Среда, 17.07.2019, 17:25
Приветствую Вас Гость | RSS
javascript://
Меню сайта
Новые материалы
В.Путинцев. Легендарная с фотографиями
Дата: 02.07.2019

Мировой рекорд нолинчанина Ю.Кашина. Интервью.
Дата: 01.06.2019

Как в Нолинском уезде дороги строились
Дата: 19.05.2019

Юрий Куимов. Вещь в себе
Дата: 19.05.2019

Художник, поэт А.И.Скорняков
Дата: 12.05.2019

Т. Ведерникова, В. Изместьев.  Вятская земля
Дата: 20.04.2019

Татьяна Куимова. Ландыши
Дата: 15.04.2019

Соседи
Муниципальное образование Нолинский район Кировской области
Сельская новь
Нолинский краеведческий музей
Нолинская централизованная библиотечная система
Интересные сайты
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» РуАН – Русское Агентство Новостей Новости Русского Мира Новости «Три тройки»
Поиск
Статистика
Яндекс.Метрика

У Юрия Чиркова, одного из лучших футболистов «Ноли вострокопытой» довоенных лет война отняла целиком обе ноги. Он продвигался на стадион мимо родной школы на деревянной платформе со стальными колёсиками, отталкиваясь с помощью палочек с металлическими остриями на концах. Видя играющих на футбольном поле, он душой был с ними. Болел истово, крепким русским словом оценивая каждое неумелое действие игроков: «Куда бьёшь, мазила!.. Отдавай направо, так твою!..» 

У него были великолепный голос. Тёплыми весенними и летними вечерами Юрий усаживался возле ворот своего дома на Кузнецкой, и, аккомпанируя себе на баяне, пел. Постепенно к поющему подходили люди. Молодые и не только. Пробовали подпевать. Но замолкали: нельзя было портить неповторимую красоту. Эта красота взяла в плен первую красавицу городской школы, одну из лучших учениц, которая, получив аттестат зрелости, вышла за Юрия замуж, подготовила его к поступлению в вуз, вместе с ним получила профессию фармацевта.

Песня помогла Юрию Николаевичу Чиркову победить войну, встать на ноги и пройти по жизни с гордо поднятой головой.

 
Кто сказал, что надо бросить
Песни на войне?
После боя сердце просит
Музыки вдвойне!

Ещё более нуждается в песне, нуждается в стихах Победа. Вот как встретила выстраданный, завоёванный и заслуженный ею день великой Победы легендарная средняя школа города Молотовска:

Не меркнет в памяти желанный этот день.
Ворвался громким криком он в оконце:
«Война окончилась!!!»  И с мира спала тень,
И в каждом сердце засияло солнце.
Над школою взметнулся красный флаг.
Мы без команды строились в колонны.
И был полётно лёгким каждый шаг
По улице центральной к стадиону.
Тянулась к небу первая трава.
Сквозили новой зеленью берёзы.
И тихо дождик шёл, как чьи-то слёзы,
Смягчая чьи-то громкие слова.
Омытые тем праведным дождём,
Равняя шаг на то святое знамя,
Мы, взявшись за руки, пошли и всё идём, 
И наша школа - наша песня – с нами!

 
МОЛОТОВСКАЯ СРЕДНЯЯ ШКОЛА ПОСЛЕВОЕННЫХ ЛЕТ

Три выстрела долго были предметом разговоров не только школы, но и всего города.

Девятиклассник Ваня Молчанов застрелил своего лучшего друга. Отец застреленного никогда не забывал вынимать патроны из ружья после охоты, и сын баловался в отсутствии отца холостым ружьем, играя с Ваней в охотники. Однажды отец забыл разрядить ружьё, и случилась трагедия. Ивана суд оправдал: несчастный случай. Отца не наказали: он сам наказал себя – потерял самое дорогое, что у него было. Прежде непоседливому, весёлому, бойкому, а после ужасного выстрела замкнувшемуся в себе Ивану все сочувствовали и желали жить активно и долго – за себя и за своего друга. Кажется, он понимал это. Он в числе лучших окончил школу, старательно учился на физико-математическом факультете Кировского пединститута, уехал работать на Сахалин, зарекомендовал себя блестящим учителем математики.

