видом я возвращался с Вятки, которую переплыл на спор. Поспорившие с городским гостем местные деревенские пацаны, далеко не все решавшиеся преодолеть быстрое теченье большой реки, видели всё своими глазами с лодки, на которой плыли рядом. Братья с гордостью поведали матери о подвиге своего ближайшего родственника. Она отчитала их: «У меня вас семеро, а у его матери он один! Поняли?» - «Поняли».

В ЛОТОВЩИНУ С АЛИКОМ

Алик тоже у матери был один. Но я взял его с собой в рискованное путешествие, когда он после моих рассказов о том, что изложено выше, загорелся желанием побывать хоть денёк в Лотовщине.

Добрались до неё в течение дня пешим ходом без особых приключений, если не считать, что я чуть не наступил на гадюку, которая переползала дорогу на вятских лугах. Алик первым увидел её, хотя шёл за мной, и крикнул нечеловеческим голосом: «Стой!» Я так и замер с поднятой босой ногой, под которой поблёскивала чешуёй темно-коричневая красавица. «Хы-хы», - предупредило людей негромким шипением благородное пресмыкающееся и, не спеша, с достоинством удалилось в траву, чтобы освободить дорогу более габаритным, тоже достойным уважения существам.

Оставшуюся небольшую часть пути мы шли молча, представляя себе, что бы произошло, если бы Алик был менее внимателен.
 - Мы на один день, - извинился я перед Наташей.

Не уверен, что мы удивили хозяев своим уловом на поплавочные удочки, но улов впечатлений от впервые увиденной Вятки, а также от дороги к ней и обратно был у Алика большой.

ЗА ЧЕРНИКОЙ.

И ещё раз этим летом прошёл я пешком по дороге в Лотовщину. Не один – с мамой и тётей Галей.   Конечным пунктом был Волков Починок, целью – черника.

Вышли очень рано.  В Волковом позавтракали. Ягод было море. Мошкары еще больше.  Женщины обвязали свои и моё лица платками, оставив только глаза, но слепня лезла и в глаза. Не будь её, корзины наполнились бы значительно быстрее. Ещё быстрее, если бы я половину ягод не отправлял в рот. Каждую вторую кружку, по совету мамы, я опрокидывал в корзину тёти Гали.

Последние километры обратного пути казались нескончаемыми. Был уже поздний вечер. У меня подкашивались ноги.  Я позорно ловился за свободную от корзины руку или за одежду мамы, не желая понимать, что ей идти с нелёгкой ношей было куда тяжелее, чем мне. Пишу это и запоздало корю себя.

ВОСЬМОЙ КЛАСС

Новое классное помещение. Во многом новый состав учеников и учителей. Новое самоощущение, - осознание взрослости, большей ответственности за свои слова и поступки: мы уже старшеклассники, мы «делаем погоду» в школе.  С этим ощущением мы принялись оформлять свой класс гирляндами из еловых и пихтовых веток. Дышим запахами леса.

Над доской поместили довольно большой портрет баснописца Крылова. Это была копия брюлловского шедевра. Я выполнил портрет цветными карандашами с маленькой репродукции, помещённой на почтовой открытке. Класс преобразился. В него стали заглядывать соседи. Им не захотелось отставать от нас. Возникло соревнование на лучшее оформление классов. Мы почувствовали радость коллективных действий, убедились: с их помощью можно сдвинуть горы.
 
После окончания седьмого класса. Верхний ряд (слева направо) Коля Рябчиков, Галя Лущикова, Валя Петровская, Лена Жукова, Надя Высоцкая, Вера Новикова, Ира Лялина, (нижний ряд) Вера Иванова, Галя Чернышова, Сильва Кац, Зоя Степановна Часова, Лена Рябчикова, Алик Алыпов, Витя Путинцев.

Сплачивали нас и новости с фронтов, как тревожные, так и радостные; сборы посылок бойцам, выходы всей школой на собирание колосков; песни, которые затевали во время перемен Валя Петровская, Лена Жукова, Лида Мокрушина. Пели «Я уходил тогда в поход», «На позиции девушка провожала бойца», «Тёмная ночь». Коля Рассольник (Рябчиков) смаковал «Шаланды, полные кефали».  Мы любили мелодию и слова этой песни, особенно «со страшным скрипом башмаки».