Оправдал суд и семиклассника Юрия Дрямина, убившего из ружья выстрелом в упор своего отчима.  Тот из ревности оскорблял и избивал его мать, умницу и красавицу, за что был посажен в тюрьму. Отбыв срок, не исправился. Защищая мать от избиения, Юрий схватил семейное ружьё, зная, что оно заряжено, и не промахнулся. Одним садистом на земле стало меньше. Оправданием Юрию было: несовершеннолетний, защищал мать от смертельной угрозы, отличник учёбы, образцовый пионер.

Над Котькой и Вовкой Поповыми, сыновьями глубоко уважаемого в городе хирурга, никакого официального суда не было – весело судачила мужская половина школьной ребячьей общественности, посвящённой в тайну несостоявшегося путешествия одного из братьев Поповых на тот свет.

Случай не рядовой, заслуживает быть внесённым на «скрижали истории».

Нашли братья в кладовке своего дома какое-то древнее ружьё. Очистили от паутины и пыли. Увидев, что оно с патроном, пошли в лес. Нашли мишень (ворона была это или пень, никто не помнит). Но выстрела не получилось: патрон дал осечку. Затем вторую. Решили: патрон негодный, надо его вытащить и дома, если найдётся, заменить другим. А патрон из гнезда ни туда, ни сюда. Тогда Котька крепко сжал ствол ружья руками и для устойчивости упёр его себе в живот, чтобы брату легче было ковыряться с патроном. У Вовки был перочинный ножик. Патрон не выдержал неделикатного обращения и бабахнул…

Котька подумал: «Мёртвые падают», - и упал. Вовка тоже был мёртв… от ужаса, хотя стоял на ногах. Он стал приходить в себя, когда увидел, что брат приоткрывает глаза.

- Ты жив? - спросил стоячий лежачего.
- Не знаю.

Котьку спасли двойная запашка новой ватной телогрейки и ослабленная убойная сила патрона, вылетевшего из ствола в обратную сторону. Всё хорошо, что хорошо кончается.

Победоносно закончившаяся война вернула в школу людей, прошедших огонь и воду, не рассмотревших в глаза смерти. Географию стали преподавать прошагавшие своими ногами по фронтовым дорогам полземли Николай Николаевич Грибанов и Алексей Петрович Шульмин.

Грибанов со своим школьным экспедиционным отрядом туристов представлял Кировскую область на всероссийском слёте, проходившем на Кавказе в 1952 году. Ребята меж собой доброжелательно называли его Никлухо Никлаем. А Шульмина – дядей Алёшей. Дородный «дядя Алёша» обладал могучим голосом и одним этим вызывал уважение к себе, которое увеличивали ясный ум, твёрдые принципиальность и требовательность к себе и другим. Многие годы он возглавлял парторганизацию в школе, одну из самых многочисленных в районе. Разработанный им план развития туризма в школе был инспектором из Кировского института усовершенствования учителей признан образцовым.  Лучшего судьи  различных конкурсов натуристских слётах представить трудно.

Вот он неторопливо обходит городок туристов, заглядывает в палатку, рассматривает букетик луговых цветов в чистой стеклянной банке и делает какую-то пометку у себя на листе блокнота в конце графы «Эстетика быта». Таким же внимательным, придирчивым взглядом оценивает он и одежду, экипировку выстроившихся возле палатки её хозяев. А они напрасно стараются понять по беспристрастному выражению лица «дяди Алёши» (оно –сама Справедливость!) доволен он или нет, «5» или «2» он поставил им в свой блокнот. После томительной паузы, которая кажется всем вечностью, судья-громовержец произносит непререкаемым тоном: «Пять!» - «Ура!!!» - раздаётся тут же в ответ. Много радости сумел подарить детям добротой своей правильной, мудро дозированной строгости этот Учитель.

 

 
Вдвое меньше по габаритам был фронтовик Анатолий Захарович Степанов, но в требовательности Алексею Петровичу не уступал. Он преподавал рисование, черчение и труд. Кто-то считал и считает эти предметы второстепенными. Степанов не считал. Главное, чем он оправдывал пословицу «мал золотник, да дорог», было то, что он организовал школьный духовой оркестр. Анатолий Захарович играл на трубе в армейском оркестре и был, как Маяковский, убеждён: «Все полководцы не сдвинут армий, если марш не дадут музыканты!»
 