В конце октября мне исполнилось 14 лет, и я вступил в комсомол. Как все, сильно волновался во время приёма, хотя на зубок знал права и обязанности члена ВЛКСМ, принципы демократического централизма, имена и фамилии членов политбюро ВКП(б) и многое другое, про что спрашивали вступающих. Волнующим было и вручение комсомольских билетов в кабинете первого секретаря райкома.

На общешкольном комсомольском собрании меня избрали в состав комитета, а там поручили работать с девятиклассником Юрием Барминым в секторе печати.
 
ШКОЛЬНЫЙ ПОЭТ
 
Юрий Бармин. (Фото конца 1940-х годов)

Бармина знала и любила вся школа: умница, поэт, артист и при этом стеснительный скромняга. Он ничуть не кичился тем, что, будучи ещё шестиклассником, стал одним из призёров всесоюзного конкурса на лучшее стихотворение, организованного газетой «Пионерская правда». В отрывках из «Горя от ума», поставленных на школьной сцене учительницей химии и биологии Агнией Павловной Поповой, он великолепно вписался в компанию талантливых Аркадия Киселёва (Фамусов) и Валентины Петровской (Софья) -  убедительно сыграл роль Чацкого, к которому, как мне казалось, был многим близок.  В своём классе он выпускал сатирическую стенгазету «Цап-Царап», а печатными органами школьного комитета комсомола предложил сделать стенгазеты «За учёбу» и «Лысина». В последней школьная жизнь отражалась с улыбкой одобрения или осуждения. Повествование велось от лица вездесущего фоторепортёра, поэта и художника Лысикова.

Многочасовое послеурочное уединённое сиденье с Барминым над большим листом бумаги заканчивалось появлением нескольких забавных рисунков с короткими прозаическими или стихотворными текстами под ними. До этого я считал стихи чем-то заоблачно недоступным для меня. А тут рядом сидел почти одногодок и рождал настоящие стихи! Он может, а я? Я тоже стал напрягаться. И в великих муках родил средних размеров сатирическое стихотворение «Свиньи». Бармин внимательно прочитал... и одобрил «первый блин». Это окрылило. Я почувствовал зуд за лопатками.

ОДНА ЗА ДРУГОЙ.
 
Юность. Стихи… Продолжите этот ряд: какое слово следует поставить за многоточием?  Не угадать трудно: любовь!  Влюблённости посыпались одна за другой. Однако русоволосая Рита Попова не замечает низкорослого Путю. Не по пути с ним и светлокудрой Наде Овчинниковой. Кажется, только Ольга Никулина не отворачивается. Больше того - даёт альбом, чтобы я поместил в нём свои рисунки и стихи. А Лида Мокрушина учит меня, Алика Алыпова и Геню Погудина танцевать фокстрот и вальс: впереди встреча Нового года!    
Кто лучше? Все хороши! Особенно на новогоднем бал-маскараде.

ВСТРЕЧА НОВОГО ГОДА

На новогоднем бал-маскараде я предстал в костюме Чарли Чаплина: раздобыл, проявив титаническую настырность, чёрный котелок и дырявый музыкально раскрывавшийся зонтик. Обзавестись разбитыми длинноносыми ботинками и углем нарисовать усики было нетрудно - «как кобелю муху съесть» (любимая поговорка отца). Освоил я также походку и манеры Чарли. Мне было интересно жить в его образе: вежливо извиняться, когда я неосторожно задевал кого-нибудь, и принимать позу боксера, если кто–либо меня толкал.
Военное лихолетье не помешало нам ярко отметить новогодний праздник: все были в красочных костюмах. Лучшей, в костюме «Ночь», была Роза Соловьёва.  Выделялись «Пират», «Дон Кихот», «Мушкетёр».

Юра Бармин прочитал своё свежее стихотворение «Тик-так», в котором говорилось, что время не останавливается, часы идут, и каждое их «тик-так» неумолимо приближает день нашей Победы! Это было выражением наших самых горячих чаяний, и школьный поэт был награждён жаркими аплодисментами.

Зимние каникулы - лыжи, рулетки, коньки.

Катание на санках, рулетках, коньках в выходные дни собирало много любителей острых ощущений. Чуть не полукилометровый спуск с крутых улиц Федосеева, Фрунзе, Коммуны захватывал дух.

ШАХМАТЫ

Немало времени отдавалось шахматам. Эвакуированный Юрий Карасик, темноволосый и темноглазый семиклассник, взялся руководить шахматным кружком. На занятия ходили человек двадцать, в том числе учитель немецкого языка Николай Григорьевич Попов.
Карасик был не по годам высок и развит во всех отношениях. Комсомольцы школы единодушно избрали его своим секретарём. Он воспринял это как должное и выполнял свои обязанности истово. Отлично справлялся он и с обязанностями руководителя кружка любителей шахмат. Мы узнали от него много интересного из области истории и теории древнейшей игры. Он организовал шахматный турнир, в котором был судьёй и участником и стал победителем, не проиграв ни одной партии. Второе место занял Бармин, третье – Николай Григорьевич.
 
 (В.Путинцев. Б.,тушь, перо,1958 г.)

Я играл неровно - бросался осуществлять первую же вспыхнувшую в голове идею.  Иногда плохо соображала тяжёлая от угара и недосыпа голова: я помогал маме, когда она работала в ночную смену в цехе сушки картофеля.

В СУШИЛЬНОМ ЦЕХЕ

Хорошо промытые клубни мама резала на дольки, раскладывала ровным слоем по деревянным решётам и «подрумянивала» в большой отапливаемой снизу камере. Надо было вовремя менять решёта.
Менялись и мы с мамой. Сменённому можно было немного поспать.
На выходе вахтёр проверял: не взяли ли чего с собой. Пробовать в цехе, как просушился картофель, было можно, выносить из цеха нельзя было ни единой дольки: всё – для фронта.

МАНДОЛИНА

Весенние месяцы принесли с собой увлечение музыкой. На квартире у Гени Погудина, черноволосого, кудрявого, немного похожего на Пушкина одноклассника, я застал его друга Виктора Ворошилова. Виктор был очень красив – вылитый киноартист Столяров, только юный, с более мягкими чертами лица. Он и Геня уверенно играли на мандолинах. Меня покорили новые, необычные звуки. Видя мой восторг, Геня протянул мне свой инструмент, и я начал пробовать его и свои возможности.

Друзья показали мне листки с цифровыми нотами, объяснили, как они читаются. Я тут же начал воспроизводить по этим нотам мелодию песни «Из-за острова на стрежень».

- Приходи ещё, - сказал Геня после первого урока. Я заходил к нему ещё раза два, но скоро с грустью понял, что для достижения желанного мастерства нужен свой инструмент.

С завистью смотрел я на владельцев балалаек, гитар, мандолин, гармошек: эти счастливцы в любую свободную минуту могли «набивать руку», чтобы потом приобретать восторженных поклонников и поклонниц. Особенно последних.

Весь город говорил о том, как Виктор Ворошилов вскружил голову испанке Христине игрой на южном музыкальном инструменте. Неразделённая любовь привела к тому, что испанка, не желая больше жить, бросилась с крутого берега в холодную майскую воду Вои.  Христину удалось спасти: поблизости оказались рыбаки. Весь город обсуждал эту романтическую историю.

СИЛА МУЗЫКИ

Ещё в Дворинке я заслушивался пеньем жаворонка, поднимавшегося высоко в небо, щебетом какой-то птахи, сообщавшей мне с веток черёмухи: «Витю вижу, Витю вижу!». Гром заставлял вслушаться в свои каждый раз новые, потрясающе выразительные раскаты, которые походили то на угрозу, то на ворчание.
Мне казалось, что у меня сильный и красивый голос, и, бывало, во время грибной охоты, в лесу или по дороге в Лотовщину, когда вокруг никого не было, я испытывал юную мощь своих голосовых связок, - вдохновенно выводил: «Всю-то я вселенную проехал – нигде я милой не нашёл»,  или  «Сердце красавиц склонно к измене».

АГНИЯ ПАВЛОВНА

 
 
Портрет А.П.Поповой. (В.Путинцев. Б., тушь, перо, 1958 г.)