Анатолий Захарович Степанов
 
Школа с оркестром и школа без оркестра – две большие разницы. Блестя медью и никелем труб, гремя барабаном и литаврами, руководимый Степановым коллектив музыкантов великолепно украшал школьные праздники, спортивные соревнования, концертные программы. Он исполнял даже такие сложные вещи, как выходной марш фараона из оперы Верди «Аида», «Калинку» из оперы Мурадели «Октябрь»!

Над майскими и ноябрьскими колоннами школы вздымались бесчисленные аншлаги, созданные всё умеющими руками Анатолия Захаровича, который, между прочим, был, вместе со своим братом, художником Виктором, успешным участником самых первых в городе соревнований по слалому.

Уступал он коллегам в педколлективе лишь по шахматам. Сильнейшими здесь были пришедшие в разное время после демобилизации Василий Михайлович Мазеев и Пётр Демидович Сунцов.  

 
 

Василий Михайлович Мазеев (рисунок В.Путинцева)

 
Невысокий, плотный, смуглый, в очках, с которыми, казалось, родился, Василий Михайлович очень квалифицированно преподавал физику и математику, был жёстко требователен,- настолько, что все, особенно слабый пол, смертельно боялись его вызова к доске. Знания давал прочные.

Не прощал никому ни малейшей ошибки и при игре в шахматы. Несколько лет ходил в чемпионах города и района по этому самому интеллектуальному виду спорта. Как шахматами, увлекался рыбной ловлей, пытался постичь логику поведения окуней и плотвы, куда более сложную, чем логика математических формул и шахматных комбинаций.

Юношески стройный Пётр Демидович Сунцов вернулся с войны седым. Горьковский пединститут предлагал ему, своему выпускнику, седому юноше с красным дипломом, продолжать учёбу в аспирантуре. Но Пётр Демдович предпочёл работать в школе, преподавать детям историю, одно из величайших событий которой он творил своими руками.

Пётр Демидович Сунцов
 

Седой историк с молодым лицом, в военной гимнастёрке рассказывал о событиях прошлого так, словно присутствующие – участники этих событий. Он заставлял задуматься над причинами совершившегося и его поучительным смыслом. Самые главные имена и даты записывал на доске. Он мудро заставлял работать эмоциональную, логическую и зрительную память учеников.

Пётр Демидович воплощал собой чеховский идеал: «Учитель должен быть артист, художник, влюблённый в своё дело». Он артистически точно, сочно, вкусно исполнял под Вадима Синявского спортивные репортажи  в школьной светозвукогазете «Ёж», называя себя в конце словами: «Один из вятских».

Пётр Демидович с членами своего исторического кружка собрал огромное количество материалов об учителях и учащихся родной школы – участниках Великой Отечественной войны: фотографии, письма, воспоминания– и оборудовал впечатляющий зал боевой славы «Никто не забыт, и ничто не забыто». Многие из фотографий этого зала перешли в Нолинский музей истории и краеведения.

Каждый учебный год Пётр Демидович заканчивал со своим классом многодневным походом по родному краю и вёл дневниковые записи, которые убеждают: «один из вятских» обладал великолепным чувством юмора и несомненным писательским даром. Надо заметить, что наш Макаренко во время походов продовольственные проблемы старался решать, максимально используя щедрость природы, сообразительность, находчивость и трудолюбие ребят: девочки по пути собирали землянику, щавель, ребята на утренней и вечерней зорьках ловили удочками рыбу для ухи. Сам руководитель похода был отменным удильщиком: об одном из своих рыбацких изобретений он даже опубликовал статью в центральном журнале. А местная газета «Сельская новь» поместила дружеский шарж на педагога-рыбака.  
 
 

Под шаржем двустишие:
Враг ельцов и друг юнцов.​​​​​​ -
Пётр Демидович Сунцов.

 
Воспитанные, сплочённые в одну семью Петром Демидовичем комсомольцы-одноклассники не захотели расставаться после окончания школы и все вместе поехали начинать свою самостоятельную жизнь на одну из северных строек Кировской области.

В военной гимнастёрке со значком гвардейца и орденом Великой Отечественной войны приходил на уроки в первые послевоенные годы Борис Сергеевич Покровский. На фронтовой фотографии он – бравый офицер с чапаевскими усами.


Борис Сергеевич Покровский (рисунок В.Путинцева)

Демобилизовавшись, Борис Сергеевич распрощался с напоминанием о военном времени. Перед школьниками он предстал не гвардейцем - артиллеристом, а учёным, поэтом, артистом, -  интеллектуалом в очках с толстыми стёклами.
 