Я почувствовал себя обиженным и оскорблённым, когда Агния Павловна, руководившая школьным хором, на первой же спевке отказалась от моих услуг. Сейчас понимаю: видимо, «пустил петуха», и она   почувствовала, что у меня ломается голос.

Попова обладала абсолютным слухом и очень красивым меццо-сопрано, а также незаурядными режиссёрскими способностями.  Из своего драмкружка она меня не выдворила, и в «выездном» спектакле, поставленном для жителей соседней деревни Чащино, до которой мы весело дотопали пешком, я играл смешную роль … глухой старухи.

Хотелось мне участвовать и в водевиле «Дочь актёра», но там для меня места не оказалось – отлично играли и пели сама Агния Павловна, Валя Петровская, Аркадий Киселёв.

ИСПАНЦЫ

Театр, концертные выступления были нужны во время войны, как хлеб. Выступали на сцене и испанцы.  Перед отъездом из Молотовска они дали незабываемый концерт в Доме культуры. Ослепительна была гибкая испанка в красной кофте и длинной чёрной юбке. Под звуки кастаньет она гордо проносила себя по сцене в зажигательном танце «Тарантелла». Мужественно и красиво звучал хор. Слова одной из его песен до сих пор живут во мне. Был спортивный номер с выступлениями гимнастов на параллельных брусьях. Там блистал делавший красивую стойку на руках Луис Ания Родригес, впоследствии секретарь компартии Испании.
 
Луис Родригес. (В. Путинцев. Б., тушь, перо, 1958 г.)

ОТВЕТСТВЕННОЕ ПОРУЧЕНИЕ

Окончание восьмого класса так же, как и седьмого, было отмечено велосипедным подвигом, только на этот раз поездка была не коллективная, а индивидуальная, и маршрут был другой: райком комсомола поручил мне срочно доставить пакет документов секретарю комсомольской ячейки посёлка Ситьма, расположенного в восьмидесяти километрах от Молотовска.

К выполнению полученного утром непростого задания я приступил, не медля ни минуты. Велосипед и заплечная котомка были под рукой. Майское солнце звало вперёд. Дорога до Шварихи знакома. Дальше – ориентировался по приметам, которыми запасался у встречных в каждой новой деревне.

Часовые стрелки настенных ходиков в здании поселкового Совета показывали ровно двенадцать, когда я вручил под расписку райкомовский пакет девушке - вожаку местных комсомольцев. Очень хотелось пить и есть, но я постеснялся сказать об этом и не солоно хлебавши отправился восвояси.

Голод подгонял. Я потерял бдительность и, переезжая бесперильный мостик через речушку, приблизился к краю настила. Его круглые брёвнышки не были закреплены и пошли вниз под моей тяжестью, как клавиши пианино при нажатии.  Пришлось «сыграть» не полёт шмеля, а парашютиста без парашюта. Удивительно: при начале падения я успел сообразить, что надо оттолкнуть велосипед. Он остался лежащим на краю моста, а я плюхнулся в прибрежную осоку. К счастью, летел недолго – мостик был невысок. Я отделался только лёгким испугом и таким же ушибом.

Солнце стояло ещё высоко, когда я, въезжая в город, вынужден был остановиться: слетела цепь. Пытаясь поставить её на место, обнаружил, что большая звёздочка шатается, так как держится на одном болте, остальных нет! Мне не пришло в голову перед дальней поездкой проверить, всё ли в порядке у моего верного друга. Хорошо, что   раскрутившиеся болтики выпали в самом конце пути.

 


Стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
Култышева А.Ф. - Герой социалистического труда
Просмотров: 632

Залежи серебра и меди в Нолинском уезде... Правда или миф?..
Просмотров: 582

"Дорожные карты" и реалии алкогольного рынка…
Просмотров: 712

Новое на форуме
Никольская ярмарка в Нолинске.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 20.05.2018
Ответов: 0
День Победы в Нолинске
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 09.05.2018
Ответов: 0
Первомайская демонстрация в Нолинске.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 02.05.2018
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Путинцев В. Поэма МЫ
Просмотров: 1118

Стихотворения Путинцева В.С.
Просмотров: 1930

В середине огромной России...
Просмотров: 1210

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2018