В книге «Крутится, вертится. Нолинские страницы истории культуры Вятского края» (В.Путинцев, 2007г.), в главе «Образование», о Покровском сообщается: «Борис Сергеевич окончил Ленинградский институт истории искусств. Ему повезло: знаниями его вооружали выдающиеся учёные светила –академики В. Виноградов и Л. Щерба, известный литературовед В. Шкловский; он встречался с писателями Ю. Тыняновым, В. Кавериным, поэтами Н. Заболоцким, С. Кирсановым, В. Маяковским. Повезло и нолинчанам, которые учились у Покровского. Мой сын, придя с первого его урока, где речь шла о роли литературы в обществе, рассказывал: «Мы смеялись и плакали». Борис Сергеевич  «умел глаголом жечь сердца людей». Его уроки были красивы композиционно. Безупречно правильная речь захватывала неожиданными поворотами мысли, поражала свежестью и глубиной.

Блистательно вёл он и диалоги с аудиторией, умел ставить дискуссионные вопросы и руководить плодотворными диспутами. Это была школа мысли, школа высокой нравственности, школа жизни.

Учащиеся высоко ценят в педагоге чувство юмора. Борис Сергеевич обладал им в полной мере».Он великолепно исполнил роль Осипавсценах из комедии Гоголя «Ревизор», был ведущим  автором и исполнителем прозаических текстов в сатирической светозвукогазете «Ёрш», демонстрировавшейся на августовских районных педагогических конференциях, автором актуальных статей в «Педагогическом журнале», выпускавшемся методическим кабинетом РОНО, лучшим докладчиком на заседаниях  районной методической секции словесников и среди лекторов народного  университета культуры, директором которого  его назначил райком партии. Областное телевидение сняло о нём фильм «Мастер», а государство наградило званием Заслуженного учителя школы РСФСР и орденом Трудового Красного Знамени. 

Этот обаятельнейший человек, которому ничто человеческое не было чуждо, был прост и скромен. Любил грибную охоту и рыбную ловлю на удочку, тщательно ухаживал за цветами и яблонями в своём саду, фиксировал фотоаппаратом всё красивое в этом пёстром мире, мудро воспитывал детей, весело играл с внуками, позволяя им кататься на себе, как на резвом скакуне. Он был рыцарски предан своей супруге Агнии Васильевне, которой посвятил строки:

 
Пусть морщинки тебя не тревожат.
Что считать их, тоску затая?
С каждым годом ты всё мне дороже,
Ненаглядная лада моя!..

Как убог бы я был и как беден,
Без тебя вдалеке проходя,
Если б ты не жила на свете,
Ненаглядная лада моя!

Стихи Бориса Сергеевича о войне, о своих боевых товарищах, опубликованные в сборниках нолинского клуба поэтов «Воскресение», - лучший «памятник нерукотворный» выдающемуся педагогу.

Почти одновременно с Покровским начал работать в школе физруком демобилизованный по ранению, прихрамывающий Евгений Петрович Штин. Высокий, худой, он сохранил довоенную фанатическую влюблённость в спорт, отлично играл, несмотря на ранение, в волейбол и футбол, четко выполнял простые элементы на гимнастических снарядах. Он обладал чувством юмора и часто пользовался шуткой как для поощрения воспитанников, так и для наказания за нерадивость.  «Первый в мире, второй в Молотовске…после меня!»- говорил он, характеризуя своего воспитанника, одержавшего очередную победу в крупном соревновании. Никакого другого места, кроме первого, он для себя и для своей школы не мыслил. Это передавалось ученикам и давало положительные результаты: среди  прошедших через руки Штина – чемпионка области по лыжным гонкам среди школьников Алевтина Кощеева, мастера спорта СССР Александр Пестерев, Михаил Останин, Юрий Метелягин.

 

Так же, как Штин, фанатично болел за результаты своего труда школьный завхоз Степан Степанович Ашихмин. Бывший офицер царской армии, участник Мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн, он внешне напоминал Дзержинского на знаменитом памятнике в Москве. Но был не с бородкой, а с ворошиловскими усами. Летом и зимой на нём были аккуратные, хорошо вычищенные кирзовые сапоги, отглаженные зелёные галифе и гимнастёрка, туго перетянутая в тонкой талии широким ремнём, поверх всего этого - длинная серая шинель. 

Утром и вечером он обходил все классы школы и проводил рукой в белой перчатке по стёклам окон, крышкам парт, поверхности досок. Техслужащие боялись и уважали его: «Настоящий начальник!» Учителя считали его вторым директором. На педсоветах он выступал с обстоятельными анализами состояния материальной базы школы, предельно конкретно говорил о нарушениях сохранности государственной собственности. В зоне его ответственности были разбросанные в разных местах города пять зданий: основное – на углу улиц Ленина и Коммуны, далее - одноэтажное каменное здание начальных классов на территории Николаевского собора, двухэтажное полукаменное здание на улице Коммуны (начальные классы и интернат), два здания по улице Ленина (кабинеты физики, химии, машиноведения, труда, швейные мастерские).

 
(Часть мужской гвардии школы)

Демобилизованным военным был и первый послевоенный школьный «главнокомандующий» - Григорий Алексеевич Шабалин. Он разместился с семьёй - дородной и добрейшей супругой-библиотекаршей, дочерью и сыном - в чердачном помещении основного здания. Школа стала в буквальном смысле его родным домом.

Демобилизованного офицера природа в меру наградила всем, что требуется  директору школы – ладной осанистой комплекцией, строгим приятным лицом, сдержанными манерами, немногословием, кутузовским умением слушать, отсеивая всё сомнительное в услышанном и давая ход всему хорошему.

Хорошего Григорию Алексеевичу мужская гвардия предлагала много. Это здорово, когда в педколлективе мужчин не меньше, чем женщин. В легендарной школе, о которой здесь идёт речь, гармония мужского и женского долгое время была близка к идеальной. И супружеских пар работало в педколлективе немало: Шабалины, Покровские, Малинины, Житлухины, Путинцевы, Денисовы, Чертенков-Воробьёва, Стародумовы, Смирновы. В педагогической семейственности плюсов больше, чем минусов.

А что сказать об учениках первых послевоенных лет? Эвакуированных уже не было: вернулись в родные места. Остались только ссыльные прибалты. Они учились в техникуме механизации сельского хозяйства.

Несмотря на это, учеников в легендарной было много и состав их был чрезвычайно пёстрым: по закону о всеобуче образование получали все. Одних только пятых классов в1951-1952 учебном году насчитывалось десять! Ими был заполнен весь филиал за Николаевским собором! Надо было видеть, что творилось здесь во время перемен. Растущие организмы спешили реализовать неудержимую потребность в движении. Над кричащим, визжащим бушующем в броуновском движении морем детских голов возвышается фигура дежурного учителя с красной повязкой на рукаве. Он продвигается медленно, как ледокол среди бьющихся об него льдин. Если дежурит Пётр Демидович Сунцов, он берёт здоровой рукой чересчур разгулявшегося Ванятку, легонько встряхнув, приводит его в себя. Ванятка читает в умных глазах сильного мужчины в военной гимнастёрке: «Я тебя понимаю. Сам был такой. Но надо знать меру. Остынь чуть-чуть».

На уроках неистощимые на выдумки Олег (почему-то все его звали Аликом) Перминов и Юра Зыкин то запускали за шиворот девчонкам лягушку, то отправляли в полёт привязанного за ногу ниткой майского жука. А учились оба отлично. Перминов стал доктором юридических наук, Зыкин – учёным-искусствоведом. У ярких наставников – яркие дети: «яблоки от яблони…». Продолжение известно.

Талантливых ребят в послевоенной школе было ничуть не меньше, чем в прежние годы. Нужно было создать благоприятные условия, почву для их развития. Умелые педагоги-«садоводы» это понимали. Покровский говорил: «У меня в руках молодой дубок, не хочу, чтоб он стал дубиной».

 
«Духовной жаждою томим», стремясь изведать всё, что дано человеку в удел, везде испытать и проверить свои возможности, посещал  занятия гимнастической и лыжной секций, кружка ИЗО и литературно-творческого кружка Лев Кардашин.


Лев Кардашин
 
Он, сын техслужащей, окончит факультет журналистики МГУ, получит высокую журналистскую награду – звание «Золотое перо», станет автором нескольких книг, в том числе романа в стихах «Русские инопланетяне», который можно назвать энциклопедией века. Клуб нолинских поэтов «Воскресение» будет регулярно публиковать его стихи в своих сборниках. Вот его слова, посвящённые учителям, родной школе:
 
КОМИССАРЫ ДЕТСТВА МОЕГО
 
Для меня эпоху Возрожденья
Облик ваш и жизни стиль явил,
Может быть, подвижника рожденье
Он во мне тогда предвосхитил.

Я породу вашу «циолковцы»
Называю… С творчеством души!
Мы  в России духа однодворцы!
Шли путём кремнистым до вершин.

Отчего нас в мир духовный тянет?
Отчего нам творчества – как мёд?
Может быть, мы инопланетяне?
Может быть, особенный народ?

ЗА  ГОРАМИ,  ЗА ЛЕСАМИ
 
Были годы тяжёлые бедствий,
Были раны войны, боли ран…
Вспомнил я про нолинское детство,
Вспомнил, чем нам был киноэкран

Все мы были пичужки-подранки.
Обогреты дыханьем, теплом
Милой Родины, киноэкрана
И чапаевской бурки крылом.

ДАВНО, ДРУЗЬЯ ВЕСЁЛЫЕ…
(К 100-летию Нолинской средней школы №1)

 
О, историческое зданье!
Стоишь ты крепко сотню лет.
Прими сердечное признанье,
Прими мой с нежностью привет!..
Как голубиное оконце,
Как на экзамене сирень,
Ты, школа, как второе солнце,
Что не зайдёт вовеки в тень.

 
Стали выпускниками факультета журналистики МГУ и друзья Кардашина по школьному литературно-творческому кружку -  высокий, крепко сбитый Николай Стяжкин и староста кружка, широкоплечий гимнаст  Виктор Беляев. Успешный корреспондент ТАСС, Николай будет отмечен званием заслуженного работника культуры. А Виктор отдаст свой талант одной из районных газет Кировской области. Насколько ярким был этот талант, можно судить по его стихотворным дружеским шаржам на школьных товарищей:

АРКАША БЛИНОВ,
член радиотехнического кружка

 
Чуть рехнулся – мчи к Блинову,
Не испытывая муки, 
Не крича мольбы слова:
Для тебя уже готова
Электроносветозвуко-
Ультрафотоголова!

ГЕША КОТЕЛЬНИКОВ
 
За него мильон порук -
В мире нет искусней рук:
Из ведра загнул часы
Просто сказочной красы,
Сколотил однажды он
Из полена патефон.
Может он –сомненья прочь! –
Воду в ступе растолочь.

Как видим, лирики в школе не ссорились, а дружили с физиками. Вот ещё одна дружеская эпиграмма Беляева:

          ЛЮДА ШИРЯЕВА 
Девичья память коротка.
А вот Ширяева, к примеру,
Вы умываетесь пока,
Дословно выучит Гомера!    
    
Перед тем, как были написаны эти стихи, староста сделал на литературно-творческом кружке доклад о гиперболе и литоте. Теория нашла применение в практике. Нет ничего практичнее верной теории.

Многие стихи Беляева иллюстрировал его смешливый друг Арис Сидоркин. Занятия в кружке ИЗО помогли ему поступить в художественный вуз и стать дипломированным архитектором. 

Одним из самых ревностных посетителей кружка изобразительного искусства был Юрий Мамаев.  Хороший лыжник, он увлекался многим в жизни.  В изобразительном искусстве– тоже: писал маслом и акварелью, рисовал пером и карандашом, резал по дереву, пробовал себя в чеканке. Прошли годы, и… «В1996 году в здании Саратовского оперного театра прошла персональная выставка его рисунков и акварелей. Она получила высокую оценку зрителей и прессы. Вот цитаты из «Книги отзывов»: «Чудесная выставка. Истинные художники ещё не перевелись. Картины – само совершенство». «Выставка прекрасна так же, как храм искусства, в котором она размещена» 

 

Юрий Мамаев (Автопортрет)

Развитию способностей юных художников помогали не только регулярно устраиваемые выставки их работ, но и привлечение наиболее активных потенциальных Перовых, Репиных и Кукрыниксов к выпуску стенгазет. В 50-60-е годы здесь хорошо проявили себя Галя Крестьянинова, Люба Житлухина, Толя Печонкин, Люда Потапова. Первая успешно окончит Кировское училище искусств, станет преподавателем рисования и в течение многих лет будет руководить районной методической секцией учителей ИЗО. Потапова заявит о себе работами на Всесоюзной выставке народного творчества в павильонах ВДНХ и персональной выставке в ГДР, победой в конкурсе на лучший проект въездной стелы для города Электросталь.

Сотрудничество юных художников и поэтов, их учёба в творческих кружках привели к тому, что на стенные газеты школы обратил внимание сотрудник Кировского областного института усовершенствования учителей А.И. Мильчаков, известный поэт. И в областной молодёжной газете «Комсомольское племя» появились полосы с копиями двух номеров сатирического «Ежа» Молотовской средней школы, а Кировский ИУУ в 1953 году издал брошюру о нём «Стенная сатирическая газета в школе». Вот несколько стихотворных текстов к карикатурам «Ежа»:

 
Здравствуй, милая моя,
Синенькие глазки!
Каждый день мне от тебя
И любовь, и ласки!
(Слова нерадивого ученика к «двойке»)
 
Как сделать ответ без конца и начала?
Молчанова сделала: только молчала.
 
На работе – как тюлени,
А с работы – как олени.

В 50-е годы обычные стенгазеты начали вытесняться светозвуковыми: в каждой из них 30 – 40 рисунков. Они последовательно демонстрировались в затемнённом помещении на экране с помощью проекционного фонаря. Тексты, которыми сопровождались рисунки, озвучивались через магнитофон. Показывались такие газеты по большим праздникам, перед большой аудиторией, как правило, при встрече Нового года.   В них отражались самые яркие события школьной жизни, с улыбкой одобрения или осуждения говорилось о положительном и отрицательном. 

В пёстром коллективе создателей светозвукогазет были «технари», чтецы, певцы, музыканты, художники, поэты. Особенно ценились те и другие в одном лице, - универсалы. Их требовала и создавала светозвукогазета.

Семиклассница Лера Ситникова сочиняет и записывает на магнитофонную ленту былину о своих сверстниках, сбежавших с урока немецкого языка: 

 
Как во нашей во школе во славной
Изучают науки мудрёные
Добры молодцы, славны витязи…
И напал на них иноземный враг.
Он пришёл с земли со неметчины
И привёл с собой силы многие,
Силы многие, страховидные.
Впереди стоят существительны,
Субстантивами называются.
А за ними-то прилагательны.
Станешь имя звать – язык сломится.
А вослед идут всё приставочки
Неделимые со глаголами.
А глаголы те идут троицей,
Идут троицей плечо к плечику:
Презенс, имперфект,
плюскуамперфект!
Как узрели ту силу грозную
Добры молодцы, славны витязи,
Сразу страх связал белы рученьки,
Зазуделися резвы ноженьки.
Не смогли они «Муттер» вымолвить,
Пали на землю, как подкошены…
- Не спастися нам во честном бою,
Так спасёмся ж мы в отступлении!

Сатира – бескровное наказание страшнее пистолета. Она необходима, поскольку безнаказанность открывает дорогу Злу. Дети понимают это. Они на стороне Добра и хотят быть борцами со Злом.

Сказанное относится ко всем детям. К детям войны, её «подранкам», особенно. Школа научила их владеть словом, и, повзрослев, они впечатляюще рассказали о времени и о себе. 

 
 
Городскую, прозрачную, звонкую –
Аттестат от отца невелик –
Вёз в санях, заметённых позёмкою,
Усечённый войною мужик.
Я не помню ни мамы, ни папы,
Однорукое помню добро…
По дороге еловые лапы
Осыпали меня серебром.
Восемь вёрст – далека ли дорожка,
Да ведь конь – волосьё да ребро.
Подтыкал мне возница одёжку:
Довезти бы до дому добро.
Дед, да бабка, да вьюга-позёмка
Принимали меня на крыльце,
Городскую, прозрачную, звонкую,
Доедаемую ТБЦ.
Измождённого, заиндевелого
Выпрягал мой возница коня,
А потом уцелевшею левою
По головке погладил меня.
Я теперь и в здоровье, и в силе,
Вспоминая о горестных днях,
Понимаю: со мной всю Россию
Вёз мужик на разбитых санях.
 
ГОД  1944
Четыре года снился он деревне –
Горячий, вдосталь и без лебеды.
И вот пахнул из печи запах древний
Ржаной муки, закваски и воды.
Землёй и хлебом пахло моё детство.
Перед землёй и хлебом не солгать!
Не Богом дан, а от крестьян в наследство
Достался мне мой труд – стихи слагать.
И я в долгу перед землёй и хлебом,
Перед людьми, любовью и добром,
Пока не расскажу, какое небо
В страду за жёлтым полем за бугром.

ххх
Не держи меня, моя держава,
Горьким хлебом дедовской земли,
Майских трав медовую отраву
Под ноги поутру не стели.
Больше я в любовь твою не верю,
Слух замкнув и взоры отвратив,
Бедами детей твоих измерю
Шёпот твой и трубный твой призыв.
Вправе ли судить тебя? Не вправе!
Грех, как грязью бросить в образа…
Но скажи: зачем во всей державе
У детей не детские глаза?
Озверевший брат идёт на брата,
Матери бросают сыновей,
И разбой идёт, гудит набатом
По просторам родины моей!
Отпусти! Уйду! Я жить не в силах
С ядом неразбавленным в крови…
Обернусь во гневе на Россию
И умру от горя и любви.

Можно ли сильнее выразить неравнодушие к судьбе родной земли?.. На доме в Нолинске, где жила Валерия Ситникова, одна из талантливейших поэтесс России, укреплена мемориальная доска с её портретом и двумя датами жизни. По существу, второй даты не должно быть.

 В одно время с Валерией Ситниковой училась в школе Вера Силантьева. Она лишилась родителей в первый год войны. Их заменили воспитатели Нолинского детского дома, директором которого был Евгений Павлович Вылегжанин, чуткий, умный педагог, талантливый артист-любитель, исполнитель эстрадных песен. Он поощрял тягу к искусству в своих воспитанниках. Детдомовец Коля Бажин прямо-таки рвался на сцену, чтобы блеснуть чтением юмористических стихов; Аля Лузева великолепно читала на концертах стихотворение Евгения Евтушенко «Армия», Нина Мокрецова посещала литературно-творческий кружок и стала одним из самых активных авторов издавшегося этим кружком «Литературного альманаха». Подруга Мокрецовой Силантьева тоже заразилась любовью к поэзии. Она постоянный автор сборников нолинского клуба поэтов «Воскресение».

 

Вера Силантьева

 Вот одно из её стихотворений:
 
ПОКОЛЕНИЕ, ОБОЖЖЁННОЕ  ВОЙНОЙ
Наверное, в меня вошла душа
Погибшего российского солдата.
И я пишу, волнуясь и спеша,
О тех, кто потеряли мужа, брата.

Обожжены безжалостной войной,
Мы – дети самых страшных лет России.
То было время тяжести тройной,
Которую, казалось, не осилить.

Страдаю, опалённая войной.
Мне никуда от памяти не деться,
И в ней тому вовеки не стереться,
Что пережито раненой страной.

Навылет я прострелена войной.
В глазах безрукие, безногие калеки
И те, кто в братских улеглись навеки,
Сроднённые в бою судьбой одной.

Рождением повязана с войной,
Я помню гимнастёрки, и шинели,
И песни о войне, что хором пели.
Они всегда, они всю жизнь со мной.

Не перестану о войне писать:
В ней мой народ предстал в таком величье!..
А ныне враг иной, в ином обличье.
Как прежде, надо Родину спасать.



 
Страница: 1  2  3  4  5  6
Пользователь
Добрый день: Гость

Группа: Гости
Вы с нами: дней
Случайное фото
Случайная статья
В.А.Ситникова. Рассказы "Про космос", "Про некошного".
Просмотров: 1063

Интервью с актрисой из Нолинска Екатериной Ершовой
Просмотров: 747

Александр Анфилатов. Звёздная пыль
Просмотров: 1217

Новое на форуме
Неразгаданные тайны Николаевского собора. Видео.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 19.06.2019
Ответов: 0
Нолинчанин в Книге рекордов мира. Видео.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 25.05.2019
Ответов: 0
Прогулка по Нолинску. Видео.
Автор: Анна
Форум: Обовсем
Дата: 19.05.2019
Ответов: 0
Поэзия нолинчан
Песни на стихи Галины Минченковой
Просмотров: 1779

Дню Победы посвящается. Стихи Нолинских поэтов
Просмотров: 1116

Павел Куншин. Избранные стихотворения
Просмотров: 1073

Поговорки
Погода в Нолинске

влажность:

давл.:

ветер:

Нолинск автовокзал

При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! Copyright MyCorp © 2